Анализ стихотворения цветаевой «в раю»

анализ стихотворения цветаевой «в раю»

  • Автор стихотворения, Марина Ивановна Цветаева, поэт Серебряного века, не относится ни к одному литературному направлению. Стихотворение «В раю» было включено во второй сборник «Волшебный фонарь» (1912). История создания стихотворения, воссозданная самой Цветаевой и прокомментированная А. Саакянц, любопытна. «В раю» было послано на конкурс, организованный Брюсовым (в качестве темы были заданы строки из «Пира во время чумы» Пушкина: «Но Эдмонда не покинет Дженни даже в небесах»). Как настаивала Цветаева, стихотворение было написано до объявления конкурса. Но даже если это так, то, посылая свое произведение на конкурс, организованный Брюсовым, Цветаева не могла не вступить в своеобразный спор-диалог с ним.
    Безусловно, не может быть уверенности, что Цветаева помнила брюсовское стихотворение 1903 г. «К близкой», включенное, однако, и в «Пути и перепутья», но на уровне исследования сходства и различия поэтики двух художников возможно сравнить цветаевское «В раю» и названное стихотворение Брюсова. Оба произведения — брюсовское в большей степени, цветаевское в меньшей — восходят к жанру любовного послания. В обоих — сходство в теме: размышления о любви, перешагнувшей смерть. Сама тема не новая для мировой лирики, но излюбленная символистами и Брюсовым. В стихотворении Брюсова земное предстает как «былое», душа — «преображенной», «от всех условий бытия.. . отрешенной». Возникает традиционная для лирики ситуация: лирический герой, мир которого венчает «бездонные высоты», вызывает к любимой и она отвечает на зов из бездны. Так любовь и космос оказываются равновеликими.
    Совсем по другому решается эта тема у Цветаевой. Если лирический герой Брюсова «былое отряхает», то над лирическим героем Цветаевой прошлое не потеряло свою силу: «Воспоминанья слишком давят плечи, Я о земном заплачу и в раю». Цветаева декларирует приверженность земному. И совершенно неожиданен финал стихотворения Цветаевой. У Брюсова размышления о смерти должны были подчеркнуть силу любви лирического героя, Цветаева же подчеркивает трагическую обреченность любви и в земном мире, и в некоем небытии: «Ни здесь, ни там, — нигде не надо встречи, И не для встреч проснемся мы в раю! «.
    Однако по своей системе приемов «В раю» во многом сходно с символистской вообще и с брюсовской, в частности, лирикой. Это сказалось и в использовании повтора начальной строки из первой строфы в последней строфе («Воспоминанье слишком давит плечи… «), и в широко распространенном с легкой руки Брюсова ритмическом перебиве в последней строке первых трех строф. Цветаева прибегает к перекрестной рифмовке четверостиший, но вторая и четвертая строки не совпадают, последняя как бы усечена:

    Где сонмы ангелов летают стройно



    Где арфы, лилии и детский хор,

    Где все покой, я иду беспокойно

    Ловить твой взор.

    Впоследствии Цветаева сделает, перебив одним из важнейших своих приемов, придав тем самым русской «книжной» поэзии новое качество, сближающие ее с народным стихосложением, но генетически этот прием будет восходить к Брюсову.




Предыдущий:

Следующий: