история психологии_1,2,3,4


Вопрос 1.История психологии как наука. Предмет истории психологии.

История науки – особая область знания. Ее предмет существенно иной, чем предмет той науки, развитие которой она изучает.

Следует иметь в виду, что об истории науки можно говорить в двух смыслах. История – это реально совершающийся во времени и пространстве процесс. Он идет своим чередом независимо от того, каких взглядов на него придерживаются те или иные индивиды. Это же относится и к развитию науки. Как непременный компонент культуры, она возникает и изменяется безотносительно к тому, какие мнения по поводу этого развития высказывают различные исследователи в различные эпохи и в различных странах.

Применительно к психологии веками рождались и сменяли друг друга представления о душе, сознании, поведении. Воссоздать правдивую картину этой смены, выявить, от чего она зависела, и призвана история психологии.

Психология как наука изучает факты, механизмы и закономерности психической жизни. История же психологии описывает и объясняет, как эти факты и законы открывались (порой в мучительных поисках истины) человеческому уму.

Итак, если предметом психологии является одна реальность, а именно реальность ощущений и восприятий, памяти и воли, эмоций и характера, то предметом истории психологии служит другая реальность, а именно – деятельность людей, занятых познанием психического мира.





Вопрос 2. Принципы, цели, задачи истории психологии.

В отличие от предмета и методов психологии, в истории психологии изучается не сама психологическая реальность, но представления о ней, какими они были на разных этапах поступательного развития науки.

Целью истории психологии является анализ возникновения и дальнейшего развития научных знаний о психике. Знания, полученные в ходе обыденной практической деятельности, религиозные представления о психике и результаты ненаучных способов умственной деятельности при этом не рассматриваются.



Принципами историко-психологического анализа стали:

1.Принцип историзма. Основополагающий принцип, требующий от историка рассмотрения того или иного отрезка прошлого во всей полноте его конкретного содержания, в системе соответствующих социокультурных условий.

2.Принцип единства логического и исторического, согласно которому историк должен не просто описать тот или иной этап исторически развивающегося знания, но представить его теоретически и, значит, выявить в нем нечто постоянное.

3.Принцип историко-психологического познания. Выявление социально-политической направленности, идеологической сущности психологических идей, что позволяет оценить их более адекватно.

4.Принцип детерминизма. Требует от историка умения раскрыть способ причинного объяснения психического как обусловленного порождающими его факторами.

Задачи:Первая «уникальная» задача состоит в раскрытии закономерностей развития знаний о психике. Ярошевский указывает, что в истории познания имеет место определенная последовательность в изменении форм и стадий научного мышления, его стилей, структур. Вторая задача заключается в рассмотрении взаимосвязей психологии с другими науками, на которых она базируется и от которых зависят ее развитие и достижения. Третья задача предполагает выяснение зависимости историогенеза, развития, восприятия и востребованности психологических знаний от «социокультурного контекста, от идеологических влияний на научное творчество, т.е. от запросов общества (ибо наука не изолированная система и призвана отвечать на эти запросы)». Четвертая задача включает изучение роли личности, ее индивидуального пути и вклада в становление науки. М.Г. Ярошевский подчеркивает динамичность историко-психологических взглядов, указывает, что «ничто так не меняется, как неизменное прошлое», и причину смены представлений в этой области он усматривает в их «зависимости от методологических воззрений».

Вопрос 3. Функции истории психологииВо-первых — познавательная функция истории психологии, состоящая в вооружении ученого необходимой ему информацией о конкретных теориях и фактах, научных школах и дискуссиях; в обеспечении осмысления системы идей и категорий, образующих современный уровень психологической науки; в расширении ее ресурсов за счет обращения к историческим корням, учета и использования того богатейшего опыта, который накоплен в ходе многовековой истории познания психической реальности. Во-вторых — организационно-научная функция истории психологии, проявляющаяся в ее роли как основы планирования и проведения актуальных научных исследований — с учетом как успехов и достижений, так и просчетов и неудач, имевших место в истории развития психологической мысли. Как указывает Ярошевский, история психологии ориентирует исследователя, показывает «направление движения — откуда и куда мы идем.

В-третьих — функция стимулирования поступательного развития психологического знания, направленная на предохранение ученого от «тавтологии в науке», бессмысленных повторов и топтания на месте, воспроизведения уже пройденных путей в науке, попыток вновь и вновь «изобретать велосипед», выдавать исторически сложившиеся идеи и представления за новые открытия.

В-четвертых — рефлексирующая функция истории психологии, состоящая в формировании правильного понимания и адекватной оценки возможностей, познавательных и преобразовательных ресурсов психологии, ее места в научном познании и общественной практике: «… узнать, на что способна психология, мы можем только из информации о том, что ей удалось сделать прежде, из ее истории

В-пятых — интегративная функция истории психологии — «она раскрывает связь психологии с другими науками…, а также связь между различными отраслями психологии». В-шестых — воспитательная функция истории психологии — знакомство с прошлым научной мысли «исполнено…глубинного личностного, духовного смысла. Человек не может осмысленно жить и действовать, если его существование не опосредовано какими-то устойчивыми ценностями, несравненно более прочными, чем его индивидуальное Я. К таким ценностям относятся и создаваемые наукой…Приобщаясь к истории науки, мы ощущаем причастность к великому делу, которым веками были заняты благородные умы и души…». В-седьмых — прогностическая функция, состоящая в выделении перспективных линий развития психологии, осуществлении «вероятностного прогноза ее дальнейшей эволюции». Вопрос 4. Концепция души в философии Платона.Своего наивысшего развития идеализм достигает у ученика Сократа Платона (427 – 347 гг. до н.э.), ставшего основоположником объективного идеализма. Психологические проблемы решаются в таких трудах, как: «Федон», «Федр», «Пир», «Государство», «Филеб». Центральной философской проблемой Платона является учение об идеях. Идеи – это истинно сущее бытие, неизменяемое, вечное, не имеющее возникновения, не осуществленное какой-либо субстанции. Они незримы, существуют самостоятельно и независимо. В отличии от идей материя – это небытие, бесформенное незримое. Это ничто, которое может стать любой вещью. Чувственный мир, т.е. материальные вещи, естественные, сделанные человеком. Учение Платона об идеях есть объективный идеализм. Составной частью его идеалистической философии является учение о душе. Душа выступает в качестве начала, посредствующего между миром идей и чувственных вещей. Душа существует прежде, чем вступает в соединение с каким бы то ни было телом. В отличие от души тело подобно «человеческому, смертному, непостижимому для ума, многообразному, разложимому и тленному, непостоянному и несходному с самим собою».Платон учит о связи души и тела: они должны соответствовать друг другу. Считает, что есть три начала человеческой души. Первое и низшее общее с животными и растениями. Это вожделеющее неразумное начало (удовлетворение телесных потребностей). Другое – разумное – начало противодействует стремлениям вожделеющего начала. Третье начало – яростный дух. Этой частью человек «вскипает, раздражается, становится союзником того, что ему представляется справедливым».Все стороны души должны находиться в гармоничном отношении друг к другу при господстве разумного начала. Составной частью учения Платона о душе является учение о чувствах. Он опровергает представление о том, что высшее благо заключается в удовольствии «… удовольствию не принадлежит ни первое, ни даже второе место; оно далеко и от третьего…». Но благо не заключается исключительно и только в разумении, так что не кажется достойной выбора жизнь, не причастная ни к удовольствию, ни печали. Он дает перечень чувств: гнев, страх, желание, печаль, любовь, ревность, зависть. Различаются низшие и высшие удовольствия (первые связаны с физическими потребностями, вторые – с эстетическими). Говорил, сто в государстве люди должны занимать место в соответствии со своими природными задатками, но в тоже время придавал важное значение воспитанию. «Правильное воспитание и обучение пробуждают в человеке хорошие природные задатки, а у кого они уже были благодаря такому воспитанию они становятся ещё лучше и вообще, и в смысле передачи их своему потомству», — писал в «Государстве».




Предыдущий:

Следующий: