Удивительная история Кристи Тэттчер

J.K.Richard – мой давнишний псевдоним. Прошу не присваивать себе эту ношу. Поверьте мне – она очень тяжела.

Глава 1: Tettchers

Этот старый, но притягивающий взгляды дом Тэттчеров покоился недалеко от загородной трассы столицы Англии. Все, кто мимолётом “пролетали” рядом, невольно бросали короткий взор на столь неприметный клочок земли с невысоким, выкрашенным в белую эмаль забором и такой же низенькой калиткой, витиеватой дорожкой, тянущейся от самого дома до заднего дворика и поникшего дерева, одиноко отдыхавшего сбоку здания и печально ронявшего сухие, безжизненные листья. Очередная осень наступала быстрее, чем горькие мысли главы семьи мисс Тэттчер о матери, ушедшей пять лет назад. Приступ хватил старушку внезапно, хотя до этого врачи отмечали стабильную стойкость организма миссис Лоры к различного рода неблагоприятным факторам..по сути, этого не ожидал никто…

Муж Анессы Тэттчер бросил семью, когда ребёнку не исполнилось и года. Молодая студентка, увлёкшая Сэма с головой забрала его с собой в Нбю-Йорк, и он, даже не попрощавшись с женой, исчез навсегда. Деньги от него приходили редко, а дочка, толком не знавшая папу, забила на отцовскую любовь и отношения уже в свои двенадцать.

Так они и шли вперёд – вместе, несмотря на все невзгоды, — молодая мама и её двеннадцатигодовалое дитя. Анесса работала официанткой…не фонтан, конечно, но вера в лучшую жизнь и экономия делали своё дело – семье хватало на всё и про всё.

Затронем же нашу одинокую, безмерно тоскливую героиню – девочку подростка. Своё существование Кристи объяснить не могла – обладая без преувеличения красивой внешностью, девочка не могла обзавестись даже парой-тройкой знакомых в школе, а те, с кем общалась девочка, считали её неинтересной. “Разве плата за красивую внешность – одиночество?” – такая мысль уже жила в голове ребёнка. Несложно представить, какая судьба затронет её в будущем, если никчёмные, одинаково серые будни Кристи сохранятся до взрослого возраста.

Она не ведёт дневник, что обычно предпочитают делать девочки её возраста, Кристи не интересуют даже яркие куклы и игрушки, а картинки в журналах и книгах, сродним, по её мнению, “глупым мультикам”, уже скоро потухли в глазах девочки. Тёмно-синие джинсы, чёрная помада, серые, а иногда такие же тёмные, как серёжки её мамы рубашки с коротким рукавом – этот стиль Кристи выбрала совсем недавно, — и пристрастилась к нему. Желание удобно и невзрачно одеваться, подкрепляемое мрачными фильмами готического содержания по вечерам – и своё мировоззрение подросток уже имел, скажем, с лихвой.

Конечно, многие утвердительно скажут – должно пройти время, взрослая жизнь определяет окружение и судьбу…да, возможно и я склоняюсь к данному мнению…но порой случаются вещи…те которые не объясняет никто – ни религия, ни закон, часто здравый смысл способен быстрее разлететься на тысячи тысяч осколков, чем кто-нибудь разрешить данные споры.

Война морали и абсурда, возникающие в умах людей – это битва глухого с немым, это боль, порой сильная, плата за которую – здравый дух и смысл бытия. Это…глоток отравленного пойла со знанием того, что оно таково и не пригодно для утоления жажды. Так происходит и с мозгом человека – больной разум искореняет воображение и самоуничтожается, успевая ломать преграды мыслей, “барьеры”, ведущие к совершенно диким вещам…

Но..как ни странно, в такую пытку дум и попал невинный ребёнок, действия которого не были определены чем-то божественным, “сгенерированы” судьбой…а наилучшей фразой того, что произошло с Кристи Тэттчер, будет интересное, но мудрое сочетание слов “имеет место быть”…

Глава 2: “Everyday is exactly the same” (NIИ)

Второе сентября. Загородная школа ещё летом восстанавливалась после ремонта, случившегося в мае, однако ремонт не успевали закончить в срок – и дети отдыхали ещё деньков десять.

Вечером Анесса, как обычно сдала смену и, подхватив на легковушку подругу, отправилась по магазинам. Естественно, с ними была Кристи.

Девочка смотрела в окно. Аккуратные, словно созданные искусным мастером скульптуры, пролетали дома, один за другим. Красивые, усыпанные сухой, шершавой листвой перекрёстки и дворики будто ”звали” ребёнка играть, но что-то страшное, всегда зловещее отстраняло Кристи, и она часто вздрагивала от таких мыслей. В такие моменты девочку иногда спрашивали – “ты в порядке”? Но Крис, обычно слегка призадумавшись, едва заметно кивала. Вот и сейчас – Лина, администратор ресторана и по совместительству, лучшая подруга мамы Кристи задала девочке идентичный вопрос, а та, искоса взглянув на Лину, кратко улыбнулась. Лицо молодой двадцатилетней девушки засияло. “Эх ты, бродяга” – с нежной грустью шепнула Лина, облокотив Кристи на себя, и та, зевнув, заснула.

Аккуратно припарковав автомобиль рядом с супермаркетом, девушки скоро исчезли в дверях здания, оставив малышку Кристи в мире снов. На протяжение полутора часов ребёнку снилось разное – от мрачного леса с кровью в лужах до огромных остроконечных башен и церквей, выложенных из чёрного, холодного камня.

Повеяло ветерком, и Крис осмотрелась вокруг. Перед ней, орошаемые мелким, пронизывающим до мозга дождём, высились огромные двухметровые ворота с крепким, слегка ржавым замком. За спиной девочка почувствовала лёгкую тяжесть. Запустив руку назад, ладонью нащупала не длинный, напоминающий широкую линейку предмет. Скинув вещь с плеч, Кристи увидела в руках аккуратный, красивый кинжал, усеянный странными, но манящими красотой камнями чёрного цвета. Вынув оружие из ножен, она осторожно подошла к ограде и воткнула лезвие в замочную скважину. Несколько усердных поворотов. Щёлк!

Железный защитник со звоном распался, нехотя освобождая путь. Дрожа от холода, девочка с силой толкнула упрямые створки и холодный душ с обвивающих забор вьюнков окатил лицо. Моргнув, Кристи подняла голову. Высоченный трёх башенный собор с цветными окнами и воронами, кружащими над тоскующими пиками возвышения “приглашал” гостью.

Тяжёлая дубовая дверь со скрипом распахнулась, в нос ударил сладковато-сухой привкус, напоминавший смесь вина и мёда. Это была церковь.

Большие ряды скамеек, стоявших ровно и строго, как солдаты, тянулись по обеим сторонам тускло освещаемого прохода. Кристи медленно шагала вперёд, увлечённая зрелищем тихой красоты.

Вокруг алтаря пылало около полсотни одинаковых свечей, воск которых собирался внизу каждой и, не в силах выдержать очередной тающей партии, скатывался на пол, пачкая его. Казалось, здесь не особо интересовались чистотой помещения.

На возвышении, напоминавшим кафедру, покоилась толстенная старая книга. Не выпуская из рук оружие, девочка приблизилась к творению. Попытка читать ничего не дала – язык был непонятен. Страницы едва не рассыпались при перелистывании, открывая всё новые рисунки драконов, чертей и рыцарей. Увлёкшись, Кристи услышала шум. Дёрнувшись, она резко обернулась и…глаза девочки застыли.

На красивом резном стекле алтаря красовался огромный зверь с шерстью, чьи руки были достаточно длинными. По соображениям существо было сродни оборотню, но его рожа…дико улыбалась, а глаза горели красным огнём.

Безумно загоготав, монстр уставился на девочку.

-Останься со мной…останься со мной!

Не переставая повторять фразу, демон начал прорываться через стекло, стремясь схватить Кристи. Выронив кинжал из рук, она закрыла уши руками и зажмурилась…

-Кристи, детка.. – раздался привычный знакомый голос.

Открыв глаза, девочка увидела испуганное лицо мамы.

-Что стряслось, милая? – Анесса ощупывала холодный лоб ребёнка.

-Это сон, — выдавила Кристи, — просто сон…

Покачав головой, Анесса села в машину. Лина тем временем окутала девочку тёплым платком.

-Будешь карамель? – предложила она.

-Неа.., — Кристи трясло от холода.

-Ничего, зайчонок, сейчас примешь тёплый душ и..

-…и молоко с печеньем, — закончила девочка, — а потом фильм и спать, я знаю.

-Умница! – и Лина чмокнула её в лоб.

Сделав на лице некое подобие мутной улыбки, что более походило на усмешку, оставшуюся дорогу Кристи незаметно следила, как спит мамина подруга. Её грудь медленно поднималась и опускалась, а сама Лина часто ворочалась во сне…особенно её лицо, а губы, казалось, что-то нашёптывают…или вовсе не они, а талия, эта стройная красивая талия будоражила воображение Кристи…или ей всё это только показалось..?

Глава 3: Пустота

Последующая неделя тянулась слишком тоскливо, порой Кристи думала, что сходит с ума. Плейер с наушниками и любимая группа Front Line Assembly уже не так сильно успокаивали девочку. Она постоянно сидела и, всматриваясь в окно маленькой комнаты, размышляла о том, во что не могла поверить всем своим существом. Это не было обидой, скукой или злобой, нет..данное чувство больше напоминало отчаяние..отчаяние, смешанное со стыдом. Стараясь забыться, отвлечь себя хотя бы чем-нибудь Кристи пыталась читать, забираясь в постель и оборачиваясь одеялом, играла в видеоигры и тихо пела. Но чувства не рассыпались, а тяжёлые мечты плотно засели в голове, и девочка уже никого не видела перед глазами, кроме…мда, самой ей это было трудно принять. О Боже! Что делать? Куда бежать? Бывает ли такое? Стараясь не заплакать, Крис бросала незатейливые игры и литературу и убегала гулять в парк. “Скорее бы в школу!” – думала она.

Время летело незаметно. В гости к Тэттчерам заскочил их дядя – мистер Бэрри, уважаемый предприниматель, торгующий бытовой техникой. За ужином он, как и мать Кристи, отметил бледность и вялость девочки.

-Эй, карамель, не тай так быстро, — подмигнул Бэрри, закусывая кусок рыбы хлебом, — не высыпаешься, что — ли?

-Не знаю, Бэр, — задумчиво начала мать девочки, — я сама опасаюсь. Кристи не в своей тарелке несколько дней, быть может, погода влияет…вроде симптомов простуды не наблюдаю, — качнула плечами Анесса.

-Поехали ко мне в фирму, прокатимся, поболтаем, — предложил дядя.

-Нет… — едва слышно прошептала девочка, отодвигая тарелку от себя, — я просто устала.

Спрыгнув со стула, Кристи быстро исчезла в дверях дома. Проводив дочку удивлённым взглядом, Анесса фыркнула.

-Я в шоке, Нэсси.

-Прости, Бэрр, но расспросы ни к чему не привели. Интересоваться, как дела у Кристи – то же самое, что говорить с телевизором.

Выбежав на улицу, девочка помчалась на задний двор. Одинокое дерево всё так же мирно отдыхало рядом со стеной дома. Прильнув к стволу, Кристи незаметно заплакала. Слёзы медленно и беззвучно катились по лицу девочки вниз – в пропасть, пожираемые мокрой, холодной землёй. Она понимала, что происходит, и сейчас неустанно боролась с собой. “Чёрт! Так нельзя! Перестань!”, — силясь всё больше и угнетая свой разум, дитя, само не понимая этого боролось в извечной битве – битве природы человека и его инстинктов, войне морали и себя.

Наступило утро. Пробирающий осенний ветер гулял на чердаке дома, заглядывая во все незапертые окна, створки которых то и дело бились об стену. Сегодня воскресенье, а каждый выходной Анесса отправлялась в центр города на прогулку. Попросив дочку закрыть бьющиеся окна, она, звонко напевая, наряжалась перед зеркалом в прихожей. Тучи немного расступились, разрешая солнцу слегка подсушить землю, а денёк хоть и был промозглым, но идеально подходил для того, чтобы развеяться.

Кристи застала свою маму, когда та уже надела пальто и готовилась уходить.

-Управилась, солнце! – довольно шепнула Анесса.

-Да…мам, ты разве идёшь одна? – покрасневшие глаза девочки – их взгляд, искали ответ.

-Ну-у…твой дядя и его сестра предложили мне пойти с ними, но если ты не против…

-Не надо, мам. Идите без меня, я сама…справлюсь.

-Чао, пупсик! – Анесса ловко подскочила к дочке и чмокнула в щёку, — не скучай. Позвони ребятам, погуляйте.

-Но…через четыре дня в школу…они ещё мне надоедят, — развела руками Кристи.

-Ну, я побежала.

И вновь девочка осталась одна – дома, со своими мыслями и эмоциями.

Не теряя времени, Крис отправилась в мамину спальню и, покопошившись, вытащила из полки записную книжку Анессы. Судорожно перелистывая страницы, девочка искала эту, очень важную букву алфавита – “L”. Где же ты, чёрт..Лина! Лина Виндуокер…Хм, телефон..ага.

Схватив свой мобильный, Кристи отчётливо, стараясь не спутать цифры, сохранила номер маминой рабочей подруги. Сильно выдохнув, девочка замерла. Большой палец руки, дрожа, висел над кнопкой “Вызов”. “Только не сдрейфить! Только не сейчас!” Вздохнув, она опустила руку. Вызов пошёл.

Гудок..гудок..ещё один…Кристи понимала, что если сейчас она не сделает это, за неё решать никто не будет. Пусть хотя бы станет легче…

На другом конце что-то на доли секунды щёлкнуло, и…в трубке послышался…голос..



-Ало.

-Лина, это ты?

-Несси?

-Нет, её дочка…

-Кристи, зайка, привет. Что-то снова случилось?

В сердце девочки кольнуло. “Ещё как случилось..”, – промелькнуло у неё в голове.

-Лина, ты…дома?

-Воскресенье…конечно дома. Ты хочешь в гости? Приходи, угощу чем-нибудь, поболтаем.

-Я буду, жди.

Глава 4: My goodness…

Подгоняемая лёгким пробирающим осенним ветерком, Кристи, торопясь, шла, иногда спотыкаясь на ровном месте, задумавшись. Чувство терзало девочку изнутри, разрывая хрупкую грань душевной материи ребёнка на лохмотья костюма клоуна, который, уже не в силах смеяться и веселить публику, приложился к бутылке и скатился в низы общества. Вера, что Лина всё поймёт, ускоряла девочку, будто неся её по воздуху.

Дом маминой подруги был угловым, но таким же невзрачно – приятным, словно недавний дождь перекрасил здание по-своему, не спрашивая хозяйку.

Аккуратный глазок в виде головы льва и красиво оформленный звонок, больше напоминающий глаз глубоководной рыбы “приветствовали” Кристи, виновато молча.

Вытянутая правая рука на мгновенье поколебалась.

Сжав её в кулак, девочка потянулась к кнопке указательным пальцем., в мозгу загудело. Послышался короткий звенящий звук, и через пару секунд перед Линой стояла среднего для своего возраста девочка с яркими зелёными глазами, чёрными, словно ночь, напомаженными губами, одетая в располосанную, серо – тёмную рубашку.

-Кто тут у нас, — ласково начала девушка, но Крис опередила её.

-Привет. Мне срочно нужно сказать тебе…что-то очень важное…, — она запиналась.

Увидев растерянно – серьёзное лицо девочки, Лина, недоумевая, шепнула “Входи быстрее”, и захлопнула дверь.

В доме было просторно и светло, пахло цветами и свежестью, но грусть на лице Кристи сразу поставила девушку в тупик.

-Садись.., — Лина махнула рукой в сторону софы, и девочка, будто ожидавшая сигнала бухнулась на диван.

Присев рядом, хорошая знакомая Кристи уставилась на неё.

=Хм, ну…солнышко, ты меня пугаешь. Твоя мама звонила пару дней назад, говорила, что Кристи плачет без особой на это причины…

Девочка взволнованно слушала собеседницу, и, как только Лина закончила, подняла словно пьяную, тяжёлую голову и посмотрела в пристальные глаза девушки.

На сотые доли секунды их глаза встретились, пытаясь найти ответы на все вопросы друг в друге, но, возможно, Лина не выдержала горестного напряжения девочки, или…боль Кристи уже успела утонуть бездонных границах взора собеседницы…моргнув, двенадцатилетний ребёнок закрыл лицо ладонями, всхлипнув.

Искреннее удивление изобразилось на чертах лица взрослой девушки. Она, силясь понять, какая же причина так трагично способна ломать внутренний мир ребёнка в столь юном возрасте.

-Лина…, — Критси уже не могла сдерживать слёз, — мне так стыдно признаться в этом…тебе…

Обняв девочку, Лина окинула взором букет ярких роз, стоящих в высоком прозрачном чане с водой. Это красивое изделие было подарком Анессы на её двадцатилетие. Но что может желать ребёнок от человека, старше на восемь лет?

-Ч-шшш, хватит лить ручьи страданий, — девушка нежно провела по голове Кристи ладонью, приглаживая волосы, — обещаю, солнце, я не буду сердиться, что бы ты не сказала. Не бойся…

-Правда-правда? – Кристи подняла голову и поймала грустную улыбку девушки.

Лина коротко кивнула. Вытерев слёзы, девочка успокоилась.

-Я…, — секунда молчания растягивалась слишком долго, — ты…ты мне нравишься, — выдохнула Кристи.

-Ах вот оно что, — в тоне голоса Лины, как и в её поведении не чувствовались нотки удивления и шока, — Моя дорогая, это так интересно…, — девушка задумалась, — знаешь, я тоже расскажу тебе кое-что. Знай – это будет наш секрет.

Поцеловав Кристи, Лина налила девочке кофе, и пока та с предельной ясностью осмысливала произошедшее, девушка растворилась в дверях комнаты.

Не прошло и пяти минут, как Лина, так же странно стесняясь, положила перед Кристи на стол красивый, удобны фотоальбом с кожаным переплётом, посередине которого, едва заметно, но отражалось на свету маленькое выгравированное сердце. Недоумевая, девочка вопросительно посмотрела на Лину, но та, улыбнувшись, лишь оперла голову на руку.

-Поверь, я не стала бы показывать тебе эти фото просто так, — объяснила Лина, — “Почему так произошло?” – возможно, и от тебя будет такой вопрос. Ну же.

Всё ещё теряясь, Кристи отставила кружку и открыла сборник фото. На корешке альбома была приклеена маленькая записка, где едва разбираемым почерком было написано: “Моей самой любимой клубничке на память. Это лето было незабываемым…”

Брови девочки невольно поползли вверх. Лина усмехнулась. Перелистывая страницы снова и снова, глаза Кристи пожирали снимки, порой одни и те же – две девушки, то за руку, то целующиеся отдыхали или гуляли под палящим солнцем на песчаном берегу. В одной из них девочка сразу узнала Лину.

-Это Эльмира, — объяснила девушка, — я звала её Эл. Мы встретились совершенно случайно, два года назад. Тогда я отправилась на остров Гуам – это был мой летний отпуск. В самолёте Эл сидела рядом, мы быстро разговорились. Когда чувство начало есть меня, рушить – так же, как и ты, я сказала Эльмире, что думаю. Но она…была прекрасна и не отвергла меня. Наш роман длился около двух недель, после Эл уехала домой, в Ирландию. Не думай, Крис, мы не расстались. Просто…у неё семья, муж, а я…ты понимаешь…

-Так и у взрослых тоже такое бывает, — в шоке Кристи оттолкнула альбом, — вот чёрт. Как мне смириться с этим?!

Лина засмеялась.

-Глупая! Чувства не подвластны природе, и ты сама это ощущаешь. Даже великие философы своего времени не объяснили данный факт…не стыдись любви – она прекрасна.

-С девушкой?! Лиз, я — ребёнок! А мама?! Другие люди…

-Хм…ну-у…не паникуй, солнышко. Во-первых, ты уже не совсем ребёнок, и снова же…Анессе мы сразу говорить не станем, пусть пройдёт время, она сама прейдет к этому, всё поймёт…я надеюсь.

-А ты? Не отвергнешь меня? – Кристи взволнованно встала со стула.

Лина медленно подошла к девочке, и биение её сердца участилось. Нежно проведя большим пальцем по бровям Крис, она коснулась до её аккуратных, сладких губ. Ещё мгновенье – и горячий поцелуй разрушил все сомнения Кристи, а расстёгнутая рубашка говорила сама за себя. Едва слышные стоны девочки неспешно затаились во всех углах большого дома…

Глава 5: Новый восход

Угомонив мятежную душу, Кристи часто думала – что ожидает её в этом, совсем новом будущем? Лина всё равно живёт одна, и мама, наверное, не будет против, если её дочка захочет немного “самостоятельности”. Но как быть с правдой? Возможно, её избранница сама разъяснит ситуацию Анессе как подруге?

За ужином девочка молчала, но ела с аппетитом.

-Крис, детка, тебе уже лучше? – Анесса встревожено смотрела на дочь. “Ещё как лучше” – подумала Кристи, вспоминая утреннюю картину, которая во всех красках застыла перед взором девочки. На деле это выглядело как утвердительное покачивание головой.

-Надеюсь, ты не пила успокаивающее, — расслабилась Анесса, — в твоём возрасте оно не полезно, да и к чему? Может, давление?

-Может быть, мам. Чашка кофе всё вылечила.

-Хотя бы так, — мать девочки убирала со стола грязную посуду, — а то ходи, гадай – что с ней? Какая муха цапнула?

Всё ещё возбуждённая и взбудораженная, Кристи едва слышно покинула место трапезы и отправилась к себе наверх, в комнату. “Моя муха не цапает, она меня любит. И вообще – Лина не муха, а милый комарик. Или…нечто большее…” – в голове Крис, словно наушники в кармане, путался и мешался бурный поток мыслей, которые, взрываясь, сверкали самыми разными оттенками и извращались над фантазией подростка…

Отдых заканчивался, и вскоре Кристи уже сидела за своей партой, мечтая. Странно, но переживания и трудный период для неё никак не сказался на учёбе. Крис всегда отличалась лидерством и самостоятельностью, но её досуговым предпочтениям и вкусам симпатизировали не все. Вечера девочки стали проходить с заметно изменённым графиком, как, собственно, и дни в целом. Когда солнце близилось к закату, Кристи и Лина часто прогуливались в лесу или парке, болтая. Иногда эти прогулки заканчивались поиском укромного места для…нескромных утех, но Крис, уже давно сформировавшая свой мир, считала это всего лишь потребностью и частью отношений. Определив всё для себя, и расставив приоритеты, движимые чувством влюблённые решили – это будет тайной, пока возможно. “Любви все люди покорны” – любила повторять Лина, и Кристи была с ней полностью согласна. “Что есть истина?” Ответом девочки был ясный вывод: “…то, во что человек верит, чем живёт. И если мысли об этом заставляют тебя улыбаться, никогда не отказывайся от этого, не отторгай веру”.

Подрабатывая во вне учебное время, Крис копила деньги на очередной букет пышных, благоухающих цветов, и, заполучив желаемое, мчалась к избраннице. Окна, дверные проёмы, даже сад Лины – всё пылало, манило многообразием распускавшихся, пестрящих растений, эти яркие краски сразу обращали на себя внимание прохожих.

На слова подруги “Раньше у тебя не было столько цветов, что происходит с тобой?” Лина коротко отвечала: “Несмотря на мрачную осень, в душе – весна, Нэсси…” и дальше разговор не шёл. Мать Кристи даже не подозревала, что происходило в тот момент за “театральной занавеской”…

Но…иногда, лишь иногда, когда внутренний мир человека меняется полностью, хочется жить…и Крис твёрдо решила – она ни за что не отпустит Лину, не отдаст её…никому…

Не желая расстраивать маму, девочка захотела свободы – той, которая жёстко ограничивается родительскими рамками.

Полгода школы пролетели незаметно. Зимние каникулы вступили в свои законные права, и это был самый удачный момент для девочки. Последний день учёбы, как обычно, начался с завтрака. Кристи не спеша укорачивала сэндвич, когда сонная Анесса появилась в дверях кухни.

-Ам-м…ты не проспала, лапонька?

-Нет, мам. Слушай, я тут поразмышляла…можно я немного поживу с тётей, в Америке?

-Хм…это большая, скучная страна…, — задумавшись, проговорила АНесса. Почему ты приняла такое решение?

-Знаешь, хотя я и не люблю папу, — Кристи ловко проглотила последний кусочек завтрака, — но…честно, желание просто увидеть его, оно…сильнее меня. Это возможно?

Теперь Анесса всерьёз впала в раздумья.

-В принципе это легко устроить. Я не против – решай сама. Можешь даже остаться там навсегда, ну а я, соскучившись, приеду в гости. Лишь…одна просьба, которую необходимо закрепить, прежде, чем ты отправишься в Нью-Йорк. Крис, детка, если Сэм будет дарить подарки – умоляю, не вези их сюда, как бы он не умолял.

Внимательно ловившая слова матери, Кристи кивнула, а в мыслях её уже танцевал, собранный по кусочкам, смеющийся клоун-весельчак.

-Надеюсь, солнышко, ты сможешь быстро адаптироваться в новом школьном коллективе, если захочешь.

-Не беспокойся, мам, у меня есть сила воли…

-Ах ты моя умница! – Анесса обняла свою двенадцатилетнюю, уже взрослую дочь и, совсем счастливая, пошла собираться на работу.

Через два дня, как только был куплен билет на самолёт, Крис стразу сообщила об этом Лине. Девушка запланировала переезжать из Великобритании ещё полтора года назад, естественно, день их встречи, предвещавший, впоследствии, долгую жизнь вместе, вызывал ещё больше волнения.

Узнав, что подруга покидает свой дом, Анесса ни чуточки не удивилась – эти размышления Лины она слышала уже давно. Обрадовавшись, что её дочь может быть хорошим компаньоном Лины, Нэсси попросила девушку присмотреть за Крис во время полёта, и, при возможности, сопроводить её до родни.

Прошло три года. Кристи и Лина снимали небольшую, уютную квартиру в одном старом, но популярном отеле. Уже повзрослевшая Крис работала вместе со своей судьбой в при отельном ресторане. Девушки не старались шиковать, денег всегда хватало на жизнь. В намеченные дни приезда Анессы её дочка ненадолго просилась к тёте, и та, зная обстановку в личной жизни Кристи, всегда с радостью пускала девушку.

Столкнувшись с таким феноменом, каждый, несомненно, заявит – Боже, какая же это чушь, такое случается раз в миллион лет. Но, учитывая нынешнее состояние общества (особенно развитость субкультур) и социальное напряжение, скажу — мир меняется, а боль, жрущая людей изнутри, способна адаптироваться к окружающей среде, выражаясь в различных формах, порой всеобще попрекаемых и абсурдных.

Чувства в моём понимании, читатель, сравнимы с сигаретой – пока ты её выкуриваешь, она успокаивает и расслабляет, постепенно высасывая из тебя жизнь. Так и любовь – забирает всё без остатка, но пока ты любишь – отдавайся прекрасному до конца…




Предыдущий:

Следующий: