ИЗЛ 5,10,15,20,25,30,35,40 вопросы


5. Театр абсурда. Ионеско- как представитель

Театр абсурда, или драма абсурда — абсурдистское направление в западноевропейской драматургии и театре, возникшее в середине XX века.[1] В абсурдистских пьесах мир представлен как бессмысленное, лишённое логики нагромождение фактов, поступков, слов и судеб. Наиболее полно принципы абсурдизма были воплощены в драмах «Лысая певица» (La cantatrice chauve1950) румынско-французского драматурга Эжена Ионеско и «В ожидании Годо» (Waiting for Godot1952) ирландского писателя Сэмюэла Беккета.

Эже́н Ионеско́  — французский драматург румынского происхождения, один из основоположников эстетического течения абсурдизма (театра абсурда), признанный классик театрального авангарда XX века. Член Французской академии (1970).

Герои «Лысой певицы» (1948, впервые поставлена театром Ноктамбюль — 1950) — образцовые конформисты. Сознание их, обусловленное штампами, имитирует спонтанность суждений, порой оно наукообразно, однако внутренне — дезориентировано, они лишены коммуникаций. Догматичность, стандартный фразеологический набор их диалогов бессодержателен. Их доводы лишь формально подчинены логике, набор слов делает их речь подобной нудной монотонной зубрёжке штудирующих иностранный язык. Ионеско побудили к написанию пьесы, по его словам, занятия английским языком. «Я добросовестно переписывал фразы, взятые из моего руководства. Внимательно перечитывая их, я познавал не английский язык, а изумительные истины: что в неделе семь дней, например. Это то, что я знал и раньше. Или: „пол внизу, потолок вверху“, что я тоже знал, но, вероятно, никогда не думал об этом серьёзно или, возможно, забыл, но это казалось мне столь же бесспорным, как и остальное, и столь же верным…». Эти люди — материал для манипуляций, они готовы к резонансу агрессивной толпы, стада. Смиты и Мартэны — носороги дальнейших драматургических опытов Ионеско.

Однако сам Э. Ионеско восстаёт против «учёных критиков», которые рассматривают «Лысую певицу» как обычную «антибуржуазную сатиру». Его замысел более «универсален». В его глазах «мелкие буржуа» — это все те, кто «растворяется в социальной среде», «подчиняется механизму каждодневной жизни», «живёт готовыми идеями». Герои пьесы — это конформистское человечество, независимо от того к какому классу и обществу оно принадлежит[8]

10. Творчество Г.Грина

Грэм Грин— английский писатель, в 1940-е годы — сотрудник британской разведки.

Многие критики сходятся во мнении: Грэм Грин — именно тот писатель, «кто одинаково нравится как обыкновенным читателям, так и интеллектуалам». Известно, что сам он делил свои произведения на «серьёзные» и «развлекательные», но различия между ними вряд ли существенны. Ведь в большинстве романов Грина есть динамичный сюжет, запутанная интрига в сочетании с политическими концепциями, вырастающими из размышлений о жизни.

За свою долгую жизнь Грин не раз менял общественно-политические пристрастия, то выступая с резкой критикой западной цивилизации, то выдвигая идею «третьего мира», укрепить который может лишь некий синтез коммунизма и католицизма. Но непримиримость художника ко всем видам насилия и произвола — будь то диктаторские, колониальные режимы, проявления фашизма, расизма или религиозной нетерпимости — оставалась непреходящей. Писателя воспринимали как своего рода политический сейсмограф, реагирующий на толчки и взрывы истории, чутко ощущающий «болевые места» планеты.

«Комедиа́нты» (англ. The Comedians1966) — роман английского писателя Грэма Грина. Действие происходит на Гаитиво времена правления диктатора Франсуа Дювалье.

Авантюрист Браун получает в наследство отель «Трианон» в Гаити. Дела идут хорошо до тех пор, пока к власти в стране не приходит жестокий диктатор Франсуа Дювалье по прозвищу Папа-Док, который с помощью тонтон-макутов проводит политику террора. Браун хочет продать отель и для этого едет в Нью-Йорк. Продать отель не удаётся, и Браун возвращается обратно. На пароходе он знакомится с супружеской четой Смитов — политиками-идеалистами, которые хотят открыть в столице Гаити вегетарианский центр, и с загадочным Джонсом, выдающим себя за профессионального военного.

Об обстоятельствах создания романа «Комедианты» Грэм Грин рассказал в автобиографической книге «Пути спасения»[1]. Грин бывал на Гаити несколько раз, как до прихода к власти Дювалье, так и после. Реальный отель «Олоффсон» стал в книге «Трианоном». Многие персонажи имеют реальных прототипов: мистер и миссис Смит списаны с художника-американца и его жены, доктор Мажио — с бывшего министра здравоохранения.

Роман был впервые опубликован в 1966 году. Он вызвал негативную реакцию в Гаити. Сам Дювалье сказал: «Книга написана плохо. Как произведение писателя и журналиста, она не имеет никакой ценности». Через несколько лет на Гаити была выпущена брошюра «Окончательное разоблачение — Грэм Грин demasqueu[2]», где Грина называли «лжец, cretin, стукач… психопат, садист, извращенец… законченный невежда… лгун, каких мало… позор благородной и гордой Англии… шпион… наркоман… мучитель».



15. Швейцарская литература. Особенности литературного процесса

Швейцарская литература после первой мировой войны охвачена ощущением гнетущей узости жизни в этой внешне благополучной и процветающей стране. На смену певцам швейцарской демократии приходит тип писателя-аутсайдера, открытого Г. Гессе, на смену цельной, здоровой личности — «Получеловек» (1929), как назвал героя своего романа следовавший прогрессивным тради— циям национальной литературы Альбин Цоллингер, названием другого своего романа «Великое беспокойство» (1939) выразивший основное состояние своих мечущихся, страждущих героев. — «Достойным [252] восхищения бойцом за человечески достойный мир» был, по словам современного швейцарского писателя В. М. Диггель-мана, Якоб Бюрер — писатель-социалист, последовательный антифашист, швейцарский соратник Г. Манна, поднимавший в 30-е годы проблемы идейной и классовой борьбы (драма «Галилео Галилей», роман «В красном поле»).

Мировое признание получает немецко-швейцарский писатель Герман Гессе (1877-1962). Родившись в Швабии, он прожил почти всю свою жизнь в Швейцарии, с которой его связывали не только швейцарские предки и принятое в 1923 году швейцарское подданство, но и более глубокая духовная общность с ее гражданскими и гуманистическими традициями, проблематикой ее литературы.

Кризис буржуазного мира, судьбы культуры, людей «духа», долг человека и художника перед обществом были в центре внимания писателя. В его романе «Степной волк» (1927) буржуазный мир предстает в зеркале Магического Театра с надписью «Закат Европы. Цены снижены. Все еще вне конкуренции». Сцена «Охота за автомобилями» запечатлевает апокалипсическое видение будущего, близкое к трактовке Пикассо темы войны и минотавра, как теорию мальтузианства в действии, как попытку ницшеанцев анархически подправить историю. Отражение в зеркале Магического Театра волчьей природы буржуазной цивилизации усиливается и сценой превращения человека в волка. Роман прозвучал и как предостережение против угрозы войны. Гессе дает резкую критику реакционной печати, буржуазной интеллигенции, чуждой жизни, исполненной высокомерия, национализма. Герой романа писатель Гарри Галлер стал, по его словам, «человеком без определенных занятий, без семьи, без родины, оказался вне всяких социальных групп, находясь в постоянном жестоком конфликте с общественным мнением и моралью общества». Однако писатель знает, что «жизненная сила мещанства держится на свойствах необычайно большого числа аутсайдеров, которых оно, вследствие расплывчатости и растяжимости своих идеалов, включает в себя». Жизнь в мире «бессмертных», Гете, Моцарта, кажется Галлеру выходом из духовного кризиса времени. В ритмах джаза он слышит гротескную- музыку прощания с Европой, в которой классическая эстетическая и нравственная культура обречена на смерть. Лишь в «смертном хладе мирового пространства», символизирующем одиночество гения в бюргерском мире, его вознесенность над ним, в мире духа, гуманности, юмора, примиряющего с жизнью, можно, по Гессе, преодолеть свое время, бездуховное и отчужденное от природы.

Роман-утопия «Игра в бисер» (1943) -итог творчества Гессе — посвящен прославлению человеческого духа в «чумном, отравленном мире». Т. Манн увидел в нем параллель к «Доктору Фаустусу»- в горькой полемике с немецкой историей и историей духа в XX веке Касталия 2200 г., открытая писателем в 30-е годы нынешнего [253] века, создана писателем в духе Педагогической провинции из «Вильгельма Мейстера» Гете. Гессевская провинция духа- это реализованная идея государства ученых, мир, вознесенный над буржуазным, островок, отделенный от политической и социальной борьбы, которому угрожают извне, как и Швейцарии, над которой в годы мировой войны нависла угроза вторжения в нее немецкого фашизма, хотя «эпоха насилия», т. е. фашизм, отброшена в пережитое прошлое как нечто ничтожное и роковое. В Касталии занимаются игрой в бисер — «игрой со всеми смыслами и содержанием человеческой культуры». Здесь заняты только сохранением культурного наследия. Оскудение творческих сил, бегство от действительности в мир форм и формул характеризуют кастальскую отрешенность. Магистр Игры Кнехт пророчествует об упадке и конце Игры и уходит из Касталии в суровый мир, чтобы служить там «отдельному человеку». Трагически погибая, он оказывается победителем, ибо деятельный гуманист — слуга людям, жертвующий собой.

20. Американская лит-ра 20 века.

В 1900 году вышел в свет первый роман Теодора Драйзера «Сестра Керри». Этот роман, как и другие романы Драйзера того времени, был связан с натурализмом. Одновременно с дальнейшим развитием натурализма, к которому были близки и писатели «потерянного поколения» (чья юность пришлась на период между мировыми войнами — Эрнест ХемингуэйФрэнсис Скотт ФицджеральдГертруда СтайнДжон Стейнбек), в Америку пришёл и европейский модернизм, к которому можно отнести поэзию Томаса Элиота, впрочем эмигрировавшего в Англию. В 1911 году возник журнал «Masses», в котором началась деятельность Джона Рида. Журнал объединял вокруг себя радикально настроенных американцев.

Начиная с двадцатых годов, рассказ (short story) начинает восприниматься критиками как специфически американский жанр; в его развитии большую роль сыграли журналы. ЕслиPlayboy, в шестидесятых печатавший рассказы таких мастеров, как Владимир НабоковДжон АпдайкКурт Воннегут, стал со временем менее интеллектуальным, то Нью-Йоркер до сих пор еженедельно публикует рассказы, многие из которых попадают в антологии лучшей короткой прозы.

Десять американцев завоевали Нобелевскую премию по литературе. С 1918 года в Нью-Йорке вручается Пулитцеровская премия за художественную книгу, одна из самых известных премий «большой литературы».

Продолжала развиваться детская литература. Всемирную известность получил классик детской литературы Л. Фрэнк Баум, автор цикла книг о волшебной стране Оз. Среди авторов, работавших в жанре детектива можно назвать получивших широкую известностьДэшила ХэмметаРэймонда ЧандлераДжеймса Кейна. Одним из крупнейших писателей Америки первой половины XX века былУильям Фолкнер, получивший в 1949 году Нобелевскую приемию. Среди признанных мастеров американской прозы XX века следует назвать Кэтрин Энн Портер и Юдору Уэлти.

Особое место в литературе 50-х годов занимает роман Джерома Сэлинджера «Над пропастью во ржи». Это вышедшее в свет в 1951 году произведение стало (особенно, среди молодежи) культовым. Книги начали поднимать темы, ранее запретные. Известная поэтесса Элизабет Бишоп не скрывала своей любви к женщинам; среди других писателей можно отметить Трумена Капоте. В американской драматургии 50-х годов выделяются пьесы Артура Миллера и Теннесси Уильямса. В 60-е годы получают известность пьесы Эдварда Олби («Случай в зоопарке», «Смерть Бесси Смит», «Кто боится Вирджинии Вулф?», «Всё в саду»). Одним из известных исследователей американской литературы XX века был переводчик и литературный критик А. М. Зверев. Разнообразие американской литературы никогда не позволяет одному движению полностью вытеснить другие; после битников 50—60-х (Джек КеруакЛоуренс ФерлингеттиГрегори КорсоАллен Гинзберг) самой заметной тенденцией стал — и продолжает быть —постмодернизм (например, Пол ОстерТомас Пинчон). Широкую известность в последнее время получили книги писателя-постмодерниста Дона Делилло.

В США получили широкое развитие научная фантастика и литература ужасов, а во второй половине XX века — фэнтези. Первая волна американской НФ, в которую входили Эдгар Райс БерроузМюррей ЛейнстерЭдмонд ГамильтонГенри Каттнер, была преимущественно развлекательной и породила поджанр «космическая опера», описывавший приключения первопроходцев космоса. К середине XX века в США начала преобладать более сложная фантастика. Среди всемирно известных американских фантастов —Рэй БрэдбериРоберт ХайнлайнФрэнк ХербертАйзек АзимовАндре НортонКлиффорд СаймакРоберт Шекли. Литература этих авторов отличается обращением к сложным социальным и психологическим вопросам, развенчанием утопии, аллегоричностью. В США зародился такой поджанр научной фантастики, как киберпанк (Филип К. ДикУильям ГибсонБрюс Стерлинг), описывающий будущее, изменённое и обесчеловеченное под влиянием высоких технологий.

25. Теннесси Уильямс. Одна из пьес, проблематика, особенности

То́мас Лани́р «Те́ннесси» Уи́льямс IIIамериканский драматург и прозаик, лауреат Пулитцеровской премии. Широко известен как автор пьесы «Трамвай „Желание“», неоднократно экранизированной и поставленной на мировых театральных сценах. Т. Уильямс известен своими остропсихологическими пьесами с фрейдистским подтекстом и близостью к французскому театру жестокости, а иногда даже – авангардистскому театру с экзистенциалистской философской проблематикой. 

Концепция «пластического» театра четко сформулирована Т.Уильямсом в предисловии к «Стеклянному зверинцу» – это театр символический, в котором символично все вплоть до освещения, цвета и звука. В нем играет большую роль авторская ремарка, которая придает смыслообразующее значение фабуле и своеобразно организует отношения между художественным пространством и временем. Эта пьеса Уильямса очень примечательна тем, что автор вводит такое средство художественного воздействия, как экран. Дело в том, что сам Уильямс называет «Стеклянный зверинец» пьесой-воспоминанием и поэтому действие здесь подчинено не объективной логике, а прихотливым законам памяти, в которой настоящее взаимодействует с прошлым.

Как и у Ю. О’Нила, символика пьес Т. Уильямса многослойна, что отражается в представлении образов персонажей. Донести этот глубокий символизм до зрителя должен не только текст пьесы, но и прежде всего «творческое воображение актеров», как считал О’Нил4. Т. Уильямс в предисловии пишет, что эта пьеса посвящена Лауре, поэтому все выразительные средства должны быть направлены на то, чтобы показать ее душевную красоту и хрупкость так, словно она сама является фигуркой из стеклянного зверинца.

В каждой пьесе Уильямса есть нечто автобиографическое; «Стеклянный зверинец» это история из жизни Роуз, горячо любимой сестры автора. Едва ли случайно и то, что в школе у Лауры было прозвище «Голубая роза», а каждый серьезный разговор о Лауре сопровождается появлением голубых роз на экране.

Символика Т. Уильямса становится понятней при сопоставлении «Стеклянного зверинца» с другими пьесами драматурга. Не случаен выбор голубого (синего) цвета, и дело не только в том, что один из героев пьесы ослушался, приняв слово «невроз» (болезнь Лауры) за словосочетание «голубая роза». Дон Кихот, герой одной из любимых пьес драматурга «Камино Реаль», так говорит об этом цвете: «Голубой цвет это символ расставания. Но голубой цвет это и символ благородства»5. О том, что этот цвет в символическом словаре Уильямса является еще и атрибутом непобедимого романтизма, говорят слова того же персонажа: «…рыцарь всегда должен носить с собой кусочек голубой ленты… Кусочек выцветшей голубой ленты, он спрятан где-нибудь в остатках его кольчуги или висит на кончике… его непобедимого копья! Для того, чтобы напоминать ему о тех, с кем он уже расстался, и о тех, с кем расставание еще предстоит…»6. Не случайно Лаура впервые появляется перед зрителями в лиловом кимоно, а мать ее, Аманда, живущая романтическими воспоминаниями о прошлом, одевает для торжественной встречи старинное платье с голубой лентой, а в руках держит букетик гиацинтов, которыми в дни молодости украшала весь дом. В театральной интерпретации крымского театра эти немаловажные детали облика обеих женщин тоже не учтены.



Делая Лауру центральной фигурой спектакля, автор оговаривает и особенности освещения; он подчеркивает, что луч света должен падать не центр площадки, а на Лауру; к примеру, хотя она и не принимает участия в ссоре Тома с матерью, во время этой сцены луч должен быть направлен на нее. Освещение, по замечанию автора, должно быть таким, каким оно является в религиозной живописи, на картинах Эль Греко, где фигуры светятся на темном фоне — такой тип освещения придает сценам пластичность и подвижность. Очевидно, что для Уильямса такое освещение играет важную смысло-образующую роль в символической структуре пьесы, и это становится понятным, если обратиться к предыстории произведения.

30. Творчество Пабло Неруды

Па́бло Неру́да (исп. Pablo Neruda — псевдоним, принятый в качестве основного имени; имя, данное при рождении: Рика́рдо Элиэ́сер Нефтали́ Ре́йес Басоа́льтоисп.) (12 июля 190423 сентября 1973) —чилийский поэт, дипломат и политический деятель, сенатор республики Чили, член Центрального комитета Коммунистической партии Чили. Лауреат Национальной премии Чили по литературе (1945), Международной Сталинской премии «За укрепление мира между народами» (1953) и Нобелевской премии по литературе (1971).

В Чили поэт Пабло Неруда – поистине культовая фигура, национальное достояние. Мало сказать в Чили — на всем латиноамериканском континенте.  Да и редко кому из поэтов ХХ века выпадала при жизни такая всесветная слава; она сложилась  не только из созданных им стихов, но и благодаря его неизменно   стойкому чувству ответственности за судьбы людей Чили и всей земли.

Ты вся из пены тонкой и легкой,тебя покрывают поцелуи и омывают дни.Я склоняюсь над твоим взглядом.Сосуд звучащий звезд — узниц.Я утомлен: листва опадает, умирает.Падают, умирают птицы.Опадают, умирают жизни.Устал, я устал.Приди, устремись ко мне со всей жаждой,заставь меня трепетать.О,моя несчастная иллюзия,Моя зажженная гирлянда!Восторг спадает, умирает.Спадает, умирает желание.Опадает и умирает пламя бесконечной ночи.В своих знаменитых «Двадцать стихов о любви и песня отчаяния» Неруда выражает чувство боли уходящей любви, читатель проходит весь путь поэта, от первых, наполненных эротикой и напряжением встреч до тоски о потерянной женщине, до краха чувства. Все это объединяет видение женского тела как точка отсчета в повседневной тоске и одиночестве.До этого момента в стихах Неруды сквозят отголоски постмодернизма, образы и стилемы позднего романтизма, ощутимо влияние Рембо , Малларме и сюрреализма. 



35. Религиозные темы в литературе второй половины 20 века

40. «Русский след» в зарубежной литературе 20 века

Победа Великой Октябрьской социалистической революции, создание первого в мире социалистического государства имели всемирно-историческое значение. Идеи коммунизма перестали быть только теорией. От капиталистического лагеря откололась Россия, вспыхнули революции в Германии и Венгрии. Во многих странах усилилось революционное движение. «Социалистическая революция в России до основания потрясла все здание мирового капитализма; мир раскололся на две противоположные системы»*.

Эти события отразились на- мировом литературном процессе. В странах Западной Европы и США, в славянских странах, в Латинской Америке, в Индии, в Китае происходит дальнейшее развитие критического реализма, утверждается литература социалистической ориентации.

Западноевропейская литература в конце XIX — начале XX века переживала тяжелый идейный и творческий кризис. Оказавшись перед лицом жестокого капиталистического мира, в условиях упадка революционного движения, многие зарубежные писатели растерялись, оказались во власти пессимистических настроений, утратили веру в человека, в возможность добра и справедливости. Поэтому с такой жадностью они приникли к живительному источнику светлых, возвышенных идеалов, которые несла с собой русская литература. ДЯ убежден. — говорил в конце прошлого века один французский писатель, — что влияние русских писателей будет спасительным для нашего истощенного искусства. Этот голос был не единичным. Английские литераторы в 1909 году писали: Русская литература стала факелом… Свет этого факела разлился далеко за пределы России, он озарил собой всю Европу. А по словам замечательного французского писателя Ромена Роллана, сильная рука Толстого была ему поддержкой в духовном одиночестве на Западе. Разумеется, не все за рубежом были единодушны в оценке творчества русских писателей.

Постепенно достоянием широкого круга читателей зарубежных стран становятся наряду с Тургеневым, Толстым, Достоевским, Чеховым Пушкин, Лермонтов, Гоголь, Некрасов. Так, стихи Некрасова переводят сейчас во Франции, Италии, Швеции, Англии, США. Исключительную популярность поэт революционной демократии приобрел в социалистических странах.

Не говоря уже об огромном количестве переводов русской классики буквально на все языки мира, она входит в сознание зарубежных ценителей искусства через театр и кино. Романы Толстого и Достоевского инсценировались кинорежиссерами США, Франции, Италии, Японии. Драмы Чехова не сходят со сценических подмостков многих стран мира.

По свидетельству зарубежных писателей, да и по впечатлениям читателей, современная проза и драматургия в значительной своей части развивается в русле творческих принципов Толстого, Достоевского и Чехова. Известный американский драматург отмечает, что влияние А. Чехова на мировую драму не знает себе равных.

Постоянно возрастающая роль русской классической литературы в духовной жизни человечества обусловила и глубокий интерес к ней со стороны ученых. Сотни литературоведов-славистов из разных стран занимаются изучением истории русской классической литературы, собиранием архивов русских писателей, живших длительное время за границей. Нередко эти архивные материалы передаются в дар нашей стране.




Предыдущий:

Следующий: