Литературная композиция Я стала песней и судьбой…

Оформление:

фотографии А. Ахматовой
разных лет, её портреты, написанные А.
Модильяни, Н. Альтмана, аудиозаписи – «Анна
Ахматова. Стихи и проза. Читает автор»,
записи классической музыки.

И лесть, и клевета – какие это
крохи
В сравненье с бременем святого ремесла,
Для той, что на ветру под грозами эпохи
Честь наших русских муз так высоко несла.

Н. Рыленков

(Эпиграф пишется на доске.)

Ведущий

(фоном звучит «Аве Мария» Баха
- Гуно)
:

Я знаю женщину: молчанье,
Усталость горькая от слов,
Живёт в таинственном мерцанье
Её расширенных зрачков.

Её душа открыта жадно
Лишь мерной музыке стиха,
Пред жизнью дольней и отрадной
Высокомерна и глуха.

Неслышный и неторопливый,
Так странно плавен шаг её,
Назвать нельзя её красивой,
Но в ней всё счастие моё.

Эти стихи Николай Степанович Гумилёв
посвятил Анне Андреевне Ахматовой. «Хорошо
прожитая жизнь – долгая жизнь». Это
изречение Леонардо да Винчи по отношению к
Анне Ахматовой справедливо вдвойне. Она не
только хорошо, достойно прожила свою жизнь,
но срок, отпущенный ей на земле, и в самом
деле оказался удивительно долгим.

Ведущая:

Анна Андреевна родилась 11 (23)
июня 1889г. под Одессой (Большой Фонтан). Вот
как пишет Ахматова в автобиографии, которую
назвала «Коротко о себе». «Мой отец был в то
время отставным инженером – механиком
флота. Годовалым ребёнком я была перевезена
на север – в Царское Село. Там я прожила до
16-ти лет. Мои первые воспоминания –
царскосельские: зелёное, сырое великолепие
парков, выгон, куда меня водила няня,
ипподром, где скакали маленькие пёстрые
лошадки, старый вокзал и нечто другое, что
впоследствии вошло в «Царскосельскую оду».

1-й чтец

(Стихотворение «Царскосельская
ода», фоном звучит концерт Вивальди «Времена
года». Зима.)
:

А в переулке забор дощатый…
Н. Гумилёв

Настоящую оду
Нашептало… Постой,
Царскосельскую одурь
Прячу в ящик пустой,
В роковую шкатулку,
В кипарисный ларец,
А тому переулку
Наступает конец.
Здесь не Темник, не Шуя –
Город парков и зал,
Но тебя опишу я,
Как свой Витебск – Шагал.
Тут ходили по струнке,
Мчался рыжий рысак,
Тут ещё до чугунки
Был знатнейший кабак.
Фонари на предметы
Лили матовый свет,
И придворной кареты
Промелькнул силуэт.
Так мне хочется, чтобы
Появиться могли
Голубые сугробы
С Петербургом вдали.
Здесь не древние клады,
А дощатый забор,
Интендантские склады
И извозчичий двор.
Шепелявя неловко
И с грехом пополам,
Молодая чертовка
Там гадает гостям.
Там солдатская шутка
Льётся, желчь не тая…
Полосатая будка
И махорки струя.
Драли песнями глотку
И клялись попадьёй,
Пили допоздна водку,
Заедали кутьёй.
Ворон криком прославил
Этот призрачный мир…
А на розвальнях правил
Великан-кирасир.

Ведущая:

«Каждое лето я проводила под
Севастополем, на берегу Стрелецкой бухты, и
там подружилась с морем. Самое сильное
впечатление этих лет – древний Херсонес,
около которого мы жили».

Ведущий:

Читать Ахматова училась по
азбуке Льва Толстого. Первое стихотворение
написала, когда ей было 11 лет. Стихи
начинались для неё не с Пушкина и
Лермонтова, а с Державина и Некрасова.
Любовь к этим поэтам ей привила мать – Инна
Эразмовна Стогова. В молодости она
принадлежала к кружку, связанному с «Народной
волей».

Ведущая:

Училась Анна в Царскосельской
женской гимназии. Божеством Царского Села,
его солнцем был для юной гимназистки Ани
Горенко, конечно, Пушкин. Их сближала тогда
даже сходство возраста: он – лицеист, она –
гимназистка, и ей казалось, что его тень
мелькает на дальних дорожках парка.

2-й чтец:

(Стихотворение «Смуглый отрок
бродил по аллеям…»)
:

Смуглый отрок бродил по аллеям,
У озёрных грустил берегов,
И столетие мы лелеем
Еле слышный шелест шагов.

Иглы сосен густо и колко
Устилают низкие пни…
Здесь лежала его треуголка
И растрепанный том Парни.

Ведущий:

Когда-то Гёте советовал: если
хочешь понять душу поэта, поезжай в его
страну. Он имел в виду родину как страну
детства. Ведь детство и юность чаще всего
действительно определяют голос
просыпающейся Музы. Но в стране детства и
юности Анны Ахматовой – параллельно и
одновременно с Царским Селом – были и
другие места, значившие для её поэтического
сознания очень много.

Если перечитать её ранние стихи, в том
числе и те, что собраны в первой книге «Вечер»,
считающейся насквозь петербургской, то мы
невольно удивимся, как много в них юных,
морских реминисценций.

Ведущая:

В своей первой поэме – «У
самого моря», написанной в 1914г., она
воссоздала поэтическую атмосферу
Причерноморья, соединив её со сказкой любви.

3-й чтец

(Читается отрывок из поэмы «У
самого моря». Фоном звучит танец из « Орфея
и Эвридики» Глюка ):

Бухты изрезали низкий берег,
Все паруса убежали в море,
А я сушила солёную косу
За версту от земли на плоском камне.
Ко мне приплывала зелёная рыба,
Ко мне прилетала белая чайка,
А я была дерзкой, злой и весёлой
И вовсе не знала, что это – счастье.
В песок зарывала жёлтое платье,
Чтоб ветер не сдул, не унёс бродяга,
И уплывала далеко в море,
На тёмных, тёплых волнах лежала.
Когда возвращалась, маяк с востока
Уже сиял переменным светом,
И мне монах у ворот Херсонеса
Говорил: «Что ты бродишь ночью?»

Ведущий:

В поэтической топонимике
Ахматовой занял своё место и Киев, где она
училась в последнем классе Фундуклеевской
гимназии, где в 1910г. вышла замуж за Николая
Степановича Гумилёва, где написала великое
множество стихов и окончательно
почувствовала себя поэтом.

И всё же главнейшее и даже определяющее
место в жизни, творчестве и судьбе
Ахматовой занял Петербург. Петербург стал
её подлинной духовной родиной. «Город славы
и беды » – называет она Петербург, а затем и
Ленинград. Уже первые читатели ахматовских
книг, хотя и любили называть её русской Сафо,
всегда говорили, что она являет собой как бы
классический тип петербурженки, что её
поэзия неотделима ни от Летнего сада, ни от
Марсового поля, ни от Невского взморья, ни
от белых ночей, воспетых Пушкиным и
Достоевским.

Ведущая:

Первая книга стихов «Вечер»
вышла в издательстве «Цех поэтов» в марте
1912г. До революции 1917г. вышло ещё два
сборника «Чётки» и «Белая стая». Лирика
Ахматовой – почти исключительно лирика
любви. Любовь в стихотворениях поэтессы –
чувство живое и подлинное, глубокое и
человеческое, тронутое печатью
облагораживающего страдания.

4-й чтец, 5-й чтец

(Стихотворения «Любовь»,
«Сжала руки под тёмной вуалью…». Фоном
звучат «Грёзы любви» Ф. Листа)
:

То змейкой, свернувшись клубком,
У самого сердца колдует,
То целые дни голубком
На белом окошке воркует,

То в инее ярком блеснёт,
Почудится в дрёме левкоя…
Но верно и тайно ведёт
От радости и от покоя.

Умеет так сладко рыдать
В молитве тоскующей скрипки,
И страшно её угадать
В ещё незнакомой улыбке.

Сжала руки под тёмной вуалью…
«Отчего ты сегодня бледна?»
– Оттого, что я терпкой печалью
Напоила его допьяна.

Как забуду? Он вышел, шатаясь,
Искривился мучительно рот…
Я сбежала, перил не касаясь,
Я бежала за ним до ворот.

Задыхаясь, я крикнула: «Шутка
Всё, что было. Уйдёшь, я умру».
Улыбнулся спокойно и жутко
И сказал мне: «Не стой на ветру».

Ведущий:

Можно считать, что вся любовная
лирика в сборниках «Белая стая» и «Подорожник»
посвящена Борису Васильевичу Анрепу. В
первом сборнике – 17 стихотворений, а во
втором – 14. Да и вплоть до последних лет
жизни ему адресовано много стихотворений.
Можно сказать об «анреповском цикле» в
творчестве поэтессы. Вот одно
стихотворение, посвящённое художнику и
поэту.

6-й чтец

(Стихотворение «Ты –
отступник: за остров зеленый…». Фоном
звучит вокализ Рахманинова)
:

Ты – отступник: за остров зелёный
Отдал, отдал родную страну,
Наши песни, и наши иконы,
И над озером тихим сосну.

Для чего ты, лихой ярославец,
Коль ещё не лишился ума,
Загляделся на рыжих красавиц
И на пышные эти дома?

Так теперь и кощунствуй, и чванься,
Православную душу губи,
В королевской столице останься
И свободу свою полюби.

Для чего ж ты приходишь и стонешь
Под высоким окошком моим?
Знаешь сам, ты и в море не тонешь,
И в смертельном бою невредим.

Да, не страшны ни море, ни битвы
Тем, кто сам потерял благодать.
Оттого-то во время молитвы
Попросил ты тебя поминать.

Ведущая:

Первая мировая война… В те
годы, годы войны, её лирика впервые
становилась гражданственной, в неё
вплелись ноты плача, отклики великой
народной беды. Для неё война стала
всепоглощающей катастрофой, своей и общей
трагедией. Вспомним эти стихи, написанные
через год, летом 1916г., и названные ею «Памяти
19 июля 1914» – памяти первого дня войны.

Ведущий:

Всё более властно заявляла о
себе в её поэзии тема России, тема Родины.

7-й чтец

(Стихотворение «Молитва».
Фоном звучит концерт №2 для фортепиано с
оркестром Рахманинова)
:

Дай мне горькие годы недуга,
Задыханья, бессонницу, жар,
Отыми и ребёнка, и друга,
И таинственный песенный дар –
Так молюсь за твоей литургией
После стольких томительных дней,
Чтобы туча над тёмной Россией
Стала облаком в славе лучей.

Своего рода итогом пройденного Ахматовой
до революции пути следует считать её
стихотворение «Мне голос был. Он звал
утешно…», написанное в 1917г. Стихотворение
направлено против тех, кто в годину суровых
испытаний собрался бросить Родину.

8

-й чтец (Стихотворение «Мне голос
был»)
:

Мне голос был. Он звал утешно,
Он говорил: «Иди сюда,
Оставь свой край глухой и грешный,
Оставь Россию навсегда.
Я кровь от рук твоих отмою,
Из сердца выну чёрный стыд,
Я новым именем покрою
Боль поражений и обид».
Но равнодушно и спокойно
Руками я замкнула слух,
Чтоб этой речью недостойной
Не осквернился скорбный дух.

Ведущая:

Главное, что отделило Ахматову
от эмигрантов, это чувство патриотизма,
всегда бывшее очень сильным у неё. Не
понимая истинного смысла революции, – и в
этом отличалась от Блока и тем более от
Маяковского, – Ахматова относилась к
развёртывавшимся перед нею событиями
революции и гражданской войны с позиции
сложившихся у неё взглядов. Она не
отвернулась от революции, не встала в позу
судии. Она смотрела на мир трезво и видела
неукротимый народный взрыв, несущий
каждому отдельному человеку небывалое
количество горя и бед. Твёрдое решение не
покидать Родину было вызвано в то время не
столько политическими надеждами, сколько
невозможностью для неё существовать в
разлуке с родной землёй. В обстановке
гражданской войны, разрухи, военного
коммунизма сама поэтесса воспринимала своё
решение остаться, как крест, добровольно на
себя принятый. Вместе с обретением
горчайшего опыта в ней крепла и уверенность
в исторической правоте тех, кто остался на
Родине: «И знаем, что в оценке поздней
оправдан будет каждый час…»

Ведущий:

До 1923г. вышло 5 стихотворных
книг Ахматовой. После этого, в течение 43 лет,
ей не удалось выпустить ни одной новой
книги. После постановления ЦК ВКП(б) «О
политике партии в области художественной
литературы» её перестали печатать в
журналах и альманахах, приглашать на
литературные вечера. Многие стихи,
написанные в 1920 – 1940-е годы, Ахматова
хранила только в своей памяти или доверяла
заполнить их близким людям. Некоторые стихи
тех лет Анна Андреевна решилась записать
только в последние годы. Наверное, в истории
России не было страшней 15-ти предвоенных
лет. Не было чернее их и в жизни Ахматовой.
Это годы тяжких для неё испытаний. Она
оказалась свидетельницей не только
развязанной фашизмом Второй мировой войны,
вскоре пришедшей и на землю её Родины, но и
другой, не менее страшной войны, которую
повели Сталин и его приспешники с
собственным народом. Чудовищные репрессии
30-х годов, обрушившиеся едва ли не на всех
друзей и единомышленников Ахматовой,
разрушили и её семейный очаг: вначале был
арестован и сослан сын, Лев Гумилёв, который
провёл 18 лет в лагерях, а затем и муж –
Николай Николаевич Пунин. Сама Ахматова
жила в эти годы в постоянном ожидании
ареста. В длинных и горестных тюремных
очередях, чтобы сдать передачу сыну и
узнать о его судьбе, она провела, по её
словам, 17 месяцев. В глазах властей она была
человеком крайне неблагонадёжным: женой,
хотя и разведённой, «контрреволюционера» Н.
Гумилёва, расстрелянного в 1921г., матерью
арестованного «заговорщика» Льва Гумилёва
и, наконец, женой (правда, тоже разведённой)
заключённого Н. Пунина. «Муж в могиле, сын в
тюрьме, Помолитесь обо мне…» – писала она в
«Реквиеме». Её жизнь постоянно висит на
волоске, и, подобно миллионам других людей,
она с тревогой прислушивалась к любому
стуку в дверь. Лишённая возможности писать,
Ахматова вместе с тем пережила именно в те
годы величайший творческий взлёт. В своей
скорби, мужестве, гордости и творческом
гонении она не была одинока. Такая же судьба
выпала на долю большинства художников –
Мандельштама, Пильняка, Булгакова…

Ведущая:

Главным творческим и
гражданским достижением Ахматовой в 30-е гг.
явилось создание ею поэмы «Реквием»,
посвящённой годам «большого террора» –
страданиям репрессированного народа.

(Звучит поэма «Реквием» в исполнении А. А.
Ахматовой.)

Ведущий:

Война застала Ахматову в
Ленинграде. Она не хотела уезжать из города
и, будучи эвакуированной и живя затем в
течение 3-х лет в Ташкенте, не переставала
думать и писать о покинутом городе. Таковы,
например, её стихи, посвящённые
ленинградским детям.

9-й чтец

(Стихотворение «Постучись
кулачком – я открою». Фоном звучит прелюдия
до – диез минор Рахманинова )
:

Постучись кулачком – я открою.
Я тебе открывала всегда.
Я теперь за высокой горою,
За пустыней, за ветром и зноем,
Но тебя не предам никогда…
Твоего я не слышала стона,
Хлеба ты у меня не просил.
Принеси же мне ветку клёна
Или просто травинок зелёных,
Как ты прошлой весной приносил.
Принеси же мне горсточку чистой,
Нашей невской студёной воды,
И с головки твоей золотистой
Я кровавые смою следы.

Ведущая:

Впервые два имени Ахматовой и
Зощенко соединились в конце сентября 1941 г. в
Москве, куда их вызвал Фадеев по вопросу об
эвакуации. Скоро им предстояло соединиться
в чудовищном документе 1946 г. Знаменитое
собрание в Смольном, выступление Жданова, а
затем роковое постановление о журналах «Звезда»
и «Ленинград». Это была беспримерная по
жестокости и цинизму гражданская казнь,
постигшая по какому-то трудно объяснимому
указанию именно Ахматову и Зощенко, – в
назидание и устрашение всей «художественной
интеллигенции».

Ведущий:

В последние годы А. А. Ахматова
работала очень интенсивно: помимо
оригинальных стихов, много переводила,
писала мемуарные эссе, готовила книгу о
Пушкине. К ней пришла всемирная слава.
Поэтессе вручается международная
литературная премия «Этна — Таормина» в
Италии, присваивается звание почётного
доктора литературы Оксфордского
университета. Она вновь, как и в молодости,
побывала в Риме, в Париже, В Англии. На
Родине же она всё чаще проводит дни и месяцы
в больницах, подолгу живёт у друзей в Москве
или в маленьком дачном домике в Комарове,
под Ленинградом.

Ведущая:

А. А. Ахматова умерла в марте 1966
г. Отпевали её в храме Николы Морского и
похоронили на кладбище в Комарове, где под
соснами она обрела свой последний покой и
приют.

10-й чтец

(Стихотворение « Забуду? – вот
чем удивили!». Фоном звучит прелюдия ля –
мажор Шопена)
:

Забудут? – вот чем удивили!
Меня забывали сто раз,
Сто раз я лежала в могиле,
Где, может быть, я и сейчас.
А Муза и глохла и слепла,
В земле истлевала зерном,
Чтоб после, как Феникс из пепла,
В эфире восстать голубом.

Ведущий:

Имя Ахматовой – одно из
немногих имён русской поэзии XX века,
отмеченных в десятилетиях неизменностью
читательских симпатий. Стихи, посвящённые
ей, составили бы больше томов, чем все её
сочинения.

11-й чтец

(Стихотворение Ирины
Маляровой «Есть на земле счастливые сердца…».
Фоном звучит прелюдия ми – минор Шопена)
:

Есть на земле счастливые сердца,
По капельке, по искорке, по вздоху
В себя переселившие эпоху,
Ей верные до самого конца.

Когда такой уходит человек,
Живые по нему часы сверяют.
И время на секунду замирает
И лишь потом выравнивает бег.

О, времени сердечный перебой!
За ним дыханье следует второе,
Неистребима жизнь! Её прибой
И тихий берег вечного покоя

Ещё дороже станут в память той,
Что ничего не унесла с собой.

Литература:

  1. Ахматова А.А. Избранное. – Смоленск:
    Русич, 2006. – 640 с. – («Библиотека поэзии»).
  2. Об Анне Ахматовой: Стихи, эссе,
    воспоминания, письма /Сост.: М. М. Кралин. –
    Л.: Лениздат, 1990. – 576 с.




Внимание, только СЕГОДНЯ!

Следующий: