СТРАШНЮК ЭКЗАМЕН

1.Итоги Второй мировой войны для Великобритании. Парламентские выборы 1945 г.

Во второй мировой войне Великобритания потеряла убитыми и без вести пропавшими около 300 тыс. человек – вчетверо меньше чем в 1914-1918 гг. Материальный ущерб был гораздо более значительным: прямые и косвенные материальные потери страны оценивались суммой в 8,5 млрд. фунтов стерлингов. Истратив за годы войны 25 млрд ф. стерлингов, Англия утроила свой государственный долг, составивший в июне 1945 г. 21 млрд ф.ст. Сильно возросла внешняя задолженность за время войны, внешний долг страны увеличился в 7 раз и достиг 3355 млн.ф.ст.

Не только на мировом рынке, но даже на рынках Британской империи Англия стала сдавать свои экономические позиции Соединенным Штатам. Общее сокращение зарубежных инвестиций Великобритании составило к концу войны 31,5%, при этом внутри империи английские капиталовложения уменьшились на 37 %, а вне ее на 24 %. Американский экспорт в страны Британской империи более чем в полтора раза превысил английский. Проведенная Соединенными Штатами еще до окончания войны с Японией отмена поставок по ленд-лизу вынудила Англию оплачивать заокеанские товары наличными. В результате значительная часть золотого запаса Англии переместилась в американские банки, резко вырос дефицит платежного баланса, составивиший в 1945 г. 800 млн. ф.ст.

Тем не менее война была источником обогащения крупных промышленных магнатов и банкиров, получивших огромные прибыли от военных заказов. Усилилась концентрация производства и капитала. Еще более возросло влияние монополий на политическую жизнь страны.

Образование мировой социалистической системы сузило сферу действия монополистического капитала, в том числе и английского. США воспользовались зависимостью от них Англии, получавшей в годы войны американское вооружение, чтобы овладеть многими британскими экономическими позициями в разных районах земного шара. Англия избежала фашистской оккупации благодаря Советской Армии. Сама же Англия не смогла противостоять немецкой агрессии в Европе и Японскому натиску в Азии. Руководство боевыми операциями союзных войск как на западно-европейском, так и на тихоокеанском театре принадлежало не Англии, а США. Все это в немалой степени предопределило серьезное ухудшение военно-стратегического положения Англии в результате войны. Английский империализм оказался не в состоянии помешать распаду Британской империи и образованию на ее обломках политически независимых государств. Возросла самостоятельность доминионов, а их экономические связи с метрополией стали слабее. Резко уменьшились возможности проведения политики “равновесия сил” в Европе, к которой Англия раньше широко прибегала, чтобы разделять и ослаблять своих противников. Создание ядерного оружия и межконтинентальных ракет также серьезно подорвало стратегические позиции Англии, извлекавшей прежде немалые выгоды из своего островного положения.

Международные соглашения, заключенные Англией с другими державами антифашистской коалиции во время войны, предусматривали ее участие в создании справедливого, демократического послевоенного мира. Эти соглашения отвечали коренным интересам английского народа и всех народов земного шара. Однако правящие круги Англии стали на путь пересмотра согласованных решений военного времени, отказа от сотрудничества с СССР, усиления гонки вооружений и проведения политики “холодной войны”. Этот курс осложнил положение Англии в послевоенном мире и затруднил разрешение стоявших перед нею проблем. Англия осталась великой державой, но ее международные позиции заметно ослабли, а роль в мировой политике и международных отношениях уменьшилась.

Антифашистский, освободительный характер войны способствовал усилению демократических тенденций в жизни страны и полевению английского народа. Это выразилось в ослаблении влияния консервативной партии, росте популярности лейбористов и укреплению позиций коммунистической партии. Наиболее ярким показателем изменений в соотношении классовых сил явились итоги парламентских выборов 1945 г.

Ощущение победы над фашизмом в справедливой войне пробудило мощное стремление к прогрессивным изменениям у английского народа и к национальному освобождению у народов Британской империи. Победа в войне отнюдь не упрочила мировые, имперские и внутренние позиции Великобритании. «Триумф и трагедия» — так кратко резюмировал итоги второй мировой войны лидер консерваторов У. Черчилль.

В обстановке подъема демократических настроений в массах на заключительном этапе мировой войны быстро росло политическое влияние Лейбористской партии. Она объединила к этому времени более 3 млн. членов, 4/5 из которых входили в профсоюзные организации – коллективные члены партии.

Весной 1945 г. лейбористское руководство, готовясь к разрыву правительственной коалиции с консерваторами, обнародовало свою программу послевоенных преобразований – манифест «Лицом к будущего». Авторам программы – лейбористским лидерам К.Эттли, Э.Бевину, Г. Мориссону и другим – удалось учесть настроение масс и большие надежды рядовых избирателей на коренное улучшение своего положения. Это определило более радикальный характер манифеста «Лицом к будущему» в сравнении с предшествовавшими программными документами лейбористов.

Лейбористская партия, подчеркивалось в манифесте «есть социалистическая партия, и гордится этим». Достижение ее конечной цели лейбористы видели в постепенной эволюции в рамках «смешанной экономики» в сторону повышения в ней удельного веса государственной собственности. В этой связи центральным пунктом программы стала национализация тех отраслей экономики Англии, которые, по словам программного документа «созрели для передачи в общественную собственность». Это прежде всего относилось к угледобывающей, газовой, электроэнергетической промышленности, железнодорожному транспорту, а также Английскому банку.

Лейбористская программа обещала широкие мероприятия в социальной области, совершенствование системы здравоохранения и социального страхования, развертывание жилищного строительства с участием государства, улучшение системы народного образования. Будущее лейбористское правительство обязывалось отменить закон 1927 г. о профсоюзах и обеспечить «высокий и растущий жизненный уровень».

Важное место в манифесте «Лицом к будущему» занял призыв к сохранению сложившегося в годы войны союза между Великобританией, США и СССР.

Консерваторы, абсолютно уверенные в популярности своего лидера У. Черчилля даже не пытались противопоставить что-либо подобное развернутой лейбористской программе. Вместо избирательной программы лидер консерваторов выступил с личным обращением, в котором отстаивал принципы свободы частной инициативы и предпринимательства, а в области внешней политики выдвигал лозунг «добрых отношений между всеми государствами». Стремясь максимально использовать свой авторитет военного лидера, приведшего страну к победе, У.Черчилль поспешил назначить парламентские выборы на июль 1945 г.

Консервативная партия потерпела на выборах тяжелое поражение. Собрав около 10 млн.голосов избирателей, консерваторы получили лишь 209 депутатских мест в палате общин, потеряв тем самым едва ли не половину мандатов по сравнению с выборами 1935 г. Крупного успеха добилась Лейбористская партия, за её кандидатов голосовало почти 12 млн.человек (48,3%), что позволило ей занять 393 депутатских места и впервые обеспечить себе абсолютное большинство над всеми другими политическими партиями. 12 мандатов завоевала Либеральная партия, собравшая 2,2 млн.голосов избирателей. Об общем сдвиге влево в настроениях избирателей свидетельствовал и определенный успех на выборах Коммунистической партии Великобритании, которая выставила своих кандидатов в 21 избирательном округе, собрала свыше 100 тыс.голосов и смогла провести в палату общин двух депутатов.

Через 3 недели после выборов было сформировано третье лейбористское правительство, почти целиком состоявшее из представителей правого крыла партии. Премьер-министром стал К. Эттли, его заместителем – Г. Моррисон, министром иностранных дел – Э.Бевин. Лишь один второстепенный пост министра здравоохранения занял левый лейборист Э. Бивен.

2. Концепция «демократического социализма». Реформы правительства К. Эттли.

Теория «демократического социализма» была взята на вооружение лейбористскими лидерами потому, что триумф социализма в Советском Союзе и вступление на путь социализма стран народной демократии увеличивали стремление народных масс Англии к социализму, и правым лейбористам приходилось маскировать свою политику социалистическими ярлыками. Правые лейбористские лидеры утверждали, что под их властью Англия осуществляет какой-то особый «демократический социализм». Эттли в речи 3 января 1948 г. заявил, что лейбористы поставили перед собой задачу (и якобы успешно ее разрешают) разработать систему новую, лучшего типа, систему, которая бы сочетала индивидуальную свободу с плановой экономикой, демократию с социальной справедливостью. Эттли утверждал, что в Англии усилиями лейбористского правительства именно так синтезированы достоинства капитализма и социализма, а присущие им недостатки исправляются.

В первые послевоенные годы экономика Англии развивалась довольно быстрыми темпами: прирост промышленного производства составлял в среднем 6 % в год. К концу 1947 г. его объем достиг довоенного уровня. Этому во многом способствовали особенности экономической конъюнктуры того времени. В процессе послевоенной реконверсии промышленности происходило широкое обновление основного капитала в новых отраслях промышленности: химической, электротехнической, авиа – автомобилестроительной, нефтеперерабатывающей и некоторых других. Восстановление разрушенного войной хозяйства Западной Европы потребовало увеличения производства продукции экспортных отраслей британской индустрии. К началу 50-х гг. английский экспорт вырос на 51 % по сравнению с 1937 г.

Росту британской экономики способствовала и политика существенного расширения государственного сектора, осуществлявшаяся третьим лейбористским правительством. В конце 1945 г. в собственность государства перешел Английский банк. В начале 1946 г. было проведена национализация угледобывающей промышленности. Статус гос.предприятий получили 800 крупных угольных компаний с числом рабочих свыше 770 тыс.человек. В августе 1947 г. национализированы ж.д.транспорт и электроэнергетика. Кроме того, были национализированы внутренний водный транспорт, часть автомобильных перевозок, ряд авиационных компаний и др.

Лейбористская национализация была проведена на возмездной основе: все владельцы национализированных предприятий получили от правительства выкуп. Размеры выкупных платежей обычно превышали реальную стоимость национализируемых компаний.

Национализация не расширила прав рабочих за участие в контроле и управлении предприятиями.

В октябре 1948 г. правительство внесло в парламент билль, предусматривавший национализацию 107 металлургических компаний, производивших 97 % чугуна и стали в Англии.

Параллельно с национализацией лейбористское правительство провело ряд мер, расширявших сферу государственного регулирования экономики. Его экономический курс содействовал концентрации производства и капитала. Правительство, особенно с начала 50-х гг. раздавало монополиям военные заказы, финансировало программы развития научных исследований, пыталось регулировать импорт, экспорт и вывоз капитала. В 1947 г. был образован консультативный совет экономического планирования, в том же году парламент принял закон о контроле над занятостью, предоставивший правительству широкие права по регулированию рынка рабочей силы.

Другой важнейшей характеристикой британской модели, основы которой также были заложены реформами лейбористского правительства во второй половине 40-х гг., стала заметная роль государства при регулировании социальных процессов. Летом 1948 г. закончилось введенное в действие разработанной в 1945 – 1948 гг. новой системы социального страхования. Она предусматривала выплату гос.пособий по безработице, по болезни, при потере трудоспособности, на рождение и воспитание ребенка, пенсий по старости, вдовам, инвалидам с детства и пособий на похороны. Системой соц.страхования было охвачено более 23 млн.человек.

В 1946 г. был принят закон о создании Национальной службы здравоохранения, её реальная деятельность началась с июля 1948 г. Впервые в истории Англии эта реформа вводила принцип гос.бесплатной медицинской помощи населению. Правда, уже через год была введена плата за выписку рецептов, которая с тех пор неуклонно возрастала. А позже были переведены в разряд платных услуги некоторых специалистов, например дантистов и офтальмологов, но в целом медицинское обслуживание населения значительно улучшилось. Гос.организация здравоохранения в Великобритании стала по тем временам едва ли не самой передовой в развитых капиталистических странах.

Выполняя предвыборные обещания, лейбористское правительство приняло участие в решении жилищной проблемы. К концу 1948 г. в Англии было построено 852 тыс. одноквартирных домов (вместо 1,5 млн., предусмотренных жилищной программой 1945 г.). Были внесены некоторые улучшения в систему народного образования. Наконец, был отменен просуществовавший почти 20 лет закон 1927 г., ограничивавший права профсоюзов.

Проведение в жизнь государственных социально-экономических программ требовало значительных расходов, а дефицит платежного баланса страны между тем уже приобрела хронический характер. Лейбористское правительство прибегло к традиционным способам покрытия гос.расходов-увеличению налогов и гос.долга. Правительство обратилось к американским банкирам с просьбой о займе.

Выполняя условия займа, Англия с 15 июля 1947 г. ввела свободный обмен валюты, но эта мера продержалась лишь чуть более месяца, в течение которого золотые и долларовые запасы страны сократились на четверть миллиарда фунтов. С весны 1949 г. финансовые трудности вновь начали угрожающе расти.

Возникшие в конце 40-х гг. финансово-экономические трудности лейбористские министры пытались объяснить слишком быстрыми темпами проводимых ими преобразований. Уже в 1948 г. в правительственной политике реформ обозначился поворот: лейбористское руководство заговорило о необходимости «сделать передышку» для того, чтобы «консолидировать достигнутое». В опубликованных в 1949 г. предвыборных документах Лейбористской партии принцип национализации не ставился под сомнение, но конкретные меры в этом направлении сводились к передаче в руки гос-ва части пищевой промышленности и про-ва цемента, а соц.программа ограничивалась, по существу, призывом производить больше, не требуя прибавки к заработной плате.

3. Внешняя политика лейбористов в 1945 – 1951 гг. Доктрина «трех окружностей»

Внешняя политика лейбористского правительства определялась интересами английского империализма, который стремился восстановить положение Великобритании как мировой державы, сохранить ее обширные колониальные владения. Лидеры Лейбористской партии были в этих вопросах верными преемниками консерваторов.

В 50-х годах основное направление внешней политики Великобритании фактически не изменилось по сравнению с первыми послевоенными годами. Ее внешнеполитический курс базировался на концепции “трех кругов”, сформулированной Черчиллем. В Форин оффисе в 1948 г.рассматривалась идея создания блока западноевропейских стран, лидирующая роль в котором отводилась Великобритании со всеми ее владениями и который мог бы на равных соперничать с СССР и США. Уинстон Черчилль выступил с концепцией «трех кругов», опоясывающих Британию. Первый круг, или сфера, – это империя, второй – США, Канада и другие английские доминионы, третий – континентальная Европа. Суть этой концепции заключалась в том, что Англии якобы было обеспечено особое влияние на ход международных событий вследствие ее тройной роли — главного партнера США, ведущей западноевропейской державы и лидера Содружества наций. Эта конструкция покоилась на «особых отношениях» с США, которые Лондон использовал для своего позиционирования в отношении Советского Союза. Чем глубже пускала корни биполярная система мира, тем активнее Британия искала себе место в условиях противостояния двух сверхдержав.Однако международная обстановка 50-х годов — растущая мощь социалистических стран, и особенно СССР, успехи национально-освободительного движения, стремление американского империализма к мировому господству, быстрое укрепление позиций западногерманских монополий — в значительной степени воздействовала на внешнеполитический курс Великобритании.

В августе 1945 г. лейбористский министр иностранных дел Э.Бевин выступил с изложением внешнеполитической программы правительства. Он провозгласил преемственность политики Черчилля и заявил о решимости правительства продолжить военную интервенцию в Греции и противодействовать «навязыванию коммунистических режимов» в странах Восточной Европы.

5 марта 1946 г. в небольшом американском городке Фултон лидер консервативной британской оппозиции У. Черчилль произнес знаменитую речь, в которой призвал страны Запада к организации отпора наступлению СССР и сил «мирового коммунизма». Фултонская речь Черчилля вызвала неоднозначную реакцию британской общественности. Более 100 депутатов парламента потребовали её осуждения, однако премьер-министр Эттли отказался комментировать речь «частного лица». В 1947 г. закончились провалом англо-советские переговоры о продлении с 20 до 50 лет срока действия двустороннего договора 1942 г. Великобритания активно участвовала в развертывании неравноправной торгово-экономической политики в отношении СССР и стран Центральной и Юго- Восточной Европы. При этом лейбористское правительство стремилось всемерно укреплять и развивать военно-политическое сотрудничтество с США. Англия одобрила доктрину Трумена и получила америк.помощь по плану Маршалла. Не был распущен созданный в годы войны англо-американский объединенный совет начальников штабов. В 1947 г. был разработан, а в 1949 г. вступил в силу закон о воинской повинности, установивший срок служдбы в 1,5 года и позволивший в мирное время держать под ружьем более миллиона солдат и офицеров.

Правительство Эттли все более втягивалось в антисоветские военные обязательства. По его инициативе 17 марта 1948 г. был создан первый многосторонний военно-политический блок западноевропейских государств, так называемый Западный союз. в который вошли Великобритания, Франция, Бельгия, Голландия и Люксембург. Официально Западный союз объявил своей задачей предотвращение возобновления агрессии со стороны Германии, но на деле он был направлен против социалистического мира.Лейбористское правительство сыграло заметную роль в создании послевоенной системы военно-политических союзов и прежде всего в подготовке и подписании в апреле 1949 г. договора об образовании Северо-атлантического союза.

В октябре 1948 г. в речи, произнесенной на конференции Консервативной партии, Черчилль изложил свои антисоветские планы в еще более воинственном духе, чем в Фултоне. Он предлагал немедленно, не откладывая дело в долгий ящик, ультимативно потребовать от Советского Союза уничтожения народно-демократического строя в странах Восточной Европы, вывода советских оккупационных сил из Германии и Австрии, самоликвидации коммунистического движения в колониях и полуколониях, предоставления международным монополиям доступа к эксплуатации обширных просторов СССР.

Как и консерваторы, лейбористский кабинет стремился к укреплению пошатнувшихся позиций Британской империи, но делать это прежними колонизаторскими методами в послевоенных условиях становилось все труднее. Развязанные Англией «малые» колониальные войны в Малайе, Нигерии, Уганде, Кении, на Золотом берегу приняли затяжной характер. Британцам пришлось отказаться от части позиций, приобретенных ими после первой мировой войны на Ближнем Востоке: была предоставлена независимость Трансиордании и объявлено об отказе Англии от мандата на Палестину.

Победа сил демократии во второй мировой войне создала благоприятные условия для подъема национально-освободительного движения народов колоний, а их непосредственное участие в изгнании из своих стран чужеземных захватчиков (особенно японских) обеспечило их необходимым военным и политическим опытом, кадрами популярных национальных политиков и военачальников, обученными и вооруженными армиями, способствовало огромному росту национального самосознания.

Еще в марте 1946 г. премьер-министр К. Эттли официально признал в парламенте право Индии на получение самостоятельности. Но лишь 15 августа 1947 г. Индия получила статус доминиона, причем территория страны была искусственно, по религиозному признаку, разделена на две части и мусульманская часть – Пакистан также объявлена доминионом. Независимой республикой в составе Содружества Индии провозгласила себя 26 января 1950 г. Первая в истории страны конституция, объявившая Пакистан суверенной республикой, была принята в марте 1956 г. В 1948 г. статус доминиона получил остров Цейлон. Положение доминиона было предложено и Бирме, но народ этой страны, завоевавший свое освобождение в борьбе с японскими оккупантами, не желал возврата к колониальному прошлому даже в смягченной форме. 4 января 1948 г. Бирма провозгласила себя независимой республикой и вышла из состава Британского содружества.

С 1947 г. в официальных документах лейбористского правительства термин «Британская империя» заменяется термином «Британское Содружество наций», вместо слова «доминион» возникает понятие «член Содружества». В апреле 1949 г. конференция премьер-министров стран Содружества отменила формулу Вестминстерского статута 1931 г. о «верности короне», объединяющей членов Содружества и признала монарха «символом свободной ассоциации независимых наций». Тогда же 2 доминиона покинули Содружество: Ньюфаундленд после проведенного там референдума присоединился к Канаде, и официально заявила о своем выходе Ирландская Республика.

4. Концепция «народного капитализма». Соц.-экон.политика британских консерваторов в 50-е-первой половине 60-х гг. 20 ст.

Быстрый рост гос.долга требовал сокращения правительственных расходов, и кабинет Эттли пошел на введение оплаты за некоторые виды мед.услуг и сокращение расходов на здравоохранение.

В апреле 1951 г., протестуя против такого решения, подал в отставку министр здравоохранения Э.Бивен. После этого на левом фланге Лейбористской партии сложилась ситуация, вполне отражавшая слабость левого лейборизма.

Лейбористское руководство, учитывая эту ситуацию, решилось на проведение досрочных парламентских выборов 25 октября 1951 г. Обе ведущие партии собрали на них почти равное число голосов избирателей (13,9 млн.-лейбористы, 13,7 млн.-консерваторы), но победа на сей раз досталась Консервативной партии: 321 депутатский мандат против 295 у лейбористов. На 13 лет власть перешла к консервативным кабинетам.

Лидер консерваторов У. Черчилль в последний раз в своей полит.карьере занял кресло премьер-министра и сформировал консервативное правительство.

Придя к власти, консерваторы сначала оставили нетронутым многое из того, что было осуществлено лейбористским правительством К. Эттли, в том числе введенный в военное время контроль государства над экономикой страны, национализацию ряда отраслей промышленности, новую систему социального страхования, поскольку эти меры отвечали в целом интересам английского правящего класса. Но вскоре стала возрастать роль крупнейших монополий в определении деятельности национализированных предприятий, усилилась эксплуатация занятых на этих предприятиях рабочих. Принятая лейбористским правительством программа инвестиций, необходимых для полной реконструкции национализированных отраслей, не выполнялась. Консерваторы стали свертывать производство части национализированных отраслей экономики. В интересах нефтяных монополий и частных автотранспортных компаний был составлен план сокращения сети железных дорог под предлогом их нерентабельности. Однако на этом правительство У. Черчилля не остановилось. В 1953 г. оно осуществило денационализацию предприятий металлургической промышленности и автодорожного грузового транспорта, ставших к тому времени высокоприбыльными. Все 55 сталелитейных и чугунолитейных предприятий постепенно были проданы монополиям на выгодных для них условиях.

Консервативное правительство оставило в силе осуществленные лейбористами реформы по расширению регулирующей роли государства в экономике и социальной сфере. Начиная с 1953 г. консерват.прав-во осуществило передачу в руки частных компаний на выгодных для их владельцев условиях 55 металлургических заводов, а также грузового автомобильного транспорта, ранее национализированных лейбористами. Была сокращена гос.программа строительства муниципальных жилых домов. Если в начале 50-х гг. на каждый возведенный частной фирмой дом приходилось 6 домов, построенных за счет средств муниципалитетов, то к концу десятилетия их соотношение составило лишь 1:2. Кроме того, в 1957 г. консерваторы отменили гос.контроль над платой за жилье, и она сразу же, выросла в среднем в полтора раза, а в столице и ряде крупных городов удвоилась. В том же году был увеличен размер взносов трудящихся в фонд Национальной службы здравоохранения.

Правительство консерваторов усилило наступление на жизненный уровень английских рабочих. Оно проводило политику сдерживания роста заработной платы и ликвидировало ряд уступок.

В 50-х годах британский империализм по своей мощи продолжал занимать второе место в капиталистическом мире. По объему промышленной продукции, доле в торговле, по уровню экспорта капитала Англия опережала всех своих конкурентов, кроме США. Вместе с тем вследствие дальнейшего роста национально-освободительного движения, приведшего к распаду британской колониальной империи, а также усиления ее империалистических соперников (в первую очередь ФРГ и Японии) удельный вес Великобритании в капиталистическом мире шел на убыль, ее экономические показатели имели тенденцию к понижению и внутриэкономическое положение оставалось постоянно кризисным. В 1951 г. сократился объем импорта из стерлинговой зоны. 50-е гг. были временем относительно медленного, но достаточно стабильного роста экономики. Небольшое на 3 %, падение производства имело место лишь в 1952 г., а в целом общий объем промышленной продукции вырос на 18 %. Доля Англии в мировом производстве за 10-летие сократилась с 12 до 10 %, но страна еще удерживала за собой второе после США место в экономике капиталистического мира. Внешнеторговый дефицит и серьезные валютно-финансовые затруднения сочетались с быстрым нарастанием военных расходов, достигших к середине 50-х гг. 37 % гос.бюджета, или 10-й части ВВП. Вплоть до середины 50-х гг. размер реальной заработной платы оставался ниже довоенного уровня, но и превзойдя его в 1955 г., он продолжал расти крайне медленно и неравномерно по отдельным отраслям хозяйства. Конъюнктурное оживление в экономике Великобритании с осени 1963 г. в определенной степени ослабило недовольство правлением консерваторов. В сентябре 1964 г. безработица в стране упала до самого низкого за последние три года уровня — 341 тыс. человек.

За год-полтора до очередных парламентских выборов правительство консерваторов несколько увеличило средства, выделяемые на пособия по безработице, пенсии вдовам, расширило программу жилищного строительства и ликвидации трущоб, увеличило ассигнования на дорожное строительство, на университетское образование и т. д. Все это сопровождалось грандиозной пропагандистской шумихой и, естественно, должно было оказать соответствующее воздействие на избирателей.

Однако на настроения масс оказывали влияние и другие акции консерваторов, совершенно иного характера. В стране ширились выступления против внешнеполитического курса правительства. С весны 1961 г. в Лондоне началась массовая кампания “сидячих забастовок” протеста против политики ядерного вооружения, которую проводили консерваторы. О масштабах выступлений можно судить хотя бы по тому, что в ходе демонстрации 24 марта 1962 г. полицией было арестовано 1172 человека. Значительным явлением во внутриполитической жизни страны стали Олдермастонские походы, проходившие ежегодно в 1958—1968 гг., и деятельность антивоенной организации “Движение за ядерное разоружение”, объединившей сотни тысяч англичан.

Резкое недовольство демократической общественности страны вызвало решение правительства Г. Макмиллана предоставить западногерманским вооруженным силам военные базы, испытательные ракетные полигоны, учебные лагеря для танковых частей и базы снабжения на английской территории. В августе 1961 г. в Англию прибыло первое подразделение бундесвера.

В тревожные дни карибского кризиса в октябре 1962 г. английское правительство разрешило привести в состояние немедленной боевой готовности американские ракеты, размещенные в Англии и нацеленные на СССР. Это вызвало резкую критику в различных слоях населения Англии. Негативное отношение в стране к действиям американских военных и позиции консерваторов было столь ощутимым, что правительство Макмиллана не решилось пойти на разрыв дипломатических отношений с Кубой и прекратить с ней торговлю.

Серьезное влияние на политические настроения в стране оказала дискуссия по вопросу о вступлении Великобритании в Европейское экономическое сообщество. Уже в начале 1961 г. большинство представителей английского крупного капитала пришли к выводу, что созданная Англией в противовес “Общему рынку” в 1960 г. Европейская ассоциация свободной торговли (ЕАСТ), объединившая семь стран (Англия, Австрия, Дания, Норвегия, Португалия, Швеция и Швейцария), не отвечает их планам и интересам, что необходимо вести борьбу с конкурентами не вне ЕЭС, а внутри этой организации.

5. Кризис и распад Британской колониальной империи. Содружество наций.

В своей колониальной политике правительство Эттли также продолжало курс консерваторов, применяя и их методы. Но после победы над Германией, в условиях, когда соотношение сил в мире явно изменялось в пользу советской модели, положение Британии в ее собственных колониях оказалось довольно сложным. Приходилось маневрировать, чтобы сохранить свое господство, и даже уступать там, где другого пути не было. Поэтому политика имперского правительства носила сдерживающий характер. В Лондоне прекрасно понимали, что в целости и неприкосновенности империю не удержать – ее время ушло и по объективным причинам, и в силу субъективных факторов. Деятельность правительств Великобритании была направлена скорее на то, чтобы демонтаж имперских институтов не носил характера обвала и катастрофы. Именно поэтому империя сдавала одну позицию за другой, а не рухнула в одночасье.

Вынужденно пришлось при этом считаться с обещаниями, данными во время войны народам колоний, к которым метрополии пришлось обратиться за помощью, когда империя находилась в тяжелом положении. Приходилось считаться и с развернувшимися в колониях после войны национально-освободительными движениями, которые уже невозможно было подавить силой. Когда в августе 1945 г. Индонезия провозгласила свою независимость, правительство Эттли направило туда стотысячную армию в помощь голландским колонизаторам, однако под давлением общественного мнения эта армия была выведена из Индонезии в середине 1947 г. Безрезультатными были и попытки оказать военную помощь Франции в Индокитае.

В собственной колониальной империи с наибольшими трудностями пришлось англичанам столкнуться в Индии. Движение за независимость парализовало действия англо-индийской администрации, и 15 марта 1946 г. Эттли официально признал в парламенте право Индии на независимость. Но, согласившись на эту серьезную уступку, правительство стало изыскивать пути такого решения вопроса, которое дало бы ему возможность сохранить свое господство иными средствами. Индия была расчленена по религиозному признаку на два государства, которые остались в составе Британской империи в качестве доминионов. Тем не менее, Индийский Союз и Пакистан перестали быть колониями и получили, хотя и ограниченную, государственную независимость. Независимость и статус доминиона получил также и Цейлон. Бирма добилась независимости, но отказалась от статуса доминиона. Только в Малайе английский колониальный режим упорно добивался полного сохранения своих позиций, английские войска жестко подавляли национально-освободительное движение в этом районе. В 1946 г. Англия вывела свои войска из Сирии и Ливана, а в 1948 г. отказалась от своего мандата на Палестину.

Национально-освободительное движение в африканских колониях Англии еще не получило такого развития, чтобы вынудить ее к серьезным уступкам. Но и здесь английскому империализму пришлось маневрировать. В 1945 г. правительство Эттли приняло новый в котором сумма ежегодных расходов была повышена до 12 млн. ф. ст. и должна была предоставляться с 1946/47 до 1955/56 г. Однако ни коалиционное правительство военного времени, ни правительство Эттли не выполнили этих обещаний: за время с 1940/41 по 1944/45 г. было израсходовано на указанные цели только 5,7 млн. ф. ст. (вместо 25 млн.), а в 1945/46 — 1949/50 гг. — только 33 млн. ф. ст. (вместо 60 млн.). Если учесть, что за время войны Англия вывезла из своих колоний сырья и продовольствия на сумму около 500 млн. ф. ст., а всего до конца июня 1952 г. на сумму 1042 млн. ф. ст., оплата которых была заморожена, то видно, что под лицемерной маской «повышения благосостояния» была погашена только незначительная часть задолженности Англии колониям. Целью колониальной политики правительства Эттли оставалось увеличение производства сырья в колониях, необходимое для разрешения экономических трудностей Англии. С особым усердием оно добивалось этого в колониях африканских.

Произошли и некоторые изменения в отношениях между доминионами и Великобританией. С 1947 г. в документах, печати и литературе термин «Британская империя» уступил место названию «Британское содружество наций», которое применялось иногда еще до войны (на имперских конференциях 1926 г., 1931 г. и др.). Вместо «доминиона» стали писать и говорить «член Содружества». Доминион Ньюфаундленд в результате референдума 31 марта 1949 г. присоединился к Канаде. 18 апреля 1949 г. официально вышла из Содружества Ирландская Республика. Чтобы открыть возможность вступления в Содружество для тех колоний, которые приняли статус доминиона, но установили у себя республиканскую форму правления.

Огромное внимание правящие круги Англии, стоявшая у власти Консервативная партия уделяли в своей политике проблемам Содружества наций и сохранения в любом статусе своей колониальной империи.

В Содружестве в 50-х годах росли центробежные тенденции, наблюдалось прогрессирующее ослабление экономической, политической и военной зависимости стран — членов этого объединения от Великобритании. Нарастали острые противоречия и по вопросам внешней политики. Внутри Содружества формировались фактически две группы государств с различной внешнеполитической ориентацией. Одна из них участвовала в группировках, направленных против национально-освободительного движения, в другой (в основном афро-азиатские страны, ставшие на путь независимого развития) заметно было стремление проводить политику неучастия в военных блоках и сотрудничества со всеми странами на основе принципов мирного сосуществования. Центробежные тенденции в Содружестве особенно отчетливо проявились в период Суэцкого кризиса. На заседании Генеральной Ассамблеи ООН 2 ноября 1956 г. против резолюции о прекращении англо-франко-израильской агрессии вместе со странами-агрессорами голосовали только Австралия и Новая Зеландия. Большинство стран Содружества не поддержало Англию, а Индия и Цейлон заняли решительную позицию в защиту Египта. Дж. Неру впоследствии говорил, что именно в связи с Суэцким кризисом впервые встал вопрос о возможности выхода Индии из Содружества. Известно также заявление министра иностранных дел Канады Л. Пирсона о том, что «Суэцкий кризис поставил британское Содружество на грань распада».

Еще сложнее становилась обстановка в колониях Британской империи, 50-е годы ознаменовались кровопролитными колониальными войнами британского империализма в Малайе, Кении, Британской Гвиане и др. Нараставшее национально-освободительное движение народов колониальных и зависимых стран побуждало английскую буржуазию изыскивать новые формы сохранения своих экономических и военно-политических позиций на ранее подвластных ей территориях. Там, где сила не решала вопроса, она проявляла известную гибкость и всячески маневрировала, стремясь сохранить свое влияние.

Консерваторы были вынуждены признать факт распада Британской империи. В 1957 г. добились независимости колонии Золотой Берег (Гана) и Малайская Федерация, в 1960 г. — Кипр и Нигерия. Однако колониальная империя Великобритании, особенно ее владения в Африке, все еще сохраняла значительные размеры, и процесс ее крушения развернулся во всю силу в следующем десятилетии.

Колониальная Империя Британии после Второй мировой войны продержалась недолго. Политической элите страны не оставалось выбора — следовало сдать империю во внешнее управление. Наибольшей ценностью было провозглашено сохранение «атлантической солидарности», а в дальнейшем система мер, известных как «неоколониализм» позволила отказаться от прямого военного удержания территорий в процессе их эксплуатации.

В свою очередь, американский капитал предпочитал действовать последовательно: соглашение о девальвации фунта разрушило «стерлинговую зону» (то есть оторвало от Британии доминионы), доктрина Трумэна вытеснила Британию со Среднего Востока, игра Америки с Англией во время Суэцкого кризиса 1956, в результате чего Британия потеряла Суэцкий канал, а с ним и Индийский океан, все это шаги США по расчленению и захвату британских владений. Не только Британская империя, но и Французская и Итальянская оказались под ударом американского капитала. К 1961 году колонизация Британской Империи была завершена.

Таким образом, после Второй Мировой войны Англия постепенно теряет позиции на Ближнем Востоке. Все это происходит под влиянием национально-освободительного движения. И все же, колонии остаются важным источником сырья и рынком сбыта. За счет выкачки средств из зависимых территорий Англия пытается решить свои экономические, финансовые проблемы. Но распад империи уже начался.

Первый этап этого процесса – уступки со стороны английских властей зависимым территориям. Второй – предоставление некоторым колониям независимости. Третий этап — на смену империи прихо­дит Содружество наций, где Великобритания сохраняла крепкие экономические, политические и культурные позиции.

6. Великобритания 60-х гг.: изменение общественно-политического климата и внутренняя политика правительств Вильсона (1964-1970).

Сформированный Г. Вильсоном пятый лейбористский кабинет министров точно отражал соотношение правых и левых сил в Лейбористской партии и тот компромисс между ними, который персонифицировался в фигуре самого премьер-министра. Министром экономики был назначен лидер правых лейбористов Д.Браун, пост министра техники получил Ф. Казенс. Под руководством Вильсона и Брауна был составлен и в 1965 г. принят парламентом «пятилетний национальный экономический план». Он предусматривал рост производства в среднем на 5 % в год и ликвидацию на этой основе уже в 1966 г. дефицита платежного баланса с последующим превышением доходов над расходами к 1970 г. примерно на четверть миллиарда фунтов стерлингов.

Правительство ВИЛЬСОНА определило три важнейшие проблемы, которые следовало решить его правительству: экономическую, финансовую и социальную.

Основным рычагом стимулирования экономического развития по программе лейбористов стала национализация. Летом 1967 сталелитейную отрасль (14 компаний), на которые приходилось 90 процентов производства чугуна, стали и железа, было выкуплено за 700 млн. фунтов стерлингов, что на 120 млн. фунтов стерлингов превышало ее рыночную стоимость, и переведен в государственный сектор. Впоследствии национализация коснулась судостроительной и авиастроительной отраслей.

Финансовые проблемы, в частности дефицит платежного баланса в 800 млн. фунтов стерлингов (золотовалютный резерв составлял тогда 400 млн. фунтов стерлингов), лейбористы починили традиционным способом: очередной позы ¬ кой МВФ в 3.5 млрд. фунтов стерлингов; девальвацией национальной валюты (с 2,8 доллара за 1 фунт в 2,4 доллара), что стимулировало английский экспорт, но одновременно привело к скачку цен на импортные товары внутри страны. Правительство сократило импорт, увеличило налоги и повысил цену на газ, электроэнергию, мебель, одежду и некоторые другие товары. Таким образом, в конце 1969 удалось ликвидировать дефицит платежного баланса.

Начало деятельности пятого лейбористского правительства было отмечено выполнением ряда предвыборных обещаний в социальной области. Впервые с начала 50-х гг. отменялась плата за выписку рецептов, был несколько ограничен произвол домовладельцев в отношении квартиросъемщиков, на 20 % повышены пенсии по старости. Проведение этих мер дало лейбористам благоприятный шанс на упрочение своих позиций.

В марте 1966 г. состоялись досрочные парламентские выборы. По числу подданных за неё голосов избирателей Лейбористская партия добилась второго (после выборов 1945 г.) результата за свою историю – 47,9%. Консерваторы собрали 41,9% голосов, либералы – 8,6%. Проведя в палату общин 363 депутата, лейбористы теперь располагали в ней абсолютным большинством в 94 мандата.

Центральной внутриполитической проблемой для кабинетов Вильсона в 60-е гг. были взаимоотношения с профсоюзами. С одной стороны, лейбористскому руководству в гораздо большей мере, чем консерваторам, следовало считаться с интересами тред-юнионов составлявших массовую базу и основу электората Лейбористской партии. Но, с другой стороны, разработанный Вильсоном и его сторонниками социально-экономический курс прямо затрагивал интересы профсоюзов, особенно в области ограничения роста заработной платы. Взаимопонимание с тред-юнионами становилось ключевым фактором успеха экономической политики правительства.

Первым шагом Вильсона на этом пути явилось подписание 16 декабря 1964 г. представителями правительства, предпринимателей и тред-юнионов «Декларации о намерениях». Профсоюзы обязывались отказаться от «ограничительной практики», препятствующей повышению «эффективности производства», и свести требования повышения заработной платы к «разумным» пределам, а предприниматели соглашались не прибегать к произвольному взвинчиванию цен. Для контроля за этим соглашением создавалось государственное Национальное управление по ценам и доходам, которое с ведома профсоюзного руководства немедленно ограничило рост заработной платы 3,5 % в год (при ежегодном росте цен на 4 %). Отличительной чертой лейбористской политики «цен и доходов» до 1966 г. был её «добровольный» характер.

Введенный первоначально сроком на 6 месяцев запрет на повышение заработной платы (июль 1966 г.) был затем продлен на год. Одновременно парламент принял акт о ценах и доходах, который, в частности, обязывал тред-юнионы предварительно уведомлять министра труда о намерении провести забастовку, а функции арбитра передавались Национальному управлению по ценам и доходам.

Большого размаха достигла стачечная борьба (только в 1968 г. бастовало более 3 млн.человек), причем вновь приобрело массовый характер требование повышения заработной платы. Правительственную политику «цен и доходов» в 1967 г. отверг съезд БКТ, а год спустя аналогичное решение приняла и конференция Лейбористской партии.

В своей предвыборной программе 1964 г. в числе приоритетных направлений экономического курса будущего правительства Вильсон называл стабилизацию фунта стерлингов и резко критиковал консервативную практику использования внешних займов. Тем не менее в ноябре 1967 г. было объявлено о девальвации национальной валюты на 14,3% и о получении у США и международных банков займа в 3 млрд.ф.ст. Эти меры позволили на короткое время улучшить конкурентоспособность английских товаров на мировом рынке и способствовали оживлению экономики. В 1968 г. объем промышленного производства вырос на 5 %. Однако среднегодовые темпы роста в период лейбористского правления 60-х гг. составили лишь 2,3%. Не удалось избавиться и от дефицита платежного баланса, а все это вместе означало, что национальный план экономического развития потерпел неудачу.

В 1968 г. стал очевиден и отход лейбористского правительства от прежних социальных программ. Был взят курс на сокращение государственных расходов на нужды просвещения и жилищного строительства, вновь восстановлена плата за выписку медицинских рецептов, начато повышение прямых и особенно косвенных налогов (прежде всего на бензин). В 60-х гг. жизненный уровень населения продолжал медленно повышаться, но по темпам его роста Англия проигрывала всем основным конкурентам. Если в первые послевоенные годы средний заработок англ.рабочего был одним из самых высоких в мире, то к концу 60-х гг. большинство капиталистических стран Европы обогнали Англию по этому показателю. Не удалось лейбористам решить и проблему занятости. За время их правления безработица в стране практически удвоилась: с 340 тыс.человек в 1963 г. до 700 тыс. в 1967 г.

Коренной перелом лейбористских позиций произвел Вильсон и в вопросе об отношении к ЕЭС. В мае 1967 г. он неожиданно объявил о решении присоединиться к «Общему рынку». При этом он угрожал противникам такого решения в собственном правительстве увольнением их в отставку и не исключал возможности проведения досрочных выборов.

Используя первую же благоприятную возможность, предоставленную оживлением эконом.конъюнктуры на рубеже 60-70-х гг., правительство поспешило назначить новые выборы.

Парламентские выборы состоялись 18 июня 1970 г., и результаты их вряд ли можно считать неожиданными. Лейбористская партия, собрав чуть больше 12 млн.голосов избирателей (43 % принявших участие в голосовании), провела в палату общин 287 депутатов и вынуждена была пересесть на скамьи оппозиции. В выборах впервые принимали участие 3,5 млн. молодых избирателей: под влиянием выступлений молодежи и особенно студентов в 1968 г. парламент снизил возрастной ценз избирателей с 21 до 18 лет.

7. Обострение расовой и межнациональных проблем в Соединенном Королевстве (вторая половина 60-х – 70-е гг. 20 ст.).

Во время первого премьерства Вильсона (1964-1970) бунтовали разные группы населения. Молодые не желали принимать ценности общества потребления и конформизма, видя, что экология разрушается, а миру, в котором они живут, грозит уничтожение от страшного оружия. Молодежь Уэльса и Шотландии подняла такую волну националистических протестов, какая до недавнего времени была характерна только для регионов, населенных басками в Испании, или для франкоговорящего Квебека в Канаде. Экономический подъем 50-х годов в Шотландии и Уэльсе чувствовался значительно слабее, чем в Англии. Назначение министров по делам Шотландии, а позднее (в 1964 г.) и Уэльса едва ли могло удовлетворить растущие национальные амбиции. Шотландских националистов возмущало, и справедливо, что даже титул Елизаветы II по отношению к их стране звучал иначе, чем для Англии. В Уэльсе дело усугублялось тем, что древнему валлийскому языку и культуре грозила гибель под напором англоязычной массовой культуры. Вслед за победой валлийских националистов, выигравших дополнительные выборы в Кармартене в 1966 г., прошла волна гражданского неповиновения (сопровождавшаяся даже несколькими взрывами бомб) в защиту валлийского языка. Удачным ходом со стороны приверженцев укрепления Соединенного Королевства – юнионистов – было наделение в 1969 г. наследника престола принца Чарлза титулом принца Уэльского. В Шотландии националисты захватили администрацию города Гамильтон и несколько муниципалитетов. Новая волна антианглийских настроений охватила население Горной и Низинной Шотландии.

Серьезное беспокойство вызывала и Северная Ирландия, где искусственно созданное государство, находившееся под контролем протестантского большинства начиная с 1920 г., переживало состояние разброда. Католическое меньшинство со своей стороны, организовало мощное, с явным националистическим оттенком, движение за гражданские права. Все попытки наладить нормальное религиозное и межнациональное сосуществование проваливались. Чтобы обеспечить порядок, в Белфаст и Лондондерри пришлось ввести войска. Волна террористических атак и взрывов бомб в английских городах обозначила начало новой, зловещей стадии в вековой борьбе ирландских националистов в лице Ирландской республиканской армии (ИРА) и партии Шинн фейн за освобождение. В конце 60-х годов, когда различные меньшинства бунтовали от Брикстона до Белфаста, стало очевидно, что британскому либеральному консенсусу приходит конец, как это уже было в 1910-1914 гг.

До того момента, благодаря постоянно растущему уровню жизни всего населения, общественное устройство страны оставалось практически неизменным. Но в 60-х к новой социальной напряженности добавились экономические трудности. В это нелегкое время Британию бросало из одной финансовой ямы в другую, кризисы платежного баланса случались все чаще, фунт лихорадило. Девальвация фунта стерлингов в 1967 г. не принесла длительного эффекта. Инфляция начала заметно расти, особенно в начале 70-х годов, когда консервативное правительство Эдварда Хита, введенное в заблуждение теорией Кейнса, опрометчиво увеличило денежную эмиссию. Вопреки всем предсказаниям кейнсианских экономистов растущая инфляция сопровождалась увеличением безработицы.

Сначала эта беда коснулась только старых промышленных районов северо-востока, Шотландии и Южного Уэльса. В двух последних подъем национализма был во многом вызван закрытием шахт, заводов и увольнением рабочих. К 1973 г. стало ясно, что проблемы Британии имеют далеко идущие последствия. Способность нации обеспечивать свое благосостояние пришла в глубокий упадок, близкий к катастрофе; одновременно сократилась и доля Британии в мировом производстве и торговле. Казалось, что страна готова сменить Турцию в роли «больного человека Европы».

В ответ на снижение уровня жизни профсоюзы сплотили ряды, создав мощный индустриальный кулак. Число членов тред-юнионов быстро росло и достигло своего пика в 1979 г., когда их насчитывалось свыше 13 млн человек. Забастовки шли одна за другой, особенно часто они происходили на угольных шахтах. Общенациональная стачка горняков была организована в феврале 1972 г. и закончилась их полной победой. Правительству Хита пришлось на себе испытать способность шахтеров останавливать производство и подачу энергии по всей стране, несмотря на сворачивание горнодобывающей промышленности, начавшееся в 50-х годах. Еще одна забастовка горняков в феврале 1974 г. заставила правительство объявить о выборах под девизом: «Кто правит Британией?» И ответ оказался неожиданным – произошел небольшой сдвиг в сторону лейбористов, и правительство пало. Снова все требования шахтеров были удовлетворены, их заработная плата опять стала весьма высокой.

Растущая волна протестов, нежелание мириться с традиционными порядками, консолидированная мощь профсоюзов, выступающих против сворачивания производства, – на таком мрачном фоне после короткого знакомства с «обществом изобилия» Британия лицом к лицу встретилась с незнакомым ей новым мировым порядком.

В 60 — е годы Англия стала ареной конфликтов и на почве расового и национального неравенства. Укоренившиеся в стране традиции колониализма, неоколониализма и расовых предрассудков, проблема дискриминации иностранных рабочих приняли особенно отвратительную форму —расовой дискриминации. , Неприязнь части рядовых англичан к цветным усиленно раздувается правыми консерваторами, расистский психоз поддерживается также официальными кругами, возлагающими ответственность за рост безработицы, недостатки в системе образования, нехватку жилищ и многое другое на иммигрантов. Куда менее конституционными и мирными были требования «цветных» меньшинств, более миллиона которых начиная с 50-х годов перебрались в Британию из Индии, Пакистана, Западной Африки и Вест-Индии. В дополнение к тому, что они жили в ветхих домах, время от времени подвергались расовой дискриминации при приеме на работу, а иногда и при столкновениях с полицией, в старых городских районах, где они проживали, их окружала расовая нетерпимость. Ситуацию подогревали подстрекательские речи крайне правого консерватора Инока Пауэлла, игравшего роль современной Кассандры. Согласно его предсказанию в недалеком будущем «реки крови» потекут по улицам британских городов, как это было во время расовых волнений в США.

В 60 — е годы Великобритания занимала одно из первых мест по общему количеству занятых в ее экономике иностранных рабочих среди девяти стран Западной Европы, сравнительно в больших .масштабах эксплуатирующих иностранную рабочую силу. Иностранных рабочих в Англии было примерно 100 тыс. человек, или 3% рабочей силы, по сравнению с 10% в ФРГ. По данным переписи 1966 г. общая доля иммигрантов в численности населения составляла около 5% (из них 3% белых и 2% цветных). Национально — экономическая структура иммиграции в послевоенные годы существенно изменилась: если до войны иммигранты в основном были из Ирландии и капиталистических стран Европы, то после 1945 г.появились цветные из стран Содружества (Вест — Индии, Индии и Пакистана).

В больших английских городах появились крупные цветные землячества. Усиление расовых тенденций привело к тому, что в 60 — е годы английский парламент неоднократно менял конституционные нормы, касающиеся в основном цветных иммигрантов (в 1962, 1965, 1968 гг.). Политика дискриминации иностранных рабочих, ставшая органической составной частью стратегии и тактики британского государственно — монополистического капитализма, встречает порой энергичную поддержку влиятельных политических группировок, чиновников государственного аппарата, Британского совета церквей и др.

Поскольку дискриминация иностранных рабочих нацелена на раскол рабочего класса, она за последние годы все чаще встречает противодействие со стороны рабочих организаций. Однако движение протеста против расизма в Англии в рассматриваемые годы не приняло достаточно энергичного массового характера и не получило необходимой реальной поддержки со стороны БКТ и лейбористской партии. Сопротивление расизму носит характер выступления отдельных общественных организаций, самих — иммигрантов и их землячеств, некоторых профсоюзов и прогрессивных политических деятелей. В 1966 —1967 гг. Совет политического и экономического планирования провел обследование по вопросу расовой дискриминации. При исследовании изучалась дискриминация в следующих областях: при найме квартир, при получении ссуд на строительство домов, в гостиницах, при страховании автомобилей.

Исследование показало, что только в гостиницах цветные иммигранты не подвергались дискриминации, а во всех других случаях она существует.

8. Ольстерский кризис (конец 1960-70-е гг.)

В конце 60-х гг. особую остроту приобрела ситуация в Северной Ирландии. После проведенного в 1921 г. раздела острова 6 промышленно развитых графств северо-востока были оставлены в составе Соединенного королевства. Коренные ирландцы, исповедующие католицизм, составляли в этих графствах меньшинство населения (примерно треть), а большинство принадлежало протестантам, потомкам английских и шотландских колонизаторов. В рамках Соединенного королевства Северной Ирландии (Ольстеру) было предоставлено некоторое самоуправление, имелся даже свой парламент – Стормонт, — в котором господствовала Юнионистская партия – протестантская, выступавшая за сохранение англо-ирландской унии 1801 г. Католическое меньшинство населения Северной Ирландии было фактически бесправно и подвергалось дискриминации по религиозному признаку. В 1967 г. была создана Североирландская ассоциация борьбы за гражданские права. Осенью 1968 г. одна из организованных ею мирных демонстраций была разогнана полицией, при этом пострадало 77 человек. Резко активизировали террористическую деятельность ультраправые вооруженные протестантские группировки во главе с созданным еще в 1795 г. «орденом оранжистов». Террористические методы использовали и католики, прежде всего, боевики из так называемой временной Ирландской республиканской армии (ИРА). Религиозно-этнический конфликт в Ольстере быстро разрастался. Лейбористское правительство в августе 1969 г. ввело в провинцию английские войска. Это положило начало Ольстерскому кризису. В Ольстерского проблеме наглядно проявились не только национальные и религиозные, но и социальные противоречия. Ирландцы-католики (1/3 всех жителей) были наиболее обездоленной частью населения Ольстера как в политическом, так и в социальном плане. Поэтому в этой межобщинных борьбе переплелись и обострились самые составляющие общественной жизни. Обе стороны прибегли к террору. С 1969 г. в ходе столкновений погибли несколько тысяч человек. Ситуация в Ольстере настолько обострилась, что в 1969 г. правительство Англии вынужден был ввести туда 30-тысяч-на армию. В 1972 г. в Ольстере было введено прямое управление из Лондона. Решение проблемы потребовало значительных усилий, прежде налаживания диалога между обеими общинами.

В протестантской общине монопольное лидерство сохраняла Юнионистская партия, однако, в ней постепенно формировались экстремистские, радикальные, умеренные и либеральные фракции, ставшие позднее, в период кризиса 1969—1996 гг. самостоятельными партиями. Важно отметить, что ультраправые силы протестантской общины все явственнее выходили из-под контроля как существовавшего в Северной Ирландии юнионистского режима, так и британского правительства. При этом они не имели единой позиции по многим существенным вопросам. Так, например, значительная часть протестантских радикалов поддерживала возродившуюся идею времен Первой мировой войны об отделении от Соединенного Королевства и создании независимого протестантского государства. Если ранее на этом фланге находились в основном юнионистские проправительственные движения, то к концу 1960-х гг. среди ультраправых протестантов главной силой стали такие группировки, как «Черное общество», Ассоциация Обороны Ольстера (АОО) и другие, которые делали ставку на насилие, экстремизм и крайние меры. Параллельно усиливался и тайный оранжистский орден, возникший еще в XVIII веке. Он насчитывал к началу 1930-х гг. около 100 тыс. членов, хотя еще во время Первой мировой войны рассматривался британскими властями как источник опасности в тылу.

В начале 70-х гг. в протестантской общине Северной Ирландии наметился резкий рост влияния этого ультраправого антикатолического крыла Юнионистской партии, на базе которого возник ряд новых партий и движений. Старая Юнионистская партия быстро распадалась. Создавались новые партии, как ультраправого, так и умеренного направления, спектр требований которых был весьма широк — от независимости протестантского Ольстера до полного слияния с Великобританией. Умеренные юнионисты выступали за восстановление положения, каким оно было до 1968 г. В 1972 г. стало очевидно, что сохранить единство юнионистов невозможно, и один из лидеров правого крыла, бывший министр внутренних дел Северной Ирландии Крейг, основал движение «Авангард Ольстера», позднее переименованное в Прогрессистскую юнионистскую партию Ольстерач — «Авангард» и выступавшее за создание независимого протестантского Ольстерского государства, в противовес умеренному крылу Юнионистской партии, являвшемуся политической базой сменявших друг друга ольстерских правительств. Часть протестантской элиты поддержала создание «Черного общества» — тайного союза, тесно связанного с оранжистским орденом. Оно также выступало с непримиримых позиций по отношению к католикам. Лидеры «Черного общества» вошли в состав Центрального совета «Авангарда», как и лидеры полувоенной Ассоциации обороны Ольстера, также созданной Крейгом несколько ранее на базе запрещенной правительством Т. О’Нейла (1963—1969) организации Силы волонтеров Ольстера (СВО) и включавшей около 40 тыс. членов (к середине 1990-х гг. численность АОО упала до 10 тыс. членов). СВО также продолжает существовать, хоть и в подполье. Некоторые из этих организаций рассматривали в качестве врага не только католики, но и британское правительство, если оно посягнет на устои господства протестантов в Ольстере. Другое мощное течение в рамках правого крыла протестантской общины представляли сторонники священника Яна Пэйсли, объединившиеся в том же 1972 г. в Демократическую юнионистскую партию (ДЮН), выступавшую по основным вопросам с клерикально-ультраправых позиций. В отличие от «Авангарда» ДЮП поддерживала идею полной интеграции с Великобританией без всякой автономии. Тем не менее ДЮП и «Авангард» стали политическими союзниками. Определенная часть умеренных юнионистов создала Партию Альянса, выступавшую с поддержкой всех шагов британского правительства, в том числе направленных на примирение с католиками, и за восстановление прежнего положения в Северной Ирландии, как уже отмечалось выше. И наконец, часть умеренных, во главе с последним (до введения в 1972 г. прямого правления Великобритании) премьер-министром Северной Ирландии Б. Фолкнером (глава кабинета в 1971—1972 гг.) осталась в партии со старым названием — Ольстерская юнионистская партия (ОЮП). Фолкнер и его сторонники также были готовы к некоторой демократизации режима и поддерживали британское правительство

Предпринятые в Северной Ирландии меры не прибавили правительству популярности, как и новый поворот политики «цен и доходов» внутри страны. В январе 1969 г. правительство внесло в парламент билль под названием «Вместо раздоров», основной целью которого было дальнейшее ограничение права рабочих на стачку. Законопроект предусматривал усложнение процедуры предварительного рассмотрения претензий и получения разрешения на забастовку, введение сроком на месяц запрета на любые «неофициальные» забастовки, проведение обязательного индивидуального тайного голосования всех членов тред-юниона при решении вопроса о стачке в национальном масштабе и другие меры.

Конец билля «Вместо раздоров» не был просто частной неудачей. Он означал провал всей вильсоновской концепции регулирования индустриальных отношений административными методами.

9. Кабинет Эдварда Хита. Эконом.и полит.кризис 1973-1974 гг. в Великобритании.

После победы на выборах летом 1970 г. правительство сформировал и возглавил лидер консерваторов Эдвард Хит. Уже само его избрание на этот пост в 1965 г. было своего рода маленькой сенсацией в полит.жизни Англии, так как на смену аристократу Дуглас-Хьюму к руководству крупнейшей партией пришел сын строительного подрядчика Э.Хит.

Программа Хита, изложенная в предвыборном манифесте «Лучшее будущее», предусматривала достижение стабильного роста британской экономики в результате отказа от гос.ограничений свободы частного предпринимательства, включая ликвидацию ряда созданных лейбористами органов гос.регулирования, и сокращения гос.расходов в национализированных отраслях промышленности и соц.сфере, но не расходов на военные нужды. Сотрудничество с профсоюзами для повышения эффективности производства не отвергалось, однако основой его должно было стать не равенство партнеров, а неуклонное подчинение тред-юнионов решениям правительства. Такая концепция соц-эконом.развития Англии, названная сторонниками Хита «тихой революцией», выдвигалась в качестве альтернативы «научной революции» Вильсона.

В октябре 1970 г. билль «Об отношениях в промышленности». Всем профсоюзам предписывалось зарегистрироваться в специальных органах гос.надзора. Отказ от регистрации лишал профсоюзное руководство законного статуса. Новый закон полностью запрещал стачки солидарности и политические выступления тред-юнионов.

С принятием закона «Об отношениях в промышленности» борьба наоборот усилилась. Если в 1970 г. в стачках было потеряно 11 млн.рабочих дней, то в 1972 г. – более 24 млн. Летом 1971 г. администрация крупнейшей частной судостроительной компании «Аппер Клайд Шипбилдерс» в Шотландии объявила о банкротстве фирмы и увольнение всех рабочих.

Важное значение имела победа общенациональной стачки 280 тыс.британских шахтеров в январе –феврале 1972 г., в результате которой они добились крупной прибавки к зарплате – на 25 %. В апреле того же года 200 тыс.железнодорожников страны стали работать «строго по правилам», едва не парализовав тем самым транспортные перевозки. Правительству пришлось удовлетворить их требования и повысить заработную пату на 14%. С осени 1972 г. кабинет Хита изменил тактику борьбы с рабочим движением. Главная ставка была сделана на эконом.методы, в первую очередь на «замораживание» заработной платы. На трехсторонних переговорах представителей правительства, предпринимателей и профсоюзов последние решительно отвергли все предложения о «добровольном» ограничении роста заработной платы. В ноябре 1972 г. консерваторы провели через парламент закон о полном «замораживании» заработной платы, а в марте 1973 г. объявили о введении «второй фазы» этой политики. Был установлен годовой минимум роста заработной платы в 250 ф.ст.и созданы правительственные органы с исключительными правами регулирования цен и доходов на 3-летний период.

Продолжалось углубление североирландского кризиса. К лету 1971 г. консерваторы довели численность британских войск в провинции до 15 тыс.человек. 30 марта 1972 г. британский парламент приостановил работу провинциального законодательного собрания (Стормонта) и ввел прямое правление из Лондона. 8 марта 1973 г. в Северной Ирландии был проведен референдум по вопросу о том, оставаться ли Ольстеру в составе Соединенного королевства. Католическое меньшинство населения бойкотировало голосование. В результате протестантское большинство высказалось за сохранение союза. В июне консервативное правительство окончательно упразднило Стормонт, но пообещало созвать вместо него новый орган- региональную ассамблею.

Развитие ольстерского кризиса побудило консервативный кабинет установить контакты с Ирландской республикой. В октябре 1971 г. встреча премьер-министров Великобритании, Северной Ирландской республики, выявившая острые разногласия в подходе к решению ольстерской проблемы. В декабре 1973 г. на очередной трехсторонней встрече в городке Саннигдейл под Лондоном важное соглашение о создании консультативного органа – Совета Ирландии из министров и парламентариев Ирландской республики и Северной Ирландии для обсуждения общеирландских проблем.

В октябре 1971 г. парламент утвердил решение о вступлении Англии в ЕЭС. За решение о вступлении вместе с 282 консерваторами проголосовали 5 либералов и 69 лейбористов во главе с заместителем лидера партии Р. Дженкинсом, против было подано 244 голоса. В январе 1972 г. Э. Хит подписал договор о присоединении Великобритании к ЕЭС, Евратому и Европейскому объединению угля и стали с 1 января 1973 г.

Стоимость продуктов питания только за 1973 г. выросла на 15 % и продолжала расти. В целях борьбы с инфляцией правительство объявило о сокращении в 1973,74 финансовом году гос.расходов на социальные нужды на 1,2 млрд.ф.ст. Но зато за один год британские инвестиции в странах ЕЭС выросли в 5 раз.

Консервативное прав-во добилось прироста пром.про-ва на 7,7%. Экономический рывок был осуществлен за счет ухудшения долговременных условий эконом.развития и снижении жизненного уровня населения.

Проблемы консервативного правления были связаны со стачечным движением. Ярким примером этого может служить выступление судостроителей Верхнего Клайда в Шотландии, который длился с июля 1971 по февраль 1972. Забастовщики протестовали против закрытия верфи и увольнения рабочих. Захватив верфь, они выгнали руководство, организовали самоуправление и добились роста производительности труда.

Национальный союз горняков потребовал повысить базовые ставки заработной платы. Когда требование было отклонено под предлогом необходимости борьбы с инфляцией, шахтеры отказались от сверхурочных работ. В ноябре 1973 г. правительство Хита объявило чрезвычайное положение, перевело значительную часть промышленных предприятий на 3-дневную рабочую неделю и сократило подачу электроэнергии для бытовых нужд населения. Консервативная пресса объясняла введенные лимиты энергоснабжения «эгоизмом» шахтеров, из-за которого электростанциям не хватает угля, рабочие других отраслей лишаются почти половины заработка, а женщины, старики и дети вынуждены мерзнуть в своих домах.

23 января 1974 г. исполком Национального союза горняков принял решение о начале с 10 февраля всеобщей стачки. Хит, уверенный, что ему удалось настроить население против горняков, распустил парламент и назначил на 28 февраля досрочные выборы. Впервые в послевоенной истории Англии избирательная компания проходила в обстановке острой социальной конфронтации: всеобщая стачка шахтеров, чрезвычайное положение.

Итоги парламентских выборов 28 февраля 1974 г. показали своеобразие расстановки соц-полит.сил в стране. Обе ведущие партии почти поровну разделили голоса ¾ электората: за лейбористов проголосовало 12 млн.человек, за консерваторов более 11,5 млн. Многие избиратели отдали голоса лейбористам в надежде, что те уладят конфликт с профсоюзами. Неожиданного успеха добилась на выборах Либеральная партия: за её кандидатов было подано свыше 6 млн.голосов. 301 депутатский мандат получили лейбористы, 296 консерваторы, 14 мандатов либералы. Новый кабинет было поручено сформировать лидеру лейбористов Г.Вильсону.

Главным достижением правительства Хита во внешнеполитической сфере стало присоединение Великобритании к «Общему рынка», что произошло 1 января 1973 и привело соответствующую перестройку экономической структуры в стране и ряд финансовых реформ, необходимых для адаптации к общим требованиям ЕЭС. Качественные технические сдвиги в английской промышленности позволили повысить производительность труда и увеличить английские инвестиции в страны содружества. Вместе с тем при вступлении в ЕЭС Великобритания уступила свои претензии относительно сельскохозяйственных преференций, отказалась от особых торговых соглашений со странами Содружества и использования фунта стерлингов в качестве резервной валюты в международных расчетах.

10. Деятельность лейбористских правительств в 1974-1979 гг. Проблема деволюции Шотландии и Уэльса.

Лейбористы выполнили важнейшее предвыборное обещание «Об отношениях в промышленности». Решением о повышении заработной платы шахтеров они урегулировали конфликт в угледобывающей промышленности. Была восстановлена полная рабочая неделя на всех предприятиях. Проведенное ими «замораживание» квартирной платы в принадлежащих муниципалитетам домах позволило улучшить положение малооплачиваемых категорий рабочих и пенсионеров. Увеличен размер пенсионных пособий и субсидий на продукты питания.

Во внешней политике Вильсон подтвердил намерение совего кабинета вывести британские войска с территорий «к востоку от Суэца». Заявил о том, что будет добиваться пересмотра условий участия Англии в ЕЭС.

В апреле 1974 г. Вильсон посетил Северную Ирландию, где изложил свою программу восстановления мира в регионе, предусматривавшую скорейшую ратификацию Саннингдейлского соглашения и нейтрализацию вооруженных экстремистских группировок, как с протестантской, так и католической стороны. В ответ протестанты провели всеобщую стачку в Ольстере. Чтобы помешать дезорганизации экономики, правительство ввело 19 мая чрезвычайное положение в провинции, а спустя несколько дней распустило североирландскую ассамблею, вернувшись к режиму прямого правления из Лондона. 19 июля 1974 г. брит.парламент принял «Североирландский конституционный акт», по которому предполагалось создать в Ольстере новый выборный совещательный орган – конституционный конвент. Однако из-за саботажа протестантов выборы в конвент были отложены.

10 октября прошли вторые в 1974 г. парламентские выборы. Они принесли лейбористам более ощутимую победу. Лейбористы получили 319 мест в палате общин. Итоги выборов вызвали глубокое недовольство Консервативной партии. В канун выборов Хит и его сторонники выступили с идеей образования блока партий, оппозиционных лейбористам, под лозунгом «объединения наций». В ноябре большинство вновь избранных в палату общин консервативных депутатов потребовали пересмотра процедуры выборов лидера партии и его ежегодного переизбрания. Это был открытый бунт против Хита и его курса. Специально образованная партийная комиссия под председательством Дуглас-Хьюма в течение 3 месяцев работала над новым правилами, в соответствии с которыми в феврале 1975 г. новым лидером консерваторов была избрана Маргарет Тэтчер, занимавшая в правительстве Хита пост министра образования.

После выборов лейбористское правительство продолжило политику реформ. В 1975 г. оно провело законы о ликвидации значительной части закрытых учебных заведений за исключением самых привилегированных частных школ и о дальнейшем улучшении пенсионного обеспечения. Был принят закон о промышленности, согласно которому создавалось Национальное управление предприятий, и вводилась процедура выработки соглашений по вопросам планирования производства между этим гос.органом и предпринимателями. Но главной задачей лейбористских кабинетов в то время стало преодоление хозяйственных трудностей. В 1974 г. в Англии развернулся самый сильный за весь послевоенный период экономический кризис. В 1974-1975 гг. пром.про-во в Великобритании сократилось более чем на 10 %. Около 30 % пром.мощностей страны оказались незагруженными, вследствие чего безработица удвоилась – с 700 тыс.человек в начале 1974 г. до 1400 тыс. в 1975 г. В 1974 г. розничные цены выросли на 19 %, а в 1975 г. – на 24 %. По темпам инфляции Англия обогнала все основные капиталистические страны.

Летом 1975 г. Вильсону удалось добиться официального заключения «социального контракта» между правительством и тред-юнионами сроком на 2 года. Профсоюзы добровольно обязались ограничить свои требования к росту заработной платы на 10% в год. Сдерживание роста оплаты труда стало основой антиинфляционной политики лейбористского правительства. Повышение налогов на потребительские выборы, сокращение гос.расходов на социальные и культурные нужды и получение крупных внешних займов у МВФ.

Важную роль в развитии экономического кризиса середины 70-х гг. сыграло обострение топливно-энергетических проблем. К середине 1970-х гг. топливно-энергетический баланс страны существенно изменился: привозная нефть занимала в нем 46,5 %, а собственный уголь – лишь 38,5%. В условиях кризиса лейбористскому правительству удалось поднять добычу угля, но потребность страны в импорте нефти все еще достигала 40 % энергетического баланса.

Г.Вильсон на совещании глав правительств стран ЕЭС в декабре 1974 г. добился некоторого облегчения финансовых условий участия Великобритании в «Общем рынке». Референдум по вопросу об участии Великобритании в «Общем рынке» состоялся 5 июня 1975 г. Из 40,5 млн.англичан, имевших право голоса, в нем приняло участие лишь 25,7 млн.человек. 2/3 участников референдума проголосовали за пребывание Англии в ЕЭС. 1 августа 1975 г. премьер-министр Вильсон вместе с главами других европейских государств США и Канады подписал Заключительный акт Хельсинского совещания.

В сентябре 1975 г. состоялся визит Вильсона в СССР, в ходе которого были достигнуты договоренности о расширении научно-технического, промышленного и торгового сотрудничества стран на 10-летний период.

Усилия лейбористского кабинета Вильсона в условиях кризиса 1974-75 гг.позволили стабилизировать ситуацию внутри страны и поднять международный престиж Англии. Однако приближение выхода из кризиса требовало выработки долговременной программы действий правительства в новых условиях. А конкретной программы руководства страной во второй половине 70-х гг. лейбористская партия не имела. Неожиданная отставка Вильсон, о которой он объявил 16 марта 1976 г.

Преемником Вильсона стал Джеймс Каллагэн. После выхода из кризиса британская экономика с трудом адаптировалась к новому состоянию мирового хозяйства. Предкризисный уровень про-ва был достигнут только в мае 1977 г., но и после этого темпы экономического роста оставались низкими: по среднегодовым темпам прироста ВВП Англия почти вдвое уступала средним показателям основных развитых стран – 1,4 против 2,7%.

В июне 1976 г. чрезвычайный съезд БКТ (Британского комитета тред-юнионов) принял резолюцию с призывом вернуться к практике свободного договорного регулирования заработной платы.

Вновь обратившись к административным мерам ограничения роста заработной платы и введя жесткий режим экономии гос.расходов на соц.нужды, правительство Каллагэна параллельно пыталось снизить безработицу и стимулировать рост производства в частном секторе. Были установлены налоговые льготы для частного бизнеса, увеличены гос.ассигнования на обновление основного капитала. Но, опасаясь дальнейшего роста инфляции, правительство рекомендовало крупным банкам сократить объемы кредитования и усилить контроль над денежной массой. В декабре 1978 г. правительственный курс был осужден большинством палаты общин, т.е. не только оппозицией, но и частью депутатов-лейбористов.

Партия быстро теряла поддержку в массах в мае 1977 г. консерваторам удалось завоевать свыше тысячи новых мест в органах местного самоуправления и получить контроль над муниципалитетами большинства крупных городов страны. К 1977 г. в результате поражений на дополнительных выборах лейбористская фракция утратила 8 депутатских мест и лишилась абсолютного большинства в палате общин. Главной заботой правительства Каллагэна стали попытки создания парламентских блоков с «малыми» партиями ради удержания власти любыми средствами.

В марте 1977 г. лейбористскому руководству удалось заключить подобную сделку с Либеральной партией. Ссылаясь на условия соглашения с либералами, правительство отказалось выполнить принятые на съезде БКТ и конференции Лейбористской партии в 1976 г. решения о национализации частных банков и страховых компаний.

Парламентский блок лейбористов и либералов просуществовал около полутора лет: о его разрыве Д.Стил официально объявил в октябре 1978 г. После этого единственной надеждой кабинета Каллагэна на сохранение власти оставались фракции национальных партий, и самая большая из них – фракция Шотландской национальной партии.

Крайне напряженной оставалась ситуация в Северной Ирландии. После проведенных там в мае 1975 г. выборов в конституционный конвент объединенная коалиция юнионистов, получившая абсолютное большинство мест в нем, завела работу конвента в тупик, и управление делами провинции по-прежнему осуществлялась из Лондона.

В первой половине 70-х гг. законодательство консервативного кабинета Э.Хита, направленное на ограничение прав иммигрантов-выходцев из стран Азии, Африки и островов Карибскогом моря, во многом способствовало оживлению шовинистических, расистских настроений у части английского населения. На этой почве возникали различные ультраправые группы, многие из которых объединились вокруг основанного еще в 1966 г. профашистского Национального фронта. «Фронт» неоднократно проводил провокационные шествия и марши под расистскими лозунгами в населенных преимущественно этническими меньшинствами кварталах Лондона и других крупных городов, финалом которых нередко становились открытые столкновения и погромы.

Заметно активизировалось движение за национальную и культурную автономию в Шотландии и Уэльсе. Оно создавало объективную основу для поисков демократического решения проблем национальных регионов Великобритании. В ноябре 1975 г. была обнародована «Белая книга», предлагавшая учредить законодательные собрания в Шотландии и Уэльсе, передав им решение вопросов самоуправления, образования, мед.обслуживания, строительства дорого и жилья, охраны окружающей среды и т.п. Делегирование части полномочий центральной власти автономным региональным выборным органам получило название «деволюции». В 1976 г. соответствующий законопроект был внесен парламент, где его обсуждение затянулось на 2 с лишним года.

Выдвижение проблемы «деволюции» на авансцену полит.жизни в 1978 г. было вызвано борьбой за удержание власти Каллагэна. С помощью голосов депутатов от нац.партий лейбористам удалось получить принципиальное одобрение биллей о «деволюции» в палате общин, но их проведение в жизнь было поставлено в зависимость от итогов референдумов в Шотландии и Уэльсе. В поддержку «деволюции» высказалось лишь около трети жителей Уэльса и немногим более 40% шотландцев. После этого консервативная партия легко добилась вынесения правительству вотума недоверия, и новые парламентские выборы назначены на 3 мая 1979 г. За консерваторов проголосовало 13,7 % млн.избирателей, что дало им 339 мест в палате общин, лейбористы получили 268 депутатских мандатов. Впервые в британской истории сформированное консерваторами правительство возглавила женщина – 53- летняя Маргарет Тэтчер.

11. Англо-американские отношения в годы «холодной войны»

После Второй мировой войны произошли существенные изменения на мировой политической арене. СССР и США за годы войны значительно усилили свои финансовые, политические и экономические позиции, расширили сферы влияния и превратились в сверхдержавы. Великобритания в послевоенных условиях, не имея возможности конкурировать с США и СССР, пыталась играть на противоречиях двух стран в попытке сохранить Британскую империю и статус великой державы.

В годы войны британский премьер-министр У. Черчилль предложил концепцию «трех окружностей», приоритетное место в которой отводилось сохранению и укреплению отношений с США (остальные «две окружности» – отношения с Европой и связи с Содружеством). В послевоенное время новый кабинет во главе с лейбористом К. Эттли пытался сохранить союзнические отношения, получившие характеристику «особых».«Особость» этих отношений, по мнению историков, основывалась на дружеских личных отношениях (во времена У. Черчилля и Ф. Рузвельта), языковой и культурной исторической близости двух стран и общих целях во внешней политике

После Второй мировой войны, имея особую связь, обе страны прилагали совместные усилия для сдерживания Германии и Советского Союза. Англии не хватало сил развивать независимый ядерный потенциал для сдерживания и контроля на европейском континенте, и она должна была полагаться на предоставляемое Соединенными Штатами ядерное оружие. Британские правящие круги планировали использовать мощь США в своих интересах, не сводя англо-американские «особые» отношения к безоговорочной поддержке Лондоном любых действий Вашингтона. Для Вашингтона место гаранта послевоенной системы отношений означало кардинальное изменение их роли в мире, так как до войны ответственность за судьбы мирового капитализма несли европейские страны, прежде всего Великобритания.

Внешняя политика Англии в Европе в первые послевоенные годы имела целью использовать поражение Германии для установления своей руководящей роли в европейских делах.

Во внешнеполитической стратегии США после Второй мировой войны Западная Европа занимала важное место. Вашингтон опасался распространения советской экспансии в Европе, поэтому внешнеполитическая доктрина США с 1947 г. стала доктрина Трумэна, или доктрина «сдерживания».

Лейбористское правительство К. Эттли (1945–1951 гг.) стремилось теснее «привязать» Соединенные Штаты к Западной Европе. Англичане приветствовали экономическую и военную поддержку США, так как это был единственно возможный источник помощи. У Великобритании не оставалось финансовых ресурсов, чтобы играть, как прежде, решающую роль в мировой экономике или даже в европейском балансе сил. Сохранение особых отношений с Вашингтоном, по мнению Лондона, могло компенсировать это ослабление. Поэтому Англия активно поддерживала план Маршалла, который предоставлял американскую финансовую помощь, чтобы создать благоприятные условия для возрождения Европы в качестве целостного экономического организма. В число получателей американской помощи по плану Маршалла была включена Западная Германия, что в дальнейшем способствовало интеграции ФРГ в различные европейские и международные организации. То есть американцы начали активно выступать в защиту Западной Европы от советской угрозы. Как подтвердил министр иностранных дел Э. Бевин в декабре 1947 г. на конференции в Лондоне, видимая роль Америки в Европе значительно увеличилась.

Как попытку создать эффективную систему безопасности в Европе можно рассматривать интеграционные проекты. Послевоенные дебаты по вопросам европейской интеграции были начаты выступлением У. Черчилля 19 сентября 1946 г. в университете Цюриха с программой послевоенного устройства в Европе. Проблема послевоенного устройства Европы, решение «германского вопроса» положили начало западноевропейской военно-политической интеграции. Американские политики настаивали на создании военно-политического блока в Западной Европе, чтобы противостоять Советскому Союзу.

Первым шагом на пути к западноевропейской интеграции было создание в 1948 г. Организации европейского экономического сотрудничества для участия в реализации «плана Маршалла», в которую вошло 17 государств. Франция стала получать американские кредиты, товары и продовольствие. Она обязывалась отчитываться в использовании американской помощи перед правительством США и создавать благоприятные условия для американских капиталовложений во французскую экономику. В 1947–1948 гг. был создан Западный союз, с участием Англии, Франции, Бельгии, Нидерландов и Люксембурга. Страны обязывались оказывать военную помощь друг другу, сотрудничать в экономической, социальной областях. В сложившейся обстановке угрозы со стороны СССР и необходимости решения «германского вопроса» военно-политическое сотрудничество выходит на первое место. В 1949 г. был создан Североатлантический блок (НАТО), с его возникновением появились гарантии сохранения политической стабильности в Западной Европе. Участники договора обязались развивать между собой военно-политическое и военно-техническое сотрудничество. Соединенные Штаты приняли на себя основную часть расходов по военному строительству в Западной Европе.

В условиях начавшейся в конце 40-х гг. ХХ в «холодной войны» это означало готовность США защищать западноевропейские государства в том случае, если СССР решится силовым путем расширить сферу своего влияния.

Возникновение Западного союза вызвало у Вашингтона скептическую реакцию – созданная группировка формально имела антигерманскую направленность, что представляло для Вашингтона относительно меньший интерес. Когда же военно-политическое сотрудничество удалось поднять на «общеатлантический» уровень, этот «недостаток» был устранен. Различные схемы активизации западноевропейских военных связей, которые обсуждались уже в 1950-е гг., после создания НАТО встречали со стороны США одобрение. «Германский вопрос» в начале 1950-х гг. оставался важным аспектом европейских дискуссий о том, как включить Западную Германию в сообщество западноевропейских демократий. Наиболее значимым «германский вопрос» оставался для Франции, трижды за 70 лет пережившей нападение своего западного соседа. Родоначальником европейской интеграции считается Жан Монне. С 1946 г. он занимал должность руководителя Генерального комиссариата по планированию во Франции. Ж. Монне предложил план экономической интеграции, озвученный министром иностранных дел Р. Шуманом. 9 мая 1950 г. Р. Шуман обнародовал план создания Европейского объединения угля и стали (ЕОУС). В его основу была положена концепция надгосударственности, которая должна была содействовать более эффективному сдерживанию германского реваншизма и ослабить конкуренцию со стороны Западной Германии в угольной и сталелитейной отраслях промышленности. В соответствии с планом французское правительство предлагало, чтобы «франко-германское производство угля и стали было поставлено под контроль общего Высшего руководящего органа, в рамках организации, открытой для участия других стран Европы». В 1952 г. после переговоров и ратификации вступил в силу Договор о создании ЕОУС (с участием Франции, ФРГ, Италии и стран Бенилюкса).

США с энтузиазмом восприняли идею урегулирования франко-германских противоречий путем интеграции. Европейская интеграция являлась для США одним из приоритетных направлений во внешней политике. Вашингтон положительно отнесся к тому, что подход к решению «германского вопроса» был найден во Франции.

Британия отказалась присоединиться к ЕОУС (и даже отклонила приглашение на участие в переговорах), полагая, что угольная отрасль играет слишком важную роль, чтобы передать ее под контроль единой международной организации. Лондон прохладно относился к попыткам Франции найти способ застраховаться от германской угрозы при помощи включения ФРГ в наднациональные институты европейской интеграции. Британское правительство не желало ограничивать свой суверенитет посредством делегирования хотя бы его части европейским интеграционным институтам. Лондон ориентировался на укрепление двустороннего британо-американского союза, в котором видел залог национальной безопасности.

Таким образом, реализация первого интеграционного проекта Франции получила поддержку Вашингтона. Великобритания, отказавшаяся участвовать в предложенной французами модели интеграции, столкнулась с необходимостью корректировки внешнеполитического курса, чтобы, не ослабляя отношения с США, продолжать контролировать политические процессы, происходящие на континенте. Дальнейшее развитие наднациональной интеграции вызвало существенные разногласия в англо-американских отношениях, которые наметились уже в период формулирования позиций стран по проекту ЕОУС.

Нежелание Великобритании ослаблять связи со своими бывшими колониями, её претензии на «особые» отношения с США, а также её соперничество с Францией и ФРГ привели к тому, что она осталась вне «Общего рынка». В противовес ЕЭС Великобритания, Швеция, Дания, Норвегия, Австрия, Швейцария и Португалия создали в январе 1960 г. Европейскую ассоциацию свободной торговли (ЕАСТ). ЕАСТ объединила страны, сравнительно мало связанные друг с другом. Внешнеполитические связи со странами «Общего рынка» оказались для Великобритании большими по масштабу и более значимыми, чем с членами ЕАСТ. Это побудило Великобританию уже в 1961 г. и вторично в 1967 г. подать заявку на вступление в «Общий рынок», которая оба раза была отклонена из-за противодействия президента Франции де Голля.

Налаживать отношения с Советским Союзом пришлось Гарольду Макмиллану. В 1959 г. он совершил визит в Москву для организации встречи Никиты Хрущёва с Дуайтом Эйзенхауэром, которая годом позже сорвалась из-за скандала вокруг американского самолёта-шпиона «У-2″. Г.Макмиллан стал первым британским премьеров, взявшим курс на «наведение мостов» между Москвой и Вашингтоном, играя посредническую, коммуникационную роль. Благодаря ему, а также стараниям министра иностранных дел Алека Дугласа-Хьюма. Лондон внёс немалую лепту в заключение Соглашения о запрещении испытания ядерного оружия в трёх сферах 1963 года. В 1960-е годы новым импульсом для развития внешнеполитической доктрины Великобритании стало знаковое выступление Г.Макмиллана в Кейптауне. Говоря о «ветре перемен», премьер признал реалии укрепления национального самосознания в британских колониях. Гарольд Вильсон, который после прихода к власти ещё кичился тем, что границы британского государства «проходят по Гималаям», вскоре изменил позицию и в 1967 г. объявил о выводе британских вооружённых сил «к Востоку от Суэца», т.е. из бассейна Индийского океана и Персидского залива. В 1960-е годы возникла проблема ментальной перестройки британского общества в связи с утратой полноценного статуса великой державы, остро встал вопрос самоидентификации британской нации в новых исторических условиях.  Проявилась и другая принципиальная тенденция – Лондон начал громко стучаться в двери ЕЭС. Дважды вынесенное вето генерала де Голля, называвшего Британию «троянским конём» США в Европе, оставило их наглухо закрытыми. Только третья попытка, предпринятая консервативным правительством Эдварда Хита, увенчалась успехом. Подключение страны в 1973 г. к процессу европейской интеграции свидетельствовало об окончательном складывании новой конфигурации «трёх великих кругов», среди которых отношения Британии с Европой вышли по своему значению на второе место, оттеснив фактор Содружества. Что касается ритма советско-британских отношений, то «потепления», как правило, приходились на вторую половину десятилетий. Так было в 1950-х годах при Г.Макмиллане, в 1960-х и 1970-х годах при Г.Вильсоне, в 1980-х годах при М.Тэтчер. Эта последовательность была нарушена после развала Советского Союза, и сотрудничество между Россией и Англией оживилось только в самом конце XX века. Спады и подъёмы, как правило, зависели от состояния дел в сфере советско-американских отношений, однако в периоды ослабления особых отношений Лондона и Вашингтона советско-британские связи могли развиваться и в автономном режиме. Во второй половине 1960-х годов, когда между Британией и США возникли разногласия по ряду международных проблем, а также несмотря на усиление противостояния Советского Союза и Соединённых Штатов на фоне войны во Вьетнаме, правительство Вильсона заключило с Москвой ряд важных договорённостей. В то же время, в начале 1970-х годов, вопреки новому сближению сверхдержав, правительство Эдварда Хита пошло на обострение отношений с Москвой.

Фолклендская война спровоцированной нападением извне на британскую заморскую территорию. Более серьёзным аргументом в деле восстановления позиций Британии в мире были отношения с США. В то же время усиление неприязни и подозрительности Тэтчер к европейской интеграции в целом и к Франции и Германии в частности не только стоили ей кресла премьера и привели к расколу Консервативной партии, но в 1990-е годы вычеркнули Британию из списков европейских лидеров.

12. Европейская политика Великобритании в 50-70-е гг.

В 50-х годах основное направление внешней политики Великобритании фактически не изменилось по сравнению с первыми послевоенными годами. Ее внешнеполитический курс базировался на концепции «трех кругов», сформулированной Черчиллем. Суть этой концепции заключалась в том, что Англии якобы было обеспечено особое влияние на ход международных событий вследствие ее тройной роли — главного партнера США, ведущей западноевропейской державы и лидера Содружества наций. Однако международная обстановка 50-х годов — растущая мощь социалистических стран «восточного блока», и особенно СССР, успехи национально-освободительного движения, стремление американского империализма к мировому господству, быстрое укрепление позиций западногерманских монополий — в значительной степени воздействовала на внешнеполитический курс Великобритании.

Правящие круги Англии пытались проводить внешнюю политику на двухпартийной основе, сохраняя ее преемственность вне зависимости от того, какая партия — Консервативная или Лейбористская — находится у власти. В период своего пребывания у власти руководство Консервативной партии продолжало политику «холодной войны», проводя курс на активное участие Великобритании в агрессивных военных блоках, в гонке вооружений. Правительство Черчилля уделяло большое внимание созданию атомного оружия. Первая стадия осуществления программы атомного вооружения Англии, начатого еще в 1946 г., завершилась в октябре 1952 г. пробным взрывом атомной бомбы у северного побережья Австралии. Следующие испытания были проведены в 1956 г. Не менее интенсивно велись работы по созданию водородной бомбы, начатые в 1954 г. Они были завершены серией термоядерных испытаний в Тихом океане в 1957 г.

Стремление британского империализма к теснейшему объединению политических, экономических и военных сил западного мира для борьбы против просоветских режимов, сгруппированных в «мировую систему социализма» и национально-освободительного движения привело к усилению зависимости Великобритании от США. На ее территории появились американские военные базы. В 1957 г. английским и американским правительствами была впервые сформулирована доктрина «взаимозависимости». Английские ядерные силы были объединены с американскими. 5 апреля 1955 г. 80-летний Уинстон Черчилль вручил королеве прошение об отставке. На следующий день формирование нового правительства было поручено Антони Идену. Иден отнюдь не собирался менять курс своего предшественника ни во внутренней, ни во внешней политике.

Вместе с тем на взаимоотношениях между Англией и США не могло не сказываться углубление межгосударственных противоречий. Это особенно четко проявилось во время Суэцкого кризиса. Здесь вполне отчетливо проявились противоречия между американской и британской политическими элитами. Первые пытались прибрать к рукам доминирование, а стало быть и господство в некоммунистической части планеты, вторые же стремились сохранить в неприкосновенности то немногое, что осталось от британского владычества.

Крупнейшая акция английских вооруженных сил в послевоенный период была связана с решением египетского правительства о национализации Всеобщей компании Суэцкого морского канала летом 1956 г. Спустя несколько лет А. Иден в своих мемуарах признавал, что подготовка военной акции против Египта была начата английским правительством сразу же после получения известия о национализации компании. Сложность положения правительства Идена состояла в том, что для реализации его планов военной акции против Египта необходимо было заручиться одобрением парламента. Между тем даже внутри самой правящей Консервативной партии существовали разногласия по вопросу о политике в отношении Ближнего Востока. Так называемая «суэцкая группа» в парламентской фракции консерваторов во главе с Ч. Уотерхаузом требовала, чтобы правительство противодействовало процессу установления египетского контроля над каналом вплоть до применения «самых крайних мер». Эту группу поддерживали представители военных и аристократических кругов и такие влиятельные деятели партии, как У. Черчилль и Г. Макмиллан. Многие из них имели связи с корпорациями, заинтересованными в сохранении британского контроля в странах Ближнего Востока.

«Суэцкой группе» противостояла группировка «молодых консерваторов», в которой наиболее авторитетными были Р. Батлер и Э. Бойл. По мнению этой группы, Англия должна была действовать против Египта только вместе с США, а следовательно, повременить с вооруженной интервенцией до тех пор, пока американское правительство не сменит свою закулисную политику в этом вопросе на открытое участие в военной акции.

В этих условиях большое значение приобретала позиция второй ведущей политической партии страны — Лейбористской, от которой зависел исход парламентских дебатов относительно мер в связи с решением Египта о национализации компании Суэцкого канала. Руководство Лейбористской партии встало на защиту рецидивов британской имперской политики. Выступая 27 июля 1956 г. в палате общин, лидер лейбористов X. Гейтскелл призвал правительство обсудить вопрос о блокировании стерлинговых фондов Египта и одобрил предпринятые военные меры. Поддержка со стороны руководства Лейбористской партии укрепила позиции правительства.

Получив одобрение парламента, правительство А. Идена приступило к осуществлению своего плана. Началась концентрация сухопутных, морских и воздушных сил, призывались военнослужащие запаса. Однако единства нации в «Суэцком вопросе» не получилось. Левые силы и немалая часть тред-юнионов выступили против политики правительства. 3 августа Политический комитет компартии Великобритании опубликовал заявление по вопросу о национализации компании Суэцкого канала. В нем отмечалось, что жизненные интересы рабочего движения Англии «требуют обуздания агрессивных военных намерений консервативного правительства» и мирного урегулирования суэцкой проблемы путем переговоров.

Позиция правительства Идена в Суэцком вопросе, несмотря на поддержку ее руководством Лейбористской партии, не вызвала единодушной оценки среди членов парламентской фракции лейбористов. Это выявилось во время парламентских прений. Орган левых лейбористов — газета «Трибьюн» также призывала к оппозиции политике консерваторов, требуя «остановить Суэцком безумие». 4 августа несколько лейбористов-парламентариев, в том числе К. Зиллиакус, С. Силвермэн. У. Уорби, заявили на страницах «Дейли уоркер», что они осуждают угрозы Идена и Гейтскелла в отношении Египта.

Одновременно с этим местные организации Лейбористской партии и тред-юнионов начали принимать резолюции протеста против угрозы применения силы, с требованием разрешить Суэцкий вопрос мирными средствами.

6 сентября 88-й ежегодный конгресс тред-юнионов от имени более чем 8 млн. членов профсоюзов, входивших в Британскую конфедерацию труда (БКТ), потребовал отказа от применения силы при разрешении Суэцкой проблемы. Конгресс поддержал требование парламентской фракции лейбористов о немедленном созыве сессии парламента.

12 сентября состоялась чрезвычайная сессия парламента, на которой, как отмечала «Дейли уоркер», развернулась «наиболее напряженная дискуссия с сентября 1939 г.». В своем выступлении Иден отстаивал политику правительства. Речь выступившего вслед за ним Гейтскелла хотя и не содержала ясного и недвусмысленного осуждения военных приготовлений против Египта, но все же свидетельствовала о несогласии Лейбористской партии с действиями правительства. Важное значение имела резолюция конференции Лейбористской партии в Блэкпуле, осудившая политику правительства в связи с Суэцким кризисом и потребовавшая передать Суэцкий вопрос на обсуждение ООН. Впрочем, здесь внутренняя обстановка в стране не стала решающим фактором, определяющим политику внешнюю. Операция продолжала готовиться, войска занимали исходные позиции.

В ночь на 30 октября израильские войска вторглись на египетскую территорию. 31 октября английские и французские вооруженные силы начали бомбардировку Египта с воздуха и с моря. Нападение на Египет вызвало возмущение в стране. Парламентская фракция Лейбористской партии объявила о своей решимости всеми конституционными средствами, «как парламентскими, так и непарламентскими», сопротивляться действиям правительства. Учитывая настроения в партии и в стране, Гейтскелл в своем выступлении в парламенте 1 ноября вынужден был заявить, что «лейбористская партия и ее сторонники во всей Англии» отказываются поддерживать правительство в деле применения военной силы против Египта. Позиция, занятая лейбористской фракцией, привела к тому, что впервые за три с лишним десятка лет палате общин пришлось приостановить свои заседания. Двухпартийная внешняя политика была, по выражению К. Зиллиакуса, «утоплена в Суэцком канале». Это был первый случай в послевоенной истории Англии, когда оппозиция отказалась поддержать войну, начатую правительством. События ноябрьских дней 1956 г. были симптомом новых веяний в английском общественном движении. С заявлениями протеста против войны выступили многие видные ученые и церковные деятели.

Решающую роль в срыве этой авантюры сыграли вооруженный отпор со стороны Египта, а также позиция Советского Союза, выступившего в защиту египетского правительства. Более того, в районе боевых действий оказались серьезные силы советского Черноморского флота, имевшие решительные намерения. Возникла перспектива перехода «холодной войны» в горячую стадию.

В этих условиях 6 ноября 1956 г. английское правительство было вынуждено отдать приказ своим вооруженным силам в Египте прекратить огонь. 19 ноября Иден, чья отставка была одним из главных требований народных масс, отошел от государственных дел. На смену кабинету А. Идена пришло новое консервативное правительство во главе с Гарольдом Макмилланом.

Провал англо-франко-израильской агрессии обострил англо-американские отношения. Хотя США и Англию объединяло некое общее стремление упрочить господство на Ближнем Востоке, не допустив по возможности роста влияния СССР в этом стратегически важном регионе, все же каждая из держав добивалась укрепления прежде всего своих собственных позиций. Сыграв роль одного из подстрекателей агрессии, США в решающий момент сочли выгодным отмежеваться от своих союзников. Это вызвало возмущение английских консерваторов. Более 100 членов правящей Консервативной партии внесли в палате общин резолюцию, осуждавшую позицию США в Суэцком кризисе.

Суэцким кризисом Соединенные штаты подтолкнули Великобританию к сознательному самоподрыву ее позиций на Ближнем Востоке, и не только там. Роль Суэцкого канала для Британской империи трудно переоценить. Не зря именно его стремился захватить Роммель в 1942 году. Это бы рассекло империю пополам, отрезав ее от восточных территорий, Австралии и Новой Зеландии.

Больших успехов достигло правительство Египта, не желавшее ничего знать о стабильности империи и Канале как средстве ее обеспечения, будучи озабочено лишь национальными интересами. Потеря контроля над компанией Суэцкого канала в 1956 году означала для Британии крах системы общеимперских коммуникаций. В условиях полного распоряжения каналом Великобритания обладала высокой связностью торговых путей, связывавших ее с колониями и доминионами. Национализация Суэцкого канала и провал операции «Мушкетер» означали экономический паралич общеимперской торговли с дальнейшей перспективой политического обособления заморских территорий Великобритании. Кризис колониальной системы не заставил себя долго ждать – начало 60-х годов с его национально-освободительными революциями в Африке, отпадением Сингапура и всей британской Ост-Индии во многом явилось следствием потери контроля над этими коммуникациями. Именно поэтому позиция США оказалась столь расчетливо-иезуитской: спровоцировав своего союзника на решительные шаги, США не оказали ему никакой помощи, получив из ситуации наибольшую политическую выгоду в виде катализатора распада Британской колониальной империи. Этот момент в истории британской внешней политики можно считать решающим. Именно тогда, после Суэцкого кризиса, британская политическая элита приняла подчиненное положение по отношению к Соединенным Штатам. Правящие круги Великобритании нашли возможность извлекать немалые экономические и военно-политические выгоды из «особых отношений» с США. Внешняя же политика страны теперь следовала политике США.

Так, резкое недовольство общественности страны вызвало решение правительства Г. Макмиллана предоставить западногерманским вооруженным силам военные базы, испытательные ракетные полигоны, учебные лагеря для танковых частей и базы снабжения на английской территории. В августе 1961 г. в Англию прибыло первое подразделение бундесвера. Создание боеспособной армии Западной Германии, своего рода «континентального щита от советской угрозы», было американской идеей, английским же военным ничего не оставалось, кроме как подчиниться.

В дни Карибского кризиса в октябре 1962 г. английское правительство разрешило привести в состояние немедленной боевой готовности американские ракеты, размещенные в Англии и нацеленные на СССР. Это вызвало резкую критику в различных слоях населения Британии. Негативное отношение в стране к действиям американских военных и позиции консерваторов было столь ощутимым, что правительство Макмиллана не решилось пойти на разрыв дипломатических отношений с Кубой и прекратить с ней торговлю.

Правительство Британии временами еще пыталось маневрировать, заигрывая с общественным мнением в стране. Провал в январе 1963 г. попыток Великобритании присоединиться к «Общему рынку» усилил движение в стране за расширение торговли с СССР. Вместе с тем очевидным было и стремление соперничающих партий использовать проблему отношений с СССР в предвыборной кампании 1964 г. 23 апреля 1964 г. между Великобританией и СССР был подписан протокол о продлении заключенного в 1959 г. соглашения о товарообороте на следующие пять лет. В сентябре 1964 г. был заключен крупнейший в истории англо-советских торговых отношений контракт на строительство в СССР завода по производству териленового волокна стоимостью около 30 млн. ф. ст. Предоставленный Советскому Союзу кредит сроком на 15 лет был гарантирован правительством Англии вопреки решению НАТО, в соответствии с которым кредиты социалистическим странам должны предоставляться на срок не более пяти лет. Впрочем, шаги эти не снимали самой большой проблемы. В течение двух послевоенных десятилетий последовательно была демонтирована система британского владычества в мире. Из мировой державы Великобритания превратилась в страну-сателлита США, политический курс которой (антисоветский и антикоммунистический по естественному своему характеру) определяется за ее пределами, а сохранение «атлантической солидарности» становится сверхидеей, ради которой можно пренебречь подлинно национальными интересами.

В 70-е гг. трудности адаптации к новым условиям конкуренции в Общем рынке стали дополнительной причиной экономического отставания Великобритании. В 1974-1984 гг. средний темп роста ВВП в странах-членах Сообщества составлял 1,9 %, а в Великобритании — всего 1,2 %. 

13. Концепция «зоны сосредоточения». Британская внешняя политика в 70-е гг. 20 ст.

Гарольд Макмиллан понимал тот факт, что страна вступила в 60-е годы с ограниченными позициями во всех «трех сферах»: существовала неопределенность в отношениях с новой администрацией Кеннеди в США, Западная Европа демонстрировала успехи Общего рынка, в Содружестве существовали определенные внутренние противоречия. У значительной части британских правящих кругов все больше стал преобладать реальный анализ положения дел. Хотя МакМиллану равноценно и удалось компенсировать потерю империи получением формально независимых ядерных сил — атрибута великой державы, финансовые проблемы и деколонизация оказали свое влияние на консерваторов после победы на выборах 1959 года. Ряд ведущих партийных функционеров подчеркивают, что прогрессивную и свежую идею вступления в ЕЭС стоит сделать пунктом программы консерваторов. Срыв Парижского саммита заставил Макмиллана снова заговорить о единстве сил антикоммунистического фронта. Это стало своеобразным сигналом к проведению диалога с ЕЭС с целью вступления Англии. Принимая решение о поиске оптимальной формы участия в Сообществе, Англия рассчитывала на то, что сможет добиться для себя особых условий членства, которые в максимально возможной форме позволили бы ей продолжать иметь решающую роль в международных делах, продолжая внешнеполитическую теорию «трех сфер». Однако, в отличие от 50-х годов Европа теперь находилась в числе главных внешнеполитических приоритетов кабинета Макмиллана. От нее зависело положение Британии в других сферах. Заявляя о своей готовности начать переговоры с Общим рынком на заседании ЗЕС 27 февраля 1961 Э. Хит подчеркивал, что Лондон готов осуществить фундаментальные изменения по принципиальным позициям своего подхода в Сообщество. Советские исследователи данного периода отмечали (в частности А. Лебедев, М. Стрежньова) заменил теорию «трех сфер» на «концепцию «зоны сосредоточения». Этот термин, равно как и соответствующая внешнеполитическая концепция появилась несколько позже, в докладе комиссии Данкена 1969 года. Перемещение «зоны сосредоточения интересов» в Западную Европу поставило перед Лондоном вопрос о судьбе его «особых отношений» с США. Конечно же европейская ориентация политики Лондона уменьшила значение «атлантизма», особенно в экономической сфере. Двусторонние отношения стали еще более асимметричными — в гораздо большей мере «специальными» для Великобритании, чем для США, которые на международной арене все активнее взаимодействуют с Сообществом в целом. В самом этом объединении на роль привилегированного партнера США претендует наиболее мощный его участник — ФРГ. Примечательно, что в окружении Б. Клинтона появились люди, которые рассматривают Великобританию исключительно как среднего размера государство Европы, которое не заслуживает специального к себе отношения. В этих условиях Лондону, естественно, не удалось реализовать идею стать основным связующим звеном между западноевропейским центром и североамериканским.

Для кабинета Макмиллана догма, предложенная в свое время У. Черчиллем оставалась основой. Начало внутриполитической борьбы по вопросу об условиях членства в ЕЭС было положено парламентскими дебатами в мае 1961 года. Э. Хитом было обозначено четыре возможных пути взаимоотношений с Общим рынком: • отказ от диалога и участия в ЕЭС; • достижение экономического договора между ЕЭС и ЕАСТ при сохранении независимости этих организаций друг от друга; • индивидуальные переговоры с «шестеркой» каждого участника ЕАСТ, в том числе и Великобритании о конкретных формах ассоциации с Сообществом; • полное членство в ЕЭС. Хотя на самом деле Макмиллан заявлял, что первый путь не является серьезным. Дебаты проявили заинтересованность как консерваторов, так и лейбористов последствиями переориентации Британии в своей внешней политике на региональную интеграцию в рамках Общего рынка. Среди главных проблем, которые ставила перед Англией необходимость формирования целостного подхода к европейской интеграции и ее условий, безусловно была проблема необходимости публичного переосмысление места Британского Содружества в системе т состояние международных дел накануне 1970 хоть и определял, что вступление Англии в ЕЭС стоит первым номером в повестке дня, однако, только изменение ключевых политических фигур во Франции, ФРГ и Великобритании в 1969-1970 гг расчистили путь для первой волны расширения ЕЭС. Новые возможности для европейской политики Англии появились после отставки президента де Голля во Франции и прихода к власти в этой стране президента Помпиду. Уже в первые месяцы его правления наметились тенденции на серьезные изменения в самом характере англо-французских отношений, имели первостепенное значение для вступления в Общий рынок. Решение Гаагского саммита в декабре 1969 года означали не просто приглашение начать новый раунд переговоров о вступлении Англии, Ирландии, Дании и Норвегии в ЕЭС, но и реальный шанс их успешного завершения, через изменение позиций Франции. Главной целью во внешней политике консервативного правительства Э. Хита, пришедший к власти в результате победы на выборах в июне 1970 года, было достижение приема Англии в Общий рынок — цели, которая была поставлена еще при Макмиллан и Вильсоне. В своей европейской политике кабинет Хита пошел на дальнейший пересмотр теории «трех сфер» и очередности внешнеполитических приоритетов Великобритании. Это было закреплено в июльской Белой книге правительства «Великобритания и Европейские Сообщества». Представляя эту книгу в парламенте 22 июля 1971 Э. Хит сказал, что ни членство Англии в ООН, ни отношения с Содружеством, ни природные связи с США не дали того влияния на международные дела, которого интуитивно желает парламент. В самой книге говорилось, что нет другой организации, которая могла бы обеспечить столь интересы Англии и ее процветания — конечно же, речь шла о ЕЭС. Изначально позиция Англии на переговорах заключалась в том, чтобы установить следующую схему переходного периода: трехлетний срок для адаптации своей промышленности; шестилетний для сельского хозяйства и еще больше для финансовых взносов в единую казну Сообщества. Основными темами для обсуждения были: 1) общая сельскохозяйственная политика ЕЭС и финансирование ее английской стороной 2) доля экспорта новозеландских молочных продуктов 3) будущее экспорта тростникового сахара Содружества 4) общий внешний тариф Сообщества 5) согласование законодательных механизмов в Англии и Сообществе , 6) Европейское Объединение Угля и Стали, 7) Евратом. Размеры английского вклада в общий бюджет ЕЭС стали первым камнем преткновения на переговорах с «шестеркой». Денежные средства Сообщества состояла из трех источников: общего внешнего тарифа, различных налогов на импортные товары сельскохозяйственного производства из-за пределов Общего рынка и однопроцентного налога на добавленную стоимость. Для Британии, крупного импортера продуктов питания особенно невыгодным был налог на импортные продукты. И хотя большая часть бюджета в конечном итоге шла на поддержку фермеров стран-участниц, для Великобритании, чей сельскохозяйственный сектор экономики был значительно меньше, чем в ФРГ, не говоря уже о Франции, эта плата за вступление была слишком дорогой. Трудности многосторонних переговоров в Брюсселе и желание достичь компромиссного решения подтолкнули Англию и Францию ​​к налаживанию двусторонних доверительных контактов. Хит изначально получил от Парижа кредит доверия, в отличие от своего предшественника Вильсона, с которым была связана «дело Соумс». В то время как в Брюсселе велись безуспешные официальные переговоры об условиях вступления Англии в ЕЭС, настоящая работа кипела в Париже и Лондоне, причем не только за спинами других участников, но даже высших должностных лиц обоих государств. На эпохальной по своему значению встречи Хита и Помпиду в мае 1971 было достигнуто условий вступления Англии в ЕЭС, чем успешно увенчались тайные переговоры. Компромисс был достигнут почти по всем ключевым проблемам. Договор о вступлении Великобритании в ЕЭС, подписанный 22 января 1972, ознаменовал собой начало новой эпохи в английской внешней политике. Он предусматривал принятие Англией прав и обязанностей Общего рынка с 1 января 1973. 25 января 1972 правительство представило на рассмотрение палаты общин Билль о Европейских сообществах. Согласно этому документу Англия принимала на себя не только все условия, которые были перед ней поставлены, но и все международные договоры, заключенные ЕЭС. Силу закона Сообщества автоматически получал такой закон и внутри страны. Англия брала на себя значительные финансовые обязательства, регулировались торговые отношения со странами Содружества. Процесс голосования растянулся на несколько месяцев — каждый пункт каждой статьи голосовался отдельно. Однако и здесь Хит одержал победу, завершив тем самым достижения своей первоочередной цели во внешней политике.

70-е гг. трудности адаптации к новым условиям конкуренции в Общем рынке стали дополнительной причиной экономического отставания Великобритании. В 1974-1984 гг. средний темп роста ВВП в странах-членах Сообщества составлял 1,9 %, а в Великобритании — всего 1,2 %. Однако в последующее десятилетие ситуация существенно изменилась. В 1985-1996 гг. Великобритания по этому показателю почти сравнялась с партнерами по ЕС — соответственно 2,1 и 2,3 %. Эти успехи связаны, конечно, не только с воздействием интеграционных факторов, стимулировавших научно-технический прогресс и структурные сдвиги в промышленности, но и со всем ходом циклического развития британского хозяйства, и с результатами политики тэтчеризма и Мейджора, которая существенно преобразила экономический и политический облик страны.

Иными словами, за время пребывания в ЕС британской внешней политике удалось если не укрепить, то по крайней мере стабилизировать свои позиции в Европе. К тому же через ЕС с его сложной системой взаимозависимости Великобритания получила возможность оказывать гораздо большее воздействие на решение глобальных политических проблем, чем действуя в одиночку. Выступая составной частью формирующегося в Западной Европе общего хозяйственного комплекса, она входит в Единый внутренний рынок, охватывающий 12 государств с населением в 340 млн. «Европеизация» хозяйства и внешнеэкономических связей Великобритании — на Западную Европу приходится 13 % ее внешнеторгового оборота — содействовала укреплению мощи британских фирм и финансовых компаний лондонского Сити в Европейском регионе; благодаря дополнительному импульсу, полученному от участия в ЕС, Лондону удалось сохранить самую обширную после США «хозяйственную империю» за рубежом.

Не оправдались и прогнозы тех, кто полагал, что членство в ЕС не позволит Лондону осуществлять самостоятельную внешнеэкономическую политику. Они исходили из того, что сращивание европейских хозяйств и рынков приведет к синхронизации экономических циклов и кризисов и жестко привяжет экономическую политику стран ЕС друг к другу. Действительно, за 20 лет экономическая взаимозависимость этих стран существенно возросла. Их руководство должно во все большей мере учитывать экономический курс партнеров, прежде всего Германии, в особенности в связи с той ролью, которую играет марка в рамках Европейской валютной системы.

14.

Франция после освобождения. Победа антифашистской коалиции изменила соотношение сил в мире. Советский Союз, сыгравший главную роль в разгроме гитлеровской Германии, стал одной из двух сверхдержав наряду с США. Идеи коммунизма приобрели широкую популярность. В девяти странах Западной Европы, в том числе в Италии, Бельгии, Финляндии, Франции, и в четырех странах Латинской Америки коммунисты вошли в состав правительств. В странах Восточной и Юго-Восточной Европы, освобожденных советскими войсками, коммунисты пришли к власти. Эти страны образовали систему социалистических государств, связанных с СССР и друг с другом военно-политическими союзами. В Азии союзниками СССР стали Китай и Северная Корея (с 1948 г. — Корейская Народно-Демократическая Республика), руководимые коммунистами.

Германия, Италия и Япония, оккупированные войсками антифашистской коалиции, на время утратили положение великих держав. Гегемоном капиталистического мира стали США — единственная страна, располагавшая тогда ядерным оружием. В первые послевоенные годы на ее долю приходилось свыше 50% мировой промышленной продукции и 2/3 золотого запаса капиталистического мира.

Позиции Франции на международной арене значительно ослабли. Ее вооруженные силы заметно уступали вооруженным силам сверхдержав — США и СССР, экономика находилась в тяжелом состоянии. К моменту освобождения объем французского промышленного производства упал до 38% от

довоєнного уровня, сельскохозяйственного производства — до 60% . Хотя военные разрушения в промышленности оказались сравнительно небольшими, большинство французских заводов остановилось, многие шахты не работали, внешняя торговля почти прекратилась. Денежная система находилась в глубоком расстройстве: франк потерял 3/4 своей стоимости, французские капиталовложения за границей сократились на 40— 50%. Франция вновь стала должником Англии и США. В стране сохранялись карточки, ощущался острый недостаток топлива, сырья, продовольствия, предметов широкого потребления. Рабочие и служащие страдали от безработицы и роста цен, которые более чем в 6 раз превысили довоенный уровень. Многие горожане отправлялись на поиски продовольствия в деревни. Процветали «черный рынок» и спекуляция.

Во французских колониях развертывалось мощное национально-освободительное движение. В результате Августовской революции 1945 г. возникла Демократическая Республика Вьетнам, президентом которой стал руководитель вьетнамской компартии Хо Ши Мин. В двух других странах Французского Индокитая — Лаосе и Камбодже — началась вооруженная борьба против колонизаторов. В бывших французских подмандатных территориях на Ближнем Востоке — Сирии и Ливане — также происходили столкновения французских войск с местным населением.

Политическая атмосфера освобожденной Франции характеризовалась огромным влиянием движения Сопротивления, бурным ростом демократических и антифашистских сил. Очень большой авторитет приобрела компартия, которая была одной из главных сил Сопротивления. Летом 1945 г. ее численность в 3 раза превзошла довоенный уровень и достигла 900 тыс. человек. Коммунисты считали, что задачи, стоявшие перед освобожденной Францией, — восстановление экономики, наказание предателей, обеспечение демократических прав и свобод, выработка новой конституции — требуют сплочения всех сил нации на основе программы НСС. Выступая в июне 1945 г. на первом послевоенном (X) съезде ФКП, Торез заявил, что «подъем Франции — это дело не одной партии или нескольких государственных деятелей, это задача, решить которую предстоит миллионам французов и француженок, всей нации». Коммунисты выступали за демократизацию политической жизни и расширение социальных прав трудящихся, за

национализацию основных банков и важнейших отраслей промышленности. Вместе с ВКТ они возглавили «битву за производство», призывая рабочих на время воздержаться от стачек: «сначала производить, а потом предъявлять требования».

Благодаря участию в Сопротивлении и связям с рабочим движением укрепила свои позиции Социалистическая партия. В 1946 г. ее численность превысила максимальный довоенный уровень и составила 350 тыс. человек. В партии усилилось левое крыло, стремившееся к союзу с коммунистами. «Декларация принципов» СФИО, принятая в 1946 г., воспроизводила некоторые марксистские положения «Хартии единства» 1905 г.: Социалистическая партия вновь объявлялась «партией классовой борьбы» и «партией главным образом революционной», ставящей целью ликвидировать капиталистический режим, уничтожить классы, передать средства производства и обмена в коллективную собственность.

Под влиянием левого крыла руководство Социалистической партии высказалось за единство действий с ФКП и начало переговоры об объединении коммунистов и социалистов в еди- ную партию рабочего класса. Объединения не произошло, но по многим вопросам коммунисты и социалисты выступали совместно.

Важное место в общественной жизни освобожденной Франции заняли профсоюзы. Объединившаяся во время войны Всеобщая конфедерация труда превратилась в мощную организацию, насчитывавшую 5,5 млн членов. Генеральными секретарями ВКТ были избраны коммунист Бенуа Фрашон и прежний лидер социал-реформистов Леон Жуо, освобожденный из тюремного заключения в Германии.

Возросло влияние Французской конфедерации трудящихся-христиан, в которую в первые послевоенные годы входило до 500 тыс. человек. В ФКТХ появилось левое меньшинство, представленное рабочими профсоюзами, вставшими на позиции классовой борьбы.



Страницы: Первая | 1 | 2 | 3 | ... | Вперед → | Последняя | Весь текст


Предыдущий:

Следующий: