Международные отношения на стыке XX-XXI вв


ФГПОУ ВПО «Алтайская государственная педагогическая академия»

Исторический факультет

Кафедра всеобщей истории





Контрольная работа

Международные отношения в 90-е гг. XX века

Выполнил:

студент 3 курса заочного отделения

Мартынов Антон Юрьевич

Проверил:

к.и.н. старший преподаватель

Вейн Дмитрий Константинович

Барнаул

2013

Содержание

Окончание «холодной войны» и распад СССР.3

«Однополярный мир». Новая внешнеполитическая концепция США7

Факторы многополярности в международных отношениях конца XX века.9

Список литературы 12

Окончание «холодной войны» и распад СССР.

С приходом к власти М. Горбачева и началом политики перестройки внешнеполитический курс СССР разительно изменился. Новое советское руководство попыталось прежде всего изменить характер отношений со своими стратегическими союзниками. В октябре 1985 г. в выступлении Горбачева на Совещании Политического комитета ОВД в Софии впервые были сформулированы новые принципы социалистического сотрудничества — развитие экономических отношений на началах взаимовыгодности и взаимопомощи, преодоление бюрократизма в деятельности структуры СЭВ, отказ СССР от роли «старшего брата» и равная ответственность членов содружества за судьбы социализма. В 1986 г. на XXVII съезде КПСС эти задачи были закреплены в качестве основы советского внешнеполитического курса. Выдвинув идею «нового политического мышления», Горбачев заявлял о приоритете «общечеловеческих ценностей, а точнее — выживания человечества». Он призывал не рассматривать конфликт между социализмом и капитализмом в качестве главной проблемы современности и признать «соревнование, историческое противоборство и нарастающую взаимозависимость» двух социальных систем важным фактором общемирового развития.



Действия советской дипломатии вызывали очень благоприятную реакцию на Западе. Быстро росла личная популярность Горбачева, а его политика перестройки начала восприниматься как действительно глубокий реформаторский курс, способный положить конец «холодной войне». Со своей стороны американская администрация постепенно приходила к выводу о целесообразности проведения более гибкой политики в отношении СССР с тем, чтобы укрепить позиции нового руководства КПСС и не допустить свертывания перестроечных реформ. Сторонниками такого курса в окружении президента Рейгана были Дж. Шульц, Ф. Карлуччи, Дж. Буш.[1, c. 370 - 371]

С 30 мая по 4 июня 1990 г. состоялся триумфальный визит Горбачева в США. Советский лидер находился в зените политической славы. Огромное значение он придавал развертыванию полномасштабного гуманитарного и экономического сотрудничества между СССР и странами Запада. На Вашингтонских переговорах было подписано 24 документа по самым различным аспектам советско-американских отношений, в том числе Соглашение об уничтожении и непроизводстве химического оружия. Было принято и решение об ускорении подготовки договора по стратегическим наступательным вооружениям (СНВ-1). Это документ был подписан уже в июле 1991 г. в Москве и вступил в силу 5 декабря 1994 г.[5]

В ноябре 1990 г. в Париже впервые за 15 лет после хельсинкской встречи собрались главы государств и правительств 32 европейских стран, США и Канады. Предыдущие саммиты СБСЕ (Белградский 1977-1978 гг., Мадридский 1980-1983 гг., Стокгольмский 1984 г., Венский 1986 г. и др.) носили лишь консультативный характер и были посвящены выработке дополнительных мер по обеспечению международной безопасности. На Парижской конференции было подписано несколько договоров, призванных радикально изменить политическое развитие Европы. Основной документ конференции получил красноречивое название «Парижская хартия для новой Европы». На его страницах было заявлено об окончании «эры конфронтации и раскола» и начале «новой эпохи демократии, мира и единства». В Хартии подтверждались принципы Заключительного акта СБСЕ, формулировались основные права и свободы человека, раскрывалось понятие демократии как формы правления, неразрывно связанной с верховенством закона и уважением к человеческой личности, подчеркивалась значимость экономической свободы и социальной ответственности в прогрессе общества, безусловная приверженность идеалам мира и безопасности. В разделе «Ориентиры на будущее» раскрывались основные направления международного сотрудничества в сфере экономического сотрудничества, безопасности, экологии, культуры, проблем иммиграции, политического урегулирования в Средиземноморском регионе (в рамках диалог «Север-Юг»). Особая значимость придавалась «человеческому измерению» — защите этнической, культурной, языковой и религиозной самобытности, борьбе против любых форм расовой и этнической ненависти, обеспечению свободы передвижения и контактов между людьми. Кроме того, было решено институционализировать процесс СБСЕ, для чего создавался трехступенчатый механизм политических консультаций: встречи на высшем уровне. Совет министров иностранных дел (СМИД), Комитет старших должностных лиц (КСДЛ). Окончательное обсуждение вопроса о создании новой международной организации должен было состояться в Хельсинки в 1992 г. [1, c. 374-375]

Помимо «Хартии для новой Европы» на Парижской конференции был заключен Договор об обычных вооруженных силах в Европе (ОВСЕ), основанный на признании равенства сил двух военно-политических блоков. В соответствии с ним для всех государств-участников устанавливались общие пределы количества обычных вооружений и техники (40 тыс. боевых танков, 60 тыс. боевых бронированных машин, 40 тыс. артиллерийских единиц, 13,6 тыс. боевых самолетов и 4 тыс. ударных вертолетов), конкретизировались условиях сосредоточения войск и техники, оговаривались процедуры взаимного контроля и консультирования. При этом оговаривалось, что по истечении 40 месяцев в пределах региона применения (от Атлантики до Урала) ни одно государство-участник не должно иметь больше чем треть от установленного общего предела вооружений. В дополнение к Договору по ОВСЕ 22 государства НАТО и ОВД приняли политическую декларацию, где заявляли о своей приверженности принципам ООН и СБСЕ, готовности поддерживать систему международной безопасности и использовать военный потенциал лишь в целях обороны.[6]

Парижская конференция 1990 г. по праву могла бы стать стала символом завершения «холодной войны». Ее решения не устранили многочисленные противоречия на международной арене, но создали политико-правовую основу для реорганизации всей системы международных отношений. «Хартия для новой Европы» закрепила либерально-Демократические ценности как всеобщие, подлежащие международным гарантиям и не связанные со спецификой той или иной социальной системы. Институционализация процесса СБСЕ вела к формированию новой влиятельной международной организации, принимавшей на себя ответственность по постоянному мониторингу проблем прав человека и координации демократических преобразований в странах Европы. Договор по ОВСЕ был заключен бессрочно и позволил впервые распространить механизм международного контроля на сферу обычных вооружений. Однако параллельно развивались события, которые привели к еще более радикальной ломке всей системы международных отношений. Смена политических режимов в восточноевропейских странах привела к стремительному распаду советского блока. В июне 1990 г. на встрече на высшем уровне в Москве было достигнуто соглашение об отказе от военных функций ОВД и сохранении его в роли консультативной организации. Весной 1991 г. состоялся официальный роспуск СЭВ, а в июле 1991 г. официально прекратил свое существование и ОВД [1, c. 377]. Вместо создания «общего европейского дома» актуальной перспективой стало расширение границ Европейского Союза и НАТО на восток континента. Сам Советский Союз быстро втягивался в острейший политический кризис. После событий «августовского путча» советский режим оказался обречен. К концу 1991 г. распад СССР завершился. На постсоветском пространстве образовались суверенные государства, вставшие на путь сложных социальных преобразований. Тем самым, на международной арене осталась лишь одна «сверхдержава». Биполярный мировой порядок оказался разрушен.

«Однополярный мир». Новая внешнеполитическая концепция США.

Победа США в «холодной войне» в равной степени оказалась как результатом долговременной стратегии, направленной на «разрыхление» советского военно-политического блока и изматывание противника в гонке вооружений, так и следствием глубочайших внутренних противоречий социалистической системы. Столь стремительное исчезновение «потенциального противника» с политической карты мира оказалось неожиданным для американского руководства. Тем не менее уже в сентябре 1990 г. президент Буш заявил в Конгрессе о необходимости формирования новой глобальной стратегии. Помимо прекращения «холодной войны» было необходимо осмыслить и перспективы ускорившегося европейского интеграционного процесса, выработать новые принципы взаимоотношений с союзниками по Североатлантическому альянсу.

Итак, американская стратегия устойчивого развития, ассоциировавшая неолиберальную глобализацию с прогрессом и процветанием человечества, закрепляла идею глобальной ответственности самих США как единственной страны, способной гарантировать всемирную интеграцию. Как образно заявила госсекретарь Мадлен Олбрайт: «Америка -это страна, без которой невозможно обойтись»[1, c. 385]. Фактически же речь шла о новом биполярном расколе мира, где «силам свободы и демократии» противостояли «силы дезинтеграции и сепаратизма». Водоразделом становилась готовность принять неолиберальные принципы международной безопасности и процветания, войдя тем самым в «семью объединенных наций», и отказ от этого пути, означающий выбор изоляции. С учетом глобального единства путей устойчивого развития делался вывод о том, что подобные «страны-изгои» являются не только аутсайдерами, но и реальной угрозой всему человечеству, препятствием к окончательному оформлению нерегламентируемой и самоподдерживающейся международной системы.

Новая внешнеполитическая концепция глобального лидерства была обобщена Клинтоном в мае 1997 г. в докладе о стратегии национальной безопасности в XXI в. Предлагался переход от усилий по решению конкретных проблем к целостному моделированию системы международных отношений, блокирующей само возникновение «угроз», в том числе распространения терроризма, нелегальной торговли наркотиками и оружием, деятельность международной организованной преступности, усугубление проблем беженцев и экологии, а также возникновение или сохранение региональных и государственных образований, несущих дестабилизацию мирового порядка и опасность использования ядерного, химического или бактериологического оружия[1, c. 385].

Для выполнения миссии глобальной ответственности предполагалось добиться, чтобы ни один «критически важный регион мира» не находился под «преобладающим влиянием национальной мощи какой-либо враждебной США державы», а сами США имели неограниченные возможности по осуществлению контроля над политической стабильностью в этих регионах, движением торговых потоков, соблюдением международных договоренностей по ограничению вооружений и соблюдению прав человека [2, c. 320]. Также отмечалась важность создания под эгидой США коалиции «ключевых» стран мира, способных адаптировать свою политику в сфере безопасности с реализацией «общих интересов». «Мы можем и должны использовать лидерство США для объединения интеграционных сил в мире, для перестройки существующих структур безопасности, экономики и политики, для построения новых систем с целью создания международных условий, необходимых для продвижения наших интересов и ценностей» [1, c.385], — утверждал президент Клинтон.

Факторы многополярности в международных отношениях конца XX века.

По мере ужесточения внешнеполитического курса США все большую значимость приобретали факторы, способные сохранить многополярность системы международных отношений. Потенциально роль альтернативных геополитических «полюсов» могли сыграть Россия, Европейский Союз и Азиатско-Тихоокеанский регион [1, c. 393].

Международное положение России на протяжении 1990-х гг. оставалось весьма сложным. Несмотря на принятие в 1992 г. в Международный валютный фонд и Мировой банк реконструкции и развития, а в 1996 г. в Совет Европы, Россия оставалась в глазах Запада источником потенциальной угрозы или как минимум нестабильности. Чеченский конфликт в особой степени способствовал сохранению антироссийских настроений. Заметным было и отсутствие стратегических ориентиров российской внешней политики. Тем не менее Россия оставалась мощной ядерной державой, достаточно влиятельной не только на постсоветском пространстве, но и в мире. С 1996 г. внешнеполитический курс России начал существенно меняться. Во многом это было связано с приходом на пост главы МИД Е. Примакова, не разделявшего проамериканские симпатии своего предшественника и настойчиво пропагандировавшего идею многополюсного мира, в том числе развития связей России с Китаем и Индией, восстановления ее прежних позиций в арабском мире. Переломным моментом стало принятие в 2000 г. обновленной «Концепции национальной стратегии». В отличие от документа 1997 г. акцент в ней переносился с угроз внутреннего характера на внешнеполитические задачи, в том числе укрепление влияния России по периметру своих границ, развитие равноправных отношений со всеми странами мира, последовательную борьбу с терроризмом, реструктуризацию военно-промышленного комплекса и информационной сферы в интересах национальной безопасности [2, c.314].

На роль еще одного геополитического полюса, способного противостоять американскому глобализму, претендовал Европейский Союз. Однако механизм проведения единой внешней политики европейских стран сформировался лишь к началу 2000-х гг. Со своей стороны американской администрации удалось сохранять достаточно сбалансированный подход к европейским проблемам. Настаивая на укреплении военно-политической организации НАТО и активизации своего вмешательства в процесс «демократизации» Восточной Европы, США позитивно отнеслись к формированию самого Евросоюза и проектам дальнейшего углубления европейской интеграции. Поддержали в Вашингтоне и формирование новой общеевропейской организации ОБСЕ. Также ряд принятых мер существенно повысили международный престиж и значимость деятельности Совета Европы. Но постоянным катализатором внутренней напряженности в организации стала правозащитная деятельность Парламентской Ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ). В апреле 2000 г. ПАСЕ, протестуя против событий в Чечне, лишила российскую делегацию права слова и постановила начать процедуру исключения России из Совета Европы. Это решение было заблокировано руководством ведущих стран Европы, но серьезно подорвало авторитет самого Совета Европы [1, c.396].

Еще одним влиятельным геополитическим полюсом в современной системе международных отношений остается Азиатско-Тихоокеанский регион. Правда, надежды на экономическую «сверхдержавность» Японии и блестящие экономические перспективы азиатских «маленьких тигров» и «драконов» не оправдались. На роль лидера АТР достаточно неожиданно выдвинулся Китай, где очень успешно проходили структурные реформы. Их характер существенно отличался от советской перестройки и постсоциалистических преобразований в странах Восточной Европы. Китайское руководство не собиралось отказываться от принципа однопартийности и проводить политику гласности. В апреле и мае 1989 г. это привело к серьезному политическому кризису, когда во многих городах Китая прошли массовые манифестации против всевластия коммунистической партии. Трагическая развязка произошла 4 июня 1989 г. в Пекине. На площади Тяньаньмэнь при разгоне демонстрации студентов погибли сотни человек. В отношениях Китая с западными державами и мировым сообществом в целом наступил период охлаждения. Однако объявить Китай, обладающий ядерным оружием и мощным военным потенциалом, «государством-изгоем» США не решились. Внешнеполитическая стратегия китайского руководства основывается на концепции многополярного мира, где растущее военно-политическое влияние США блокируется экономической активностью других крупных стран и интеграционных объединений. Предполагалось, что в такой ситуации крупномасштабные конфликты оказываются маловероятны, а само военное противостояние утрачивает значимость по сравнению с конкуренцией в области развития технологий и образования. Китай отказался от балансирования между «сверхдержавами» и иными «полюсами» и попытался последовательно позиционировать себя на международной арене как самодостаточную силу, способную не только создать региональную систему безопасности, но и существенно влиять на мировую политику. Для адаптации к этой роли китайское руководство использует самые разнообразные средства от собственных космических программ до организации Олимпийских игр [1, c.397].

В итоге можно сказать, что хоть и отличительной чертой развития международных отношений в конце XX века являлось безусловное лидерство США. Но большинство специалистов по теории и истории международных отношений считают, что у США не хватит всех необходимых ресурсов, чтобы длительное время удерживаться на позициях мирового гегемона. И все большую роль в международных отношениях новые региональные центры, среди которых наиболее выделяется КНР.

Список литературы.

Пономарев М.В. История стран Европы и Америки в Новейшее время. М.: Проспект, 2010 – 416 с.

Протопопов. А.С. История международных отношений и внешней политики России (1648-2005): Учебник для студентов вузов, — 2-е изд., испр. и доп. — М.: Аспект Пресс, 2006 — 399 с.

http://www.istmira.com/

Большая энциклопедия Кирилла и Мефодия 2007

Договор об обычных вооруженных силах в Европе. http://www.osce.org/ru/library/14091




Предыдущий:

Следующий: