История одной вероятной любви

Максим Стрюк

История любви

или

до двенадцатой недели мы успеем

Порой я слышу от своих друзей: «Хорошо ты пишешь, и вроде слог есть, и читается интересно. Но нет в твоих литературных пробах какой-то цели. Нет четкой задачи «для чего это написано…» Я долго не понимал своих друзей, а потом решил рассказать эту историю, которая случилась с одной парой. Я ставлю целью своего рассказа, оградить будущие молодые пары от повторения этого кошмара. Я хочу, чтобы парень, прежде чем перейти от отношений букетных и конфетных, к первому шагу, задумался, действительно ли он любит свою девушку. Я хочу, что бы те девочки, которым нынче восемнадцать, более осознанно подошли к построению отношений. Чтобы они не пережили того, что пережила главная героиня, Дженни.

Я умышленно изменяю имена героям, городам и селам, дабы максимально подробно рассказать эту, стилизованную под повесть, жизнь двух наших современников.

Молодежи посвящается, особенно девчатам, ибо они страдают больше всего от таких историй…

1. На южной земле была эта встреча

На дальнем юге стояло еще лето, и начинался сентябрь. Сентябрь это по календарю, а по погоде, так август еще и не заканчивался. В маленьком южном городке расположился замечательный колледж, где обучали на массажных и медсестринских дел мастеров. Заведение это гремело на всю страну, и потому туда съезжались студентики со всех околиц ее. Была правда, особенность учреждения в том, что большая часть учащихся страдала патологией зрения: либо вообще не видела ничего, либо частично видела окружающий мир.

Приехал в этот городок в конце августа какого-то года и Гарри, студент-второкурсник, малый с почти отсутствующим зрением, но шустрый и не сидящий на месте. Он приехал за неделю до занятий и бесцельно шатался по окрестностям городка, потягивая минералку на курортной галерее да попивая кофеек в дешевой забегаловке, заедая его огромными пирожными. Словом, герой наш скучал. Ибо к алкоголю его не тянуло, а с женщинами на земле той была проблема, их услуги стоили дорого да и рискованно…

Линейку в заведении Гарри, как и положено настоящему студенту, проигнорировал и явился только первого вечером в общагу, где его встретили сестры Линси и Ненси, две близняшки, одна из которых как-то недвусмысленно повисла на шее.

– Ну как ты провел лето? – спросила Ненси, плавно раскачиваясь и прижимаясь к Гарри.

– Да нормально, провел и провел, книги читал, спал – отвечал герой, тоже поддаваясь дурманящему ощущению, пусть и не совсем красивого, но все-таки молодого женского тела, которое звало за собой в запретную и загадочную страну.

– А ты соскучилась?

– Ну да. – продолжала девушка, все откровеннее давая понять Гарри свои желания.

– А ты тоже скучал по мне?

– Ну еще бы, конечно, я же тебя во сне видел – отвечал Гарри, трепля реденькие волосы Ненси, и думая, как бы здорово было, если бы сестренка ее и Дейв — одногруппник, свалили что ли куда-нибудь. Надо же девчонка сама лезет, и потом, все уже взрослые…

У девочек оказался торт, и Линси, Дейв, Гарри и Ненси уселись пить чай. А потом парни разошлись по своим съемным бунгало. Гарри страшно захотелось переступить порог запретной страны и он долго пытался убедить себя в том, что тотальница Ненси, вполне для этого годится. Осталось только сообразить, как это получше устроить. Многим покажется странным, но Гарри в свои двадцать с небольшим, еще не знавал серьезных отношений. Он пару раз целовался с одноклассницей Джуди, но далее этого не зашло, ибо он ей не нравился, да и потом, в школе почти каждый шаг контролировался и сообщался родным, а этого Гарри совсем не хотелось, ибо Джуди была «любимица» всей мужской части его школы, причём ходили слухи, что даже учителя были к ней «благосклонны». Вот потому и Гарри не спешил переходить запретную черту. Ненси же поманила его за собой.

– А поедешь к моим Новый год встречать со мной? У меня родители нормальные, корова есть, и вообще примут тебя – сказала Ненси как-то после пары, устраиваясь поудобнее на коленях у Гарри.

– Подожди, куда поедем?

– Ну ко мне в УК.

– Да не хочу я туда, какой Новый год? Ненси, ты что? – удивился Гарри, и желание посетить страну запретов потихоньку его покидало. Стало ясно, что перед ним возникла классическая ситуация для заведений такого типа, когда тотальница хочет уцепиться за парня с подглядом, и стало быть страна запрета кончится семьей или алиментами. А этого Гарри себе позволить не мог, ибо он не любил Ненси, а главное с тем зрением, коим его наградил создатель, о слепой жене и детях речи быть не могло. Это была бы не жизнь.

Так пришлось нашему герою спешно ретироваться из заветной комнаты, так и не совершив задуманного. Ненси за это обиделась на парня крепко.

Шла середина сентября, и для закрепления навыков массажа студенты должны были по вечерам ходить в колледж отрабатывать приемы массажа друг на друге или приглашать желающих быть муляжами студенток-первокурсниц.

Гарри однажды остался без «муляжа», к Ненси идти не хотелось, а закреплять навыки на ком-то было нужно. Тогда одногруппница Дейзи и присоветовала ему позвать свою соседку по общаге, Дженни.

– Да иди в мою комнату, там Дженни одна сидит, скучает, позови ее. Девчонка крупная, нормально поработаешь – сказала Дейзи.

Смутившись, наш герой отправился в общагу. Поднявшись, постучал в дверь:

– А Дженни здесь живет?

– Ну я. Входите – ответила девушка.

Он вошел в комнату и увидел сидящую на кровати Дженни. Это была высокая и крупная девушка со спокойным лицом.

Не особо стесняясь, Гарри сказал:

– Тут проблема такая, мне муляж срочно нужен. Пойдешь?

– Ну а я жива хоть останусь? – улыбаясь, спросила девушка.

– Ну останешься, останешься. Пойдем скорее. – сказал Гарри.

Взяв Дженни за руку, он повел ее вниз, в массажку. Надо отдать девушке должное, она выдержала стойко целых полтора часа отработки различных приемов массажа. Потом когда они уже стали близки, Дженни призналась, что спина болела жутко, но виду она не подала.

(Примечание. Тотальница-тотальник – слепой человек жаргонное выражение. «С подглядом» — человек, с крайне низким остатком зрения.)

2. Любовь иногда случается

Несмотря на то, что Дженни была тотальница, она оказалась очень начитанной девушкой, а главное – обожала жизнь, то есть наощупь хотела исследовать весь мир. В первый же день они с Гарри простояли еще минут пятнадцать, болтая о разных мелочах.

Оказалось, что героиня наша детство провела вместе с отцом на тепловозе, и даже наощупь знала расположение кабины, и отец разрешал ей стоять одной на палубе во время движения, подставив лицо встречному ветру. Собственно рассказ о тепловозе и явился зародышем их дружбы. У Гарри с детства была мечта стать машинистом, и он до четырнадцати лет верил в эту светлую мечту. Видимо вера эта и сделала его таким жизнелюбом и неунывахой.

На следующих выходных Дженни была приглашена в парк на прогулку.

– Ну мне тебя просто Бог послал, отличный муляж – говорил Гарри, уговаривая девушку присоединиться к их мужской компании дабы покормить белок на аллее парка. В том городе были ручные белки, можно было взять орешки, постучать ими по стволу дерева и белка спускалась и брала угощение с рук, ничего не боясь. Ребята отлично провели этот день, Дженни удалось даже погладить этого доверчивого зверька. По дороге обратно Дженни снова стала в пару с Гарри, ребята еще подсмеивались после:

– Ну скоро мы тебя для общества потеряем, скоро ты ее не в кабинет на практику, а в комнату отведешь…

Гарри отшучивался:

– Да ну зачем, она – просто муляж мой вот и все. Завидуйте молча.

Однако молодые люди стали с каждым днем сближаться, то во время большой перемены, встретившись невзначай, могли болтать до самого звонка, то, если выпадала свободная пара, вместе ее прогуливали. Дженни покоряла Гарри своим бесстрашием, она рассказывала ему, как ее катали на лодке по пруду, как после вылазки с группой на природу, уже здесь, на юге, залезала в общагу через окно второго этажа. У общаги нашей, с задней стороны был склон горы, так, что взобравшись на кирпичный забор, можно было, потянувшись, влезть в окно второго этажа. И Дженни с помощью ребят это проделала. Когда она со смехом рассказывала об их подвиге, наш герой не сдержался и честно сказал:

– Знаешь, если бы у тебя было зрение, или я видел бы хоть чуть лучше, я бы тебя любил…

Девушка, смолкла и сказала тихонько:

– Ну а что тебе мешает? Смешной ты…

Гарри впервые ощутил какое-то странное чувство, это не было желанием перейти через тайную дверь, он понял вдруг, что вечером нужно обязательно позвонить и поговорить с Дженни о чем угодно, хоть о преподах, хоть о погоде. Да и девушка тоже стала звонить сама. Они порой вечерами могли до часу ночи разговаривать по телефону, но романом все равно это нельзя было назвать. Просто образовался дружеский союз двух молодых людей. Никто не поверит, но первый раз герои и поцеловались лишь месяца через три после знакомства. Это случилось очень странно. Молодые люди оказались в предбаннике комнаты Дженни, девушка никак не могла найти ключи и Гарри вдруг, бережно притянул ее к себе и их губы слились.

– Что это с нами? Прости, я просто… – пробормотал парень.

– Да все нормально, не переживай, просто заклинило. – ответила девушка.

После этого в жизни молодых людей все оставалось по-прежнему. Каждый выходной, после одиннадцати утра, Гарри бежал в общагу, где встречал Дженни, и они отправлялись куда-нибудь гулять: Либо слушать горную реку в парке на набережной, либо кормить белок, или просто бродить по осенним южным улочкам.

Надо сказать здесь пару слов про осень на дальнем юге. Осень здесь стоит сухая и теплая, дождей почти нет аж до декабря месяца, а температура ниже плюс пятнадцати и не опускается. Листва остается зеленой до ноября, а пихты и некоторые растения вечно зеленеют. А еще по улицам города полным-полно растет алычи, орехов, яблок и других фруктовых деревьев, словом пища встречает тебя на каждом шагу. Это – был благодатный край.



И, конечно, наши герои, поддаваясь этому дурманящему влиянию природы, как-то вдруг поняли, что они пара. Так и пришла любовь.

3. Первый шаг

Вот и подошел конец семестра, и студенты стали собирать чемоданы, разъезжаясь по домам. Наших героев ждала та же участь. У Гарри почти по всем предметам выходил автомат, но из-за жизненных трудностей, он не уезжал на новый год. Дженни же двадцать четвертого декабря сдавала последний экзамен, а на первом курсе это была общая фармакология, и уезжала: она соскучилась по дому и родным. Гарри очень хотел чем-нибудь удивить свою возлюбленную, но с деньгами было туго, да и честно говоря, он не знал, что бы такого придумать. Потому он просто прибежал за пятнадцать минут до ее отъезда и вручил огромную коробку конфет. Герои очень трогательно прощались, они целовались, словно прощаются на век. Но вот парадокс, наши ребята еще и не были близки. Они боялись спугнуть то ощущение теплоты, что возникло между ними.

Гарри не раз говорил Дженни, что между ними не может быть ничего быть, и что это последнее свидание, однако с отъездом девушки, он считал дни до возвращения.

Вот и январь пробежал, и с пятнадцатого заведение вновь распахнуло свои двери. Дженни приехала числа девятнадцатого, и они вновь встретились, снова целовались и вдруг, оба поняли, что сейчас случится что-то непоправимое.

– Я соскучился, очень ждал тебя, прости Дженни, очень – шептал герой, прижимая девушку к себе,

– Подожди, нет, не сейчас, не надо, люди придут – отвечала девушка, высвобождаясь из объятий. Первый раз все обошлось, но молодые люди выбрали день, и, оставшись одни в январскую пору под мелкий дождик со снегом, стали по-настоящему парой. Мужчиной и женщиной.

– Знаешь, говорят, люди после этого становятся родными – сказала Дженни, обнимая Гарри.

– Не знаю, наверное. Я тебя люблю, очень-очень – сказал парень и, прижавшись к девушке, крепко поцеловал ее.

– И я тебя тоже люблю. Вот так и стали наши влюбленные настоящей парой, хотя над ними и шутили зло, даже с издевкой, ведь девушка занималась дзюдо и была кандидатом в мастера спорта. А еще она была вдвое крупнее и выше Гарри, потому однокурсники шутили: «Ну ты Стивенсон, себе охрану что ли завел? «А в койке она как?» Гарри в ответ на это лишь отшучивался, а порой и просто молчал. К сожалению, морду набить он не мог, хотя, наверное, надо было. Главное, им просто было хорошо вместе.

Однажды они ездили на экскурсию в горы, где Дженни залезла на камень над пропастью на высоте триста метров, она была так счастлива, что экскурсовод едва сдерживала слезы, когда их зрячие попутчики по автобусу, остались внизу пить вино в кафе, а они вдвоем полезли на старую дорогу.

Это странное ощущение: горы, ветер и облака, плывущие на расстоянии вытянутой руки. Гарри рассказывал девушке обо всем, что их окружало, и даже подводил к краю скалы. Экскурсовод сперва не поняла, что девушка совсем не видит, а парень видит, но с трудом. Когда гид въехала, ей стало не по себе, оказалось, ребята пару раз чуть не сорвались с обрыва.

Так бежал их роман, весело и ярко. Подружки героини завидовали, ибо на Восьмое марта обязательно был подарок, пусть ничтожный, но подарок, а про цветы и говорить не приходится. Это было обязательно. Им было просто наплевать на зависть и смех. Просто им было хорошо, весело и беззаботно.

Все бы так и шло, если бы однажды к Гарри не приехала мама, и он не рассказал ей о Дженни. Та была очень негативно настроена против девушки.

– Вот нашел себе стерву колхозную, она от тебя залетит, да будешь нянчить, а как ты его будешь нянчить? Сам слепой и она слепая…

Наш герой и сам это все понимал, но ему было хорошо, и он сказал:

– Да ну, мама, какая любовь, мы друзья…

Здесь была его ошибка, ибо нужно было бороться за свое счастье… Но он смолчал, сглотнул обиду и не защитил честь возлюбленной, все-таки отсутствие отцов иногда дает себя знать. Но это он понял позже. Пока же им двигал эгоизм и все-таки первая любовь.

4. Пропасть разверзлась

Время неслось стремительно, и вот уже и подошел февраль последнего курса Гарри. Ему оставалось чуть больше двух месяцев до государственной практики. Дженни же была на предпоследнем курсе и она просто наслаждалась легкой учебной программой. Молодые люди почти не расставались. Солнышко грело, и весна уже во всю хозяйничала в этом краю. После десятого числа местные жители уже копали огороды и спешили высадить рассаду в ящики, чтобы в марте начать посадки в грунт. Словом, жизнь брала свое.

Четырнадцатого февраля герои и еще одна пара, Салли и Джо, вчетвером отмечали день влюбленных. Девушки хвастались подаренными им игрушечными сердцами, нажав на которые можно было услышать «Я тебя люблю». Все шло весело, на столе была бутылка шампанского, нарезка и конфеты. Был праздник. После Гарри пошел проводить девушку, надеясь остаться вдвоем, но этого не случилось. Зато через два дня, после прогулки, им было как никогда хорошо…

Февраль окончился, а в марте Дженни стала беспокоиться:

– Слушай, что-то я сплю, и у меня аппетит повышенный.

– Да ну, успокойся, это весна так на тебя действует – успокоил возлюбленную Гарри. В первый раз он в глубине души ощутил небольшой, но гадкий холодок. А после лекции по акушерству, холодок сменился чувством неотвратимой беды. Возникли мысли: «да, все к чертям, она залетела. Значит, брать академ ей и везти к себе. А куда? Где денег брать на роды? Я без работы. А может все обойдется?» Где-то через недели две, Дженни купила тест, и он показал положительный результат.

– Ты меня слышишь? – срываясь на плач, повторяла девушка в телефонной трубке.

– Да, да, успокойся – отвечал Гарри.

– Что делать теперь?

– Что, что, аборт наверное. Впрочем позвони маме.

Девушка естественно не ожидала такого ответа, не могу даже описать, что она чувствовала, ибо то предательство, которое совершил молодой человек, нельзя не описать, не простить.

Гарри же не скрывая ненавидел своего отца, бросившего его мать еще в роддоме. Сейчас же в него вселилась какая-то мелкая злоба. Он сказал девушке, что сейчас рожать ни в коем случае нельзя. Он предложил ей помочь с плановой практикой, и, купив билет, отправил ее к сестре на Волгу на аборт. Друзья Гарри завидовали его хладнокровию, они даже подсмеивались над ним: «Ничего себе баба залетела, а ты даже и виду не подаешь. Нам надо у тебя учиться». Гарри даже не понимал, что он творил. Просто не было человека, который взял бы его за шиворот, треснул бы в мурло и сказал: «мразь, что же ты делаешь?» Мама его ненавидела девушку до глубины души. Потому он ей и не сказал ничего. Одна только Салли, та с которой они праздновали день Валентина, пыталась его вразумить и рассказала как ее в шестнадцать отправили на аборт и теперь она никогда-никогда не станет матерью. Но молодого человека не тронул ее рассказ.

Вечером мартовского солнечного дня, Дженни позвонила и сказала, что все готово.

– Ну вот и ладно, когда тебя встречать – спросил Гарри.

– Да, практика тебе уже лежит написанная.

– Спасибо.

Вот так, в одну неделю молодые люди потеряли четырехнедельного человека. Просто и без угрызения совести, по крайней мере, со стороны Гарри. Он считал, мол, до двенадцатой недели это – всего лишь биоматериал.

Можно, конечно, винить в этом и Дженни, но на ней вины нет. Вся вина лежит на Гарри, на этом испугавшемся парне, который ненавидя своего отца, по тяжести содеянного его превзошел, и едва ли это ему когда-либо простится создателем.

5. Понимание наступает поздно

Вот и апрель ворвался в городок, и до отъезда на практику остались считанные дни, но вдруг в Гарри произошла перемена, чувство злобы и страха сменилось иным неведомым доселе чувством непоправимого. Ему стало не по себе еще там, на вокзале, когда он встречал Дженни. Молодой человек не узнал той прежней жизнерадостной Дженни, из вагона вышла какая-то угрюмая женщина, и Гарри вдруг понял всю свою ничтожность. После уже в общаге, девушка плакала и ругалась таким матом, ненавидя прежде всего себя, а герой наш сидел потупясь и узнавал из первых уст, что значит пережить аборт. Он открывал для себя, что значит сорванный гормональный фон, что значит непрерывное кровотечение. Словом, Дженни не стесняясь открывала ему, все подробности этой казавшейся безобидной процедуры. Гарри только молчал…

На госпрактику Гарри уезжал с чувством пустоты. Он думал: «лучше бы уж он изменил бы Дженни с кем-нибудь, или она бы ему изменила. Или, еще лучше сразу не испугаться бы ему трудностей, взять ее и привезти домой и сохранить жизнь тому, кого он просто отправил в небытие». Вот такой хоровод мыслей вертелся в голове у Гарри, пока он ехал в поезде, увозящем его на север. Прочь от этого благодатного края, прочь от этого солнца, прочь от загубленной им девушки. Прочь в новую жизнь…»

От автора

Наши герои и ныне живы. Дженни работает в столице, в крупной компании, к сожалению, она до сих пор одна. Как-то я спросил ее, простила ли она своего любимого, и девушка без тени сомнения сказала «Да». Но она ответила еще на один мой вопрос: а вернулась бы?

– Наверное нет.

Гарри же работает по специальности и даже достигает успехов в профессии, его любят в коллективе и пациенты, но он тоже один. Причем, он как-то обмолвился, что после этого его не влечет блуд. Он задумался о том, чтобы встретив девушку, не сотворить того ужаса, коий он сделал с Дженни. Он привык к одиночеству. Окружающие даже не догадываются, что за спиной этого весельчака кровь нерожденного и искалеченная девушка.

Однажды он признался мне, что мечтает «построить город» дабы искупить свою вину.

Вот такая история. Все диалоги сохранены в подлинниках, только имена героев я поменял, ибо рассказ мой был все-таки интимным.




Предыдущий:

Следующий: