История 1. Глава Шестая. Прощальный бал

Глава Шестая

Прощальный Бал

«Солнце уже мерцает на небосклоне?.. Кто меня будит?..» – плотно сомкнув веки, Беовел отогнал его ногой и услышал:

– Ник, ты что делаешь?! Это я! Серж!

Парень открыл глаза и, щурясь из-за ярких лучей, разглядел волшебника: «Как рано в Примарисе наступает утро!»

– Чего тебе?.. – невнятно спросил лейтенант; тем не менее маг всё понял.

– Ник, сегодня устроят прощальный бал в нашу честь! Представляешь?! – глаза Рунасье радостно заблестели.

– Да? – заинтересовался юноша. – А девушек уже оповестили?

– Еще бы! Винус и Энн потратили время, нужное на убийство как минимум тысячи демонов в одиночку, пока примеряли платья и делали прически. Хотя, наверное, они этим заняты до сих пор.

– А ты кого-нибудь уже пригласил? Туда же придется идти с парой? Или нет?

– Ну, – засмущался Серж, – да, ты прав. Будут и танцы. Я, э… пригласил Свету…

– Кого-кого? – не понял Ник, вроде никого с таким именем они еще не встречали.

– Так зовут леди Фламму. Светлана, сокращенно Света, – пояснил юный маг и зарделся красками.

– Понятно… Придется одеваться, – парень заставил-таки себя встать и подойти к гардеробу, который заполнился разными шмотками только этим утром. – Серж, а что надеть на бал? Не в латах же идти…

Маг порылся в шкафу и, выбрав парочку костюмов, дал их примерить. Остановившись на темно-синем наряде, Ник отделался от волшебника под первым попавшимся предлогом и отправился на поиски Венеры: «Она девушка очень и очень видная! Можно и опоздать с приглашением!»

К дворцу с трех сторон примыкали сады, в которых переплеталось множество аллей с ухоженными рядами цветущих кустов роз, тюльпанов и орхидей. Поэтому пришлось изрядно побродить, прежде чем наткнуться на Винус у фонтана, встроенного в каменную стену, зачем-то возведенную меж двух раскидистых ясеней. Девушка склонила голову над раковиной и подставила роскошные волосы под струю теплой воды. «Видимо, сотворение грандиозной прически еще предстоит пережить этому миру», – любуясь Венерой, Ник сам не заметил, как подошел к ней:

– Привет, Винус!

Девушка перестала заниматься собой и направила на него свой очаровательный взор:

– Привет, Ник.

– Винус, в этот лучезарный день, смотря в твои ясные глаза и удивляясь золоту твоих несравненных волос, я говорю: пойдешь со мной на бал?

– Я удивлена только твоему ломаному красноречию… Я согласна, но танцуй без меча: он мешает!

– Несомненно, леди Рилайд.

– Всё, иди, лейтенант Беовел. А не то… – пригрозила пальчиком волшебница.

– Я уже ушел.

Если быть точнее, то в припрыжку убежал с возгласами радости, будто мальчишка, словно почувствовал себя гладиатором, сразившим всех оппонентов. Как смешно будет вспоминать об этом потом, Ник был уверен в этом…

Добравшись до дворца и свернув неосторожно за угол, он врезался в Энн. Та от испуга выронила фиолетово-оранжевый свиток, а упав на колени и подняв манускрипт, сразу же спрятала его за спину.

– Привет, Энн. Как дела?

– Да нормально, – мисс Ностис натянула блеклую улыбку.

– Нет, что-то случилось. Что?

– Потом, Ник, потом, – с придыханием проговорила юная ведьма и, оттолкнув парня, скрылась в саду, прижав свиток к груди.

Радостное блаженство тотчас же сменилось озадаченностью…

* * *

Наступил вечер. Дворец украсили ледяными скульптурами: единорогами, грифонами, драконами и другими сказочными существами, сотворенными талантливейшими волшебниками королевства. Стали собираться гости, а Ник, размышляя над тем, какая муха укусила мисс Ностис, ждал Венеру около ее комнаты. Наконец дверь отворилась, и вышла она, вытеснив мысли о ведьме из головы. Ее шикарное платье василькового цвета могло сравниться только с фигурой (пускай они в принципе и несопоставимы), а в уложенных волосах держался черепаховый гребень. Венера улыбнулась – эта улыбка была дороже всех благ.

– Добрый вечер, Ник! – поздоровалась девушка.

– Отлично выглядишь, – сделал он комплемент; нужно же с чего-то начать.

– Ты тоже неплохо, – ответила на него Винус.

– Ну, пойдем…

Ник взял ее за руку, и девушка вновь улыбнулась своей очаровательной улыбкой, силы которой куда веселее, чем самое могущественное заклятье. Парочка проследовала в феерически огромный главный зал. Высокий потолок-купол с многоярусными люстрами зрительно еще больше расширял пространство. Условно можно было разделить помещение на две части: в одной стоял ломящийся от изысканных блюд стол, а в другой находилась площадка для танцев.

Гости не успели опомниться, как вдруг на чуть приподнятую сцену взошел глашатай короля в каком-то зеленом платьице и колпаке, чтобы возвестить:

– Прощальный бал, посвященный защитникам принцессы Катрин, объявляется открытым!

Придворный оркестр заиграл, и ничего не оставалось, кроме как взять Венеру за талию и положить ее руку себе на плечо. Девушка засверкала в танце, затмив всех других. «До чего же она хороша! – не верил своему счастью Ник. – Мне не хочется ее отпускать!» – парню показалось, что Винус прочла эти мысли. Поэтому, когда она уткнулась ему в грудь, стало чертовски неловко, и его взгляд в скупой надежде, что так муки минуют скорее, скользнул в сторону. На балу присутствовали все члены эскорта кроме Эмили, которую так и не удалось пока увидеть, магистра Хонора да юной ведьмы с гвардейцами (куда это она ни с того ни с сего пропала?!). Серж кружился в вальсе со своей белокурой, хм, возлюбленной – можно было в этом удостовериться, посмотрев лишь на его сверкающие счастьем глаза. Радостный, барон Фон Кувер опустошал темную бутылку около стола. Принцесса Катрин танцевала со своим отцом…

Словом, среди присутствующих не было печальных лиц, но одно, лорда Дируса, выглядело задумчиво. Пускай веселый дурман вина, праздника и витал вокруг, ничто не могло изменить гримасу полководца.

– Винус, отпустишь?

– У меня есть выбор? – хмыкнула заклинательница.

– Выбор есть всегда.

– Иди и не возвращайся! – откинула девушка юношу элегантным игривым движением рук и тут же примкнула к удивившемуся такому повороту событий лорду Эдимору, который сразу же начал вальсировать с ней с большим удовольствием.

Провожая это действо ревнивым взглядом, Ник оттащил себя к главнокомандующему, по пути перехватив у слуги бокал вина.

– Простите, магистр Дирус, – начал осторожно лейтенант, – что за дума не отпускает вас во время праздника?

– Ты не поймешь, юный Беовел…

– Нет-нет, скажите!

– Ладно, так и быть, – нехотя согласился паладин. – С тех пор как вернулась леди Фламма, сила в Альдере ведет себя очень странно, хаотично: ее как будто что-то приводит в движение… Такое ощущение, что в наш город проник воин невероятной мощи или демон, который мастерски скрывает свое присутствие, и это устроило целый шторм силы. Впрочем, не твоего ума это дело. Иди танцуй или пей. Пока еще жив, радуйся!..

– Бывайте, магистр, – осталось юноше сдаться под напором столь веских доводов и осушить бокал.

Ник отошел к столу, чтобы налить еще вина, и, потянувшись за красивой бутылью благородного напитка, случайно ее опрокинул. Мгновенно подбежали слуги и принялись вытирать пол. Даже стало немножко стыдно. И всё бы нормально, но вино разъело тряпку! «Больше похоже на кислоту… – подумал юноша в холодном поту. – Кто-то хотел убить меня? Или кого-то другого?»

И вдруг посредине зала из синего столба света материализовалась статная девушка и без сил рухнула на пол. Звуки праздника тут же умолкли, началась паника. Несмотря на это, взор с интересом коснулся прибывшей и первым делом отметил ее густые коричнево-рыжие кудри. Темно-голубые глаза незнакомки могли сравниться своей утонченностью с глазами Венеры; походная мантия была сшита из синего шелка.

– Воды, медицину! – заорал лорд Дирус, махая рукой различным слугам по направлению своих приказаний, и склонился над девушкой: – Девочка, Эмили!.. Что ты узнала? Что?

– Бенедикт сковал смерть надежно… А по принцессе… Есть предатель… Он здесь… Благородная кровь… – еле пролепетала волшебница.

– Какой-то лорд?

– Лорд Ихрес, – вмешался Ник в разговор, – не так ли, Эмили?

Колдунья замотала головой, показывая всем своим видом, что, дескать, так.

– Лорд Ихрес! – прогромыхал Дирус. – Я вызываю тебя на бой! Ты предал нас!

От толпы отделился худощавый мужчина с проплешинами и козлиной бородкой. Он подбежал к стене и вытащил из прислоненной к ней оружейной стойки меч.

– Где доказательства, что я предатель? – возбужденно проверещал лорд, держа клинок наготове.

– У нас их более чем достаточно. Вызываю тебя на бой! Ты опозорил Унию! – прокричал магистр, заклятием притянув меч, мирно висевший на стене как украшение.

Образовался круг, в котором остались Дирус и Ихрес.

– Этот бой безумие! Драться без брони… – доносилось из толпы. – Так они прикончат друг друга!

Полководец начал атаковать, выкрикивая различные заклятия силы. Несмотря на по определению неравный бой в пользу магистра, лорд Ихрес держался достойно. Всё же скоропостижно Дирус выбил из рук предателя меч и подставил свой к его горлу.

– Ты заплатишь за все погибшие души! Заплатишь… – яростно проговорил полководец.

– Глупец! Вы все глупцы! Начинается война! Уния рушится, а рейгнумы отстраняются от нее! Скоро Альдер возьмут в осаду люди Фокуса I! И никто не спасет вас! – хрипло, но четко и красочно обрисовал будущее Ихрес.

– Как ты посмел! – заорал Дирус и занес клинок для заключительного удара, но тут из толпы вышел Ник, стиснув рукой меч, также снятый со стены, и загородил лорда:

– Магистр, нельзя убивать безоружного! Или вам важна месть более чести? Началась война, а что делаем мы? Боремся с мелкими лордами?! Необходимо набрать огромную армию и контратаковать врага!

В зале повисла тишина, даже самого парня удивила его же речь. Дирус, всё еще красный как рак, гневно отбросил оружие.

– Лорд, лейтенант Беовел прав! Это самосуд, – примкнул к нему Эдимор.

– Помни, Дирус, что когда-нибудь тебя самого могут осудить… те, кто считают тебя врагом так, как ты – Ихреса, – тихо и загадочно прошептал Ник, будто от чужого лица.

В этот момент на сцену поднялись король, магистр Фурон (тот самый старик, который сделал замечание по поводу опоздания на совет) и незнакомый гном с белоснежной бородой.

– Верные подданные, – обратился Годел ко всем присутствующим, – как видите, Огненное королевство не сдержало клятву верности. Наша разведка донесла, что в отряд по спасению принцессы затесался предатель… – король печально вздохнул, намереваясь продолжить речь, но его оборвал чей-то голос:

– Принц Уолберт собирает ополчение! Он отправляется на границу с Леорджией!

– Что?! – взревел Дирус. – Как вы могли допустить это?! Мальчишка неопытен! Он погубит этих людей! Король, я прошу вас передать командование в мои руки!

– Я разрешаю вам принять командование, – утвердил Годел Второй и покинул зал с темной гримасой на лице; полководец тотчас же выбежал следом – похоже, он не отправится завтра на задание.

Гном, когда толпа успокоилась, обратился ко всем:

– Противостоять мощи нашего королевства не мог никогда враг, а теперь по просторам Примариса разгуливает свободно. Пускай в сердцах правителей потух свет, не потух он в сердцах паладинов и воинов силы. Прежде чем в атаку идти, сперва нужно решить, что с предателями делать и где пополнение армии набрать.

– Повесить! – выкрикнул кто-то, отвечая на первый вопрос.

– Нет, – продолжил бородатый магистр, как понял Ник. – Ихреса отпустим мы в рейгнум его собственный, отметив клеймом вечным. Будет выдворен он без надежды на возвращение. Под знаменами изгнанного не будет сражаться ни один воин. А по поводу армии… Магистр Фурон, расскажите за старого гнома легенду?

– Почту за честь, магистр Артифекс. Древние записи гласят, что где-то в северных горах Второй стены затеряна армия предков – големов, похожих на людей. Именно она может спасти нас, эта затерянная армия. По нашим данным, Огненное королевство выдвинуло более пяти тысяч наездников для вторжения в Примарис. Это войско в разы превосходит наше по численности. Так что все лорды, которые лояльны нам, должны помочь поисковым отрядам… – договорил Фурон и ушел восвояси вместе с гномом, пожелавшим напоследок:

– Духом крепитесь, времена тяжелые грядут…

В зале повисла тишина. Никто не решался заговорить первым. Все были чертовски шокированы, и…

«ВШУХ!» – швырнули в Ника сгусток темной энергии из маленького оконца слева.

«Уклонюсь? – смотрел он на неумолимую кончину. – Не тут-то было: мои движения скованы!»

Лорд Эдимор подался вперед и, вырвав из рук парня клинок, отразил заклятье. Лезвие потускнело после этого.

– Вас хотел убить искусный чародей, – прошептал спаситель.

Бледный, юноша под провожающими его взглядами ретировался в свою комнату: «Сегодня началась война, меня пытались дважды убить и никто не дал ни одного объяснения. Блеск!»

* * *

Ник проснулся на рассвете. С того дня решил много не спать. А то вдруг кто-нибудь еще задушит во сне! В голове одно: сомнение-сомнение-сомнение… «Тот, кто хотел меня убить, мог быть багровым рыцарем. Но всё же… если это предатель из нашего отряда, то кто?.. Хонор. Только его не было на балу! И только у него есть повод меня прикончить!.. – наплевав на угрюмые мысли, Беовел отправился в город на поиски Энн. – Где она пропадает? Вдруг и ее пытались убить?..»

Проплывая медленной поступью мимо различных лавочек, парень, уловив аромат, похожий на парфюм мисс Ностис, завернул в темный переулок и вгляделся в окно грязного кабака с вывеской «Выпивка Нечисти».

«Что ж, посмотрим, как оно там…» – попав внутрь, Ник очутился в невзрачном помещении, полном духоты перегара. Парня окружали неубранные столики, за которыми заседали еще более невзрачные личности. В углу, за самым дальним из них, устроилась ведьма. Она держала в руках увесистую флягу и изредка опустошала ее содержимое, заедая солеными огурцами. Мисс Ностис в этом кабаке, казалось, пила уже целую вечность: волосы ее спутались, прекрасная черная мантия заляпалась пятнами, а лицо перепачкалось в чем-то.

– Энн, ты меня слышишь? Энн, дай мне это сюда, – почти приказал Беовел, подойдя к темной чародейке.

– Ась? – пьяно переспросила юная ведьма и заверещала: – А, это ты, Ник. Я су-ука! Я предала тебя, предала…

Такого он никак не ожидал!

– Что? Ты?..

– Он главный среди нас, он сильный… – непонятно начала Энн. – Глупо сопротивляться! Ник, ты мня слушаешь? – тут ведьма икнула, а юноша продолжил выслушивать ее бессвязную речь: – Он владыка, ик, нет имени ему, нет лица у него… Ученик только… И он предаст… – глаза Энн помутнели, и девушка уснула, страдальчески постанывая во сне.

«Черт! – только и вырвалось из груди. – Что за бред! После такой попойки вряд ли она сможет что-либо вспомнить!» Взвалив мисс Ностис на себя, Ник направился во дворец. Едва его ноги перешагнули порог комнаты ведьмы, парня окутало неладное ощущение. И перед тем как сбросить с себя ценнейший груз, пришлось проверить помещение на наличие ловушек, которые могли бы укоротить жизнь мисс Ностис. К своему облегчению, юноша их не нашел. Когда душа успокоилась, его усталые руки положили Энн на кровать. Выйдя из покоев темной и заперев за собой дверь, Ник решил побродить по саду.

Аллея роз, по которой довелось прогуливаться, примыкала к дворцу с востока. Бесцельно блуждая по ней, Беовел наткнулся на магистра Артифекса, с умилением разглядывающего темно-синие цветы. Заметив юношу, тот улыбнулся и молча указал на каменную дверь, ведущую в постройку-амбар, чуть отдаленную от главного здания дворца. Магистр вошел в нее и спросил парня, последовавшего за ним:

– Любишь ли ты цветы, Ник Беовел? Любишь ли ты небо над головой и землю под ногами?

– Да, я люблю жизнь.

– А что любишь более всего?

Перед глазами возникла Винус.

– Свою мечту.

Если первый ответ Артифекса порадовал, то второй привел в восторг. Магистр продолжил загадочным тоном:

– В будущее, не столь отдаленное, я вглядывался твое.

– И что же? – настороженно поинтересовался Ник.

– С предателем тебе предстоит битва. С тем, кто сферу двух заполучить хочет.

– Сферу двух? – юноша напряг память: ему смутно вспомнилась какая-то сказка из детства. – М-м, это как-то связано с драконцами?

– Тебе известна эта история? – удивился Артифекс. – Интересно, откуда!

– Отец часто рассказывал мне разные небылицы перед сном. Одна из них была про драконов и их всадников, которые охраняли мир от демонов и полубогов во времена, когда людей и в помине не было. Только чем она закончилась? – морщил лоб Ник.

– Трагедией, – подхватил рассказ гном. – Драконцы не рассчитали силы свои и на себя гнев полубогов и демонов навлекли. Все пали всадники, все пали драконы, кроме последних девяти. Тогда выковали в адской кузнице столько же каменьев с демонами, заключенными внутри. Обманом удалось воткнуть в сердца драконцев эти сферы. Доблестных воинов тотчас же поглотили искусственные миры, в которых и по сей день продолжается битва с духами злыми.

– Но это же вымысел? – встрял Ник. – Предатель же не будет гоняться за реликвиями прошлого? Какой прок от сфер, даже если их найти?

– Не стал бы с выводами я спешить, – Артифекс нахмурился. – Неизвестно зачем, но демоны хотят вернуть сферы, украденные полубогами. А раз силы темные замешаны, то тебе следует приемам силы простым научиться, чтобы врагу достойное сопротивление оказать. Всего тебе их три понадобится. Первый – «Ордири Лукс». Для высвобождения силы, заключенной в твоем сердце, через клинок он необходим…

– Стойте, вы сказали о силе, заключенной в моем сердце… Это фигура речи, так?

– Нет, не так. А реакция твоя предсказуема: силу ты узрел, а сути ее так и не понял. Знай же, что есть она не только вне вещей, но и внутри них: и в придорожном камне, и в сорванной розе. Умели питаться от энергии вне нас эльфы, но люди утратили это искусство. Наш удел лишь та сила, что заключена внутри сердец… Хватит теории, попробуй же «Ордири Лукс» использовать!

Ник попытался применить заклятие, но меч (с которым теперь не хотелось расставаться ни на минуту) нисколечко не изменился.

– Успокойся, Беовел Ник. В спокойствии ключ к успеху, – наставлял Артифекс.

– Ордири Лукс! – сошло с его губ увереннее, и лезвие клинка загорелось изнутри ярко-белым светом.

– Замечательно! Теперь второе заклятие – «Экспекто Мундос». Для нанесения более мощных ударов необходимо оно, вот смотри… – гном сотворил из воздуха статую в человеческий рост.

«БАХ!» – ученик с этим заклинанием на устах без усилий разнес ее на куски мечом, который засветился ярче, оставив за собой в воздухе прозрачно-белый след.

– И третье, самое главное, – это «Инженс». То, что может управлять всем. Для применения его необходимо чувствовать силу каждого предмета, будь то камень или твой противник, – магистр сосредоточился, и все обломки от статуи полетели в угол зала. – У тебя сейчас не получится оно, но помни это заклятие, так как скоро придет время применить его… – завершил урок гном и уже собрался уходить, как вдруг обернулся и заметил: – Можно не произносить ничего вслух, достаточно мысленно проговорить.

– Ясно, магистр…

Артифекс удалился, и Ник, выйдя обратно на аллею, побрел вдоль нее и вдруг оказался на площадке, выложенной из серого камня. Посреди нее находился неработающий фонтан. Рядом с ним стояла странная личность в черном плаще, скрывающем лицо и всё тело включая руки. Этот тип вскинул меч, произнес какое-то заклятие, и вражеское лезвие вспыхнуло мертвенно-синим светом. В противовес само собой сделалось первое, о чем рассказал юноше магистр.

– Хоть чему-то научили тебя, Беовел! – прозвучал хриплый голос мужчины.

– Предатель, сдавайся! – прогремел Ник, прокрутив верхний крест.

– Только после тебя, – в тени капюшона была заметна усмешка.

Бой начался…





Внимание, только СЕГОДНЯ!

Предыдущий:

Следующий: