История Казахстана. 73-83

73

Новая экономическая политика (НЭП) в Казахстане, ее особенности

«Разорение, нужда, обнищание» — так образно оценивал В. И. Ленин положение страны Советов после окончания Гражданской войны. События 1916 г., революция 1917 г., империалистическая и Гражданская войны принесли стране разруху и разорение:

из 307 национализированных предприятий Казахстана 250 бездействовали;

по сравнению с 1913 г. добыча нефти в Казахстане сократилась в 4 раза, карагандинского угля — в 5 раз, а добыча медной руды прекратилась совсем;

были разграблены нефтепромыслы. Из 147 скважин Эмбинских нефтяных промыслов только восемь были пригодны к эксплуатации. Затоплены Риддерские рудники и Экибастузские угольные копи. Сожжена Спасская обогатительная фабрика. Железные дороги бездействовали из-за нехватки топлива и разрушения путей;

доля промышленности в валовой продукции народного хозяйства края составила в 1920г. Всего 6, 3%;

в упадок пришло сельское хозяйство республики. В Уральской губерний посевные площади сократились в два с лишним раза, в Семиречье — почти в 3 раза;

значительно сократилось и количество скота: с 29,9 млн. до 16,3 млн., то есть более, чем на 13 млн. голов.

Предпринимались попытки выхода из кризиса. В начале 1921 г. СНК Туркестана были приняты декреты:

о бесплатном отпуске населению продовольствия и топлива;

о бесплатности коммунальных услуг;

об открытии бесплатных столовых.

В этих условиях продолжалась продразверстка, партийные и советские органы действовали силовыми методами для того, чтобы собрать как можно больше хлеба, мяса, сельскохозяйственного сырья. Например, в 1920 г. по продразверстке у населения было изъято 1,5 млн пудов хлеба. В результате зерновой дефицит составил 2–2,5 млн пудов. Население аулов и деревень стало выражать недовольство.

В 1920–1921 гг. очаги недовольства, вылившегося в открытые выступления, возникли в Семипалатинской области, а также в Кустанайском, Акмолинском, Петропавловском, Кокчетавском уездах. Их лозунгами были: «За Советы без коммунистов!», «Долой продразверстку!», «Долой продовольственную диктатуру!» Крестьянское сопротивление на севере Казахстана, возникшее еще в период политики «военного коммунизма», именовалось движением «зеленых» — они не поддерживали ни «белых», ни «красных». Вот и в 1921 г. крестьяне выступили против тотального изъятия излишков продовольствия:

первоначально вспыхнуло восстание в Новоишимском районе Северного Казахстана. Появились повстанческие очаги в Кустанайской, Акмолинской, Уральской, Семипалатинской губерниях;

в феврале 1921 г. 25-тысячный отряд мятежников во главе с полковником царской армии Николаевым и есаулом Токаревым разгромили здания органов Советской власти в г. Петропавловске;

в марте 1921 г. на территории Уральской губернии орудовали более 10 тыс. вооруженных мятежников отряда Сапожкова;

антисоветские элементы ловко использовали недовольство крестьян политикой «военного коммунизма», направляя мелкобуржуазную стихию против органов Советской власти. Так, например, погибло более 70 руководящих партийных и советских работников Каркаралинского уезда.

Стало очевидным, что нужны новые формы хозяйствования, новая экономическая политика, которая бы учитывала интересы крестьянства, занятого в мелкотоварном производстве. Вопрос экономики, по определению В. И. Ленина, превратился в политику.

8–16 марта 1921 г. состоялся Х съезд правящей РКП (б), на нем было принято решение о переходе к новой экономической политике (нэп). В политико-идеологической области она означала:

жестокий однопартийный режим;

подавление всякого инакомыслия и свободы действия.

В экономике:

административно-рыночная система хозяйства;

минимальная связь с мировой экономикой;

государственная монополия на торговлю;

хозрасчет в промышленности на уровне треста;

неэквивалентный обмен с деревней на основе продналога.

Основные признаки НЭПа:

замена продразверстки продналогом;

разрешение сдавать и брать в аренду землю;

применение наемного труда; 4) Поощрение развития сельскохозяйственной кредитной, потребительской кооперации;

отмена трудовой повинности и трудовой мобилизации;

сдача мелких предприятий в аренду частным лицам или кооперативам;

переход на хозрасчет железнодорожного и автомобильного транспорта, добывающей и обрабатывающей промышленности.

Переход к НЭП в Казахстане:

первая учредительная областная партийная конференция (июнь 1921 г.) в Оренбурге, представлявшая 28 тыс. коммунистов края, одобрила переход к НЭПу;

в марте-апреле 1921 г. в республике продразверстка была заменена продналогом.

Новая экономическая политика дала результаты к середине 20-х годов. К 1925 г. народное хозяйство было в основном восстановлено. Трудности и успехи НЭПа:

В области сельского хозяйства:

изменения налоговой политики. С введением продналога сложились благоприятные условия в жизни крестьянства;

полускотоводческие хозяйства, имеющие 6 и менее голов крупного рогатого скота, освобождались от налога;

вместо подворно-денежного (кибиточного) налога устанавливался единый натуральный налог;

если в 1924–1925 гг. в качестве единого сельскохозяйственного налога изымалась 1/8 часть товарной продукции, то в 1927–1928 гг. — лишь 1/13 часть;

с 1 января 1924 г. введен денежный налог;

основная тяжесть налогов ложилась на хозяйства кулаков и баев. Так, в 1926–1927 гг. в кочевых и полукочевых районах 8% байских хозяйств вносило 54,8 % налога;

расходы средств, собранных от налогов шли на оборону; на развитие просвещения; на всемерную поддержку сельского хозяйства; на развитие крупной промышленности.

Кредитная политика для сельского хозяйства:

для организации восстановления сельского хозяйства было учреждено общество сельскохозяйственного кредита (Казсельхозкредит);

кочевому населению на льготных условиях выдавалась ссуда сроком на 3–5 лет;

кслугами кредитной кооперации пользовались преимущественно бедняки и середняки, совхозы, тозы;

в кредит государство практиковало выдачу семян;

в кредит выдавали сельхозмашины и орудия. В 1924–1925 гг. кооперативы и коммуны Казахстана приобрели 415 тракторов.

Кредит, семенные ссуды, налоги и другие средства экономического регулирования способствовали укреплению связи государства с трудовым крестьянством, восстановлению производительных сил, росту трудовой активности трудящихся аула и деревни.

успехи НЭПа:

посевная площадь Казахской АССР возросла с 2,1 млн. гектаров в 1924 г. до 4 млн. гектаров в 1928 г. По существу посевная площадь в республике в 1928 г. достигла уровня 1913 г. (4,4 млн. га);

поголовье скота возросло в 1924–1928 гг. с 24,8 млн. голов до 41 млн. (в 1922 т. оно сократилось до 12,2 млн. голов);

число крестьянских хозяйств увеличилось в эти годы с 737 тыс. до 1 млн. 333 тыс.;

возросла заготовка хлеба — в 1928–1929 гг. Казахстан давал более 1/4 всего количества хлеба, собранного в масштабе страны по продразверстке в 1920 г. (240 млн. пудов);

в Казахстане насчитывалось 103 коммуны и 650 сельхозартелей;

в Южном Казахстане был организован хлопководческий совхоз-гигант «Пахта-Арал»;

на базе экономического подъема происходило дальнейшее расслоение крестьян: в 2 раза сократился батрацко-бедняцкие хозяйства. В 1928 г. 3/4 аула и деревни составляли середняки. Более чем в 2 раза выросло число (с 6,6% до 14,8%) кулацко-байских хозяйств.

Таким образом, НЭП оказалась тем «чудом», которое позволило мобилизовать потенциальные возможности шаруа и переселенческого крестьянства для ускоренного восстановления сельского хозяйства, отброшенного назад войнами, голодом, разрухой.

74

Индустриальное развитие Казахстана в 1921 – 1940 гг

Отсталая колониальная экономика Казахстана, перенесшая разорительные последствия первой мировой и гражданской войн, оказалась ещё в более тяжелом положении, чем промышленно развитые регионы страны.

 В 1920 – 1921 гг. восстанавливались лишь отдельные предприятия, а в целом этот процесс успешно развернулся только во второй половине 1922 г. Переломным в восстановлении народного хозяйства республики стал 1923 г.

 Восстановление промышленности и транспорта Казахстана завершилось в условиях перехода страны к социалистической индустриализации. К этому времени значительно окреп и начал развиваться социалистический сектор в промышленности и на транспорте, возникший после Октября 1917 г. на базе национализированных частных предприятий, его удельный вес во всей промышленности Казахстана достигал 64, а в крупной — 97,2%. Все железнодорожные линии, а также водные артерии с их подвижным составом, пристанями и т.д. также находились в государственной собственности.

 Осуществление социалистической индустриализации страны, курс на которую был намечен на XIV съезде ВКП(б) в декабре 1925 г., натолкнулось в Казахстане на ряд серьезных трудностей. Главной из них была социально-экономическая отсталость республики, в условиях которой казахскому народу предстояло, по замыслам Коммунистической партии и Советского правительства, совершить стремительный переход от феодализма к социализму, минуя капиталистическую стадию развития. Восстановление народного хозяйства, в особенности промышленности, затянулось. К началу 1926 г. промышленность республики достигла лишь 61, а сельское хозяйство — 82,9% уровня 1913 г.

 К началу индустриализации богатые месторождения угля, нефти, цветных металлов и других ископаемых в республике только начали изучаться, поэтому новое промышленное и железнодорожное строительство проводилось во многих случаях без должной подготовки.

 Основная борьба разгорелась между двумя точками зрения. Согласно первой, главным проводником, которого был Ф.И. Голощекин, Казахстану отводилась роль сырьевой базы промышленно-развитых регионов страны.

 Против этого выступал крупный политический деятель С.Садвакасов, который поддерживал идею индустриализации с максимальной выгодой для республики и с учетом ее экономических возможностей, природных и человеческих ресурсов. Он отмечал, что политика партии и ее руководителей на окраинах мало, чем отличаются от прежней политики, которая видела в окраинах, главным образом, сырьевую базу для центральной промышленности.

 Богатейшие месторождения полезных ископаемых стали основой для преимущественного развития тяжелой индустрии в Казахстане, в особенности ее добывающих отраслей — нефтяной, угольной и цветной металлургии, которые на длительное время определили индустриальный облик республики, характер сырьевой направленности ее промышленности. На базе реконструированных предприятий работали Риддерский полиметаллический комбинат, Карсакпайский медеплавильный комбинат, Иртышский медеплавильный завод и др. Были построены Чимкентский свинцовый завод, Балхашский медеплавильный и Ачисайский полиметаллический комбинаты, строились Текелийский полиметаллический и Джезказганский медеплавильный комбинаты, Усть-Каменогоркий свинцово-цинковый завод и др. Это были в большинстве своем предприятия цветной металлургии, крупнейшие не только в Казахстане, но и в стране.

 Бурное развитие получила угольная промышленность, 90% добычи которой в 1940 г. приходилось на долю Карагандинского бассейна, ставшего третьей после Донбасса и Кузбасса угольной кочегаркой страны.

 По добыче нефти Казахстан вышел на третье место (после России и Азербайджана). Развивалась химическая промышленность: был реконструирован Чимкентский химфармзавод, в 1939 г. вошел в строй Актюбинский химкомбинат, начавший производить фосфорные удобрения. Успешно работал Аралосульфат, началась подготовка к освоению богатейших месторождений фосфоритов Каратау и т.д.

 Восстановление старых, строительство новых и техническая реконструкция предприятий, в особенности в тяжелой индустрии, требовали создания соответствующей мощной энергетической базы. В связи с этим были построены Карагандинская ЦЭС, Ульбинская ГЭС, теплоэлектростанции Балхашского медеплавильного комбината, Чимкентского свинцового завода, Актюбинского химкомбината, Ачисайского полиметалического комбината и др. Производство электроэнергии в республике возросло по сравнению с 1913 г. в 486 раз.

 Значительные успехи были достигнуты в легкой и пищевой промышленности: вошли в строй и успешно работали обувная и две швейные фабрики в Алма-Ате, кожевенный комбинат и мясокомбинат в Семипалатинске, Гурьевский рыбоконсервный и Алма-Атинский плодоовощной комбинаты, первые сахарные заводы в Талды-Кургане, Мерке и Джамбуле, табачная фабрика в Алма-Ате, ряд мельничных комбинатов, хлебо- и маслодельных заводов.

 Другой особенностью индустриального развития Казахстана в этот период было выдвижение на передний план наряду с цветной металлургией, нефтяной, угольной и другими в основном добывающими отраслями, тяжелой промышленности, транспорта, в особенности железнодорожного. В 1928-1940 гг. железнодорожная сеть республики увеличилась почти на 50% и достигла 6581 км. Были построены Туркестано-Сибирская железная дорога, соединившая Сибирь со Средней Азией, основные участки трансказахстанской магистрали, сыгравшие большую роль в освоении природных богатств Центрального Казахстана. Линии Рубцовск-Риддер обслуживала предприятия цветной металлургии Восточного Казахстана, Уральск-Илецк связала районы республики с Оренбуржьем и другими промышленно развитыми областями России.

 Но, несмотря на огромные успехи Казахстана в индустриальном развитии, в этом процессе имелись существенные проблемы и недостатки. Главным из них была сырьевая направленность промышленности республики.

 В республике отсутствовали предприятия по обработке нефти и газа, цветных металлов, не говоря уже о машиностроении, в особенности его ведущих отраслей – таких, как станкостроение, приборостроение, автомобилестроение, производство тракторов, других сельхозмашин и т.д. Из-за слабости или отсутствия ряда ведущих отраслей легкой промышленности большинство предметов потребления (одежда, обувь, ткани и т.д.) ввозились из-за пределов республики. Кроме угля, нефти, руды из Казахстана в Россию, Среднеазиатские и другие республики вывозились соль, хлопок, зерно, шерсть и другие сельскохозяйственные продукты и сырье.

 Казахстан ввозил большое количество машин, металлических изделий, цемента, лесных грузов и др. в основном из России.

 Однобокое развитие промышленности Казахстана, заложенное еще в колониальный период и продолженное в последующее время, в том числе и в послевоенные годы, сказывается до сих пор.

 Индустриальное развитие Казахстана в 1926-1940 гг. Имело ряд крупных социально-экономических последствий, к числу которых в первую очередь следует отнести превращение его из аграрного в индустриально-аграрный, рост городов и удельного веса горожан в составе населения республики и формирование рабочего класса, в особенности его национальных кадров, начало создания инженерно-технической интеллигенции, а также другие социально-демографические изменения в составе населения.

75

Коллективизация в Казахстане и ее последствия.

Претворение в жизнь НЭПа дало свои плоды и в развитии сельского хозяйства республики. Дальнейшее развитие получило кооперативное движение. На 10 октября 1927 г. кооперация в Казахстане охватывала 23,1 % крестьянских хозяйств. К тому времени функционировали 1074 потребительских общества, в т. ч. в 312 аулах. Кроме того, казахские крестьяне объединились в 1072 коллективных хозяйства, в т. ч.: 101 — в коммуны, 77 — в артели, 294 — в товарищества по •совместной обработке земли (ТОЗы). В целом эффективностъ НЭПа, освобождение крестьян от помещичьего гнета и эксплуатации со стороны крупного капитала в 1920 г. обеспечили заметный подъем сельского хозяйства в масштабе всей страны. За 3—4 года был восстановлен зерновой и животноводческий потенциал.

И все же сельское хозяйство еще оставалось отсталым и раздробленным. Оно не обеспечивало потребности индустриализации страны. К тому же в конце 1927 г. наступил кризис хлебозаготовок. В стране было собрано на 45 млн. центнеров зерна меньше, чем в предыдущем, 1927 г. Сокращение государственных заготовок хлеба создавало угрозу планам промышленного строительства, осложнило экономическое положение, обостряло социальные конфликты и в городе, и в деревне.

Репрессивный тон был задан поездкой Сталина по Сибири в январе-феврале 1928 г. Во время этой поездки были сняты с работы и подвергнуты наказаниям, вплоть до исключения из партии, многие десятки местных работников — за «мягкотелость», «примиренчество», «срастание» с кулаком и т. п. На Урале за январь-март 1928 г. были отстранены 1157 работников партийных, советских и судебных органов. Начались закрытие рынков, проведение обысков по крестьянским дворам, привлечение к суду владельцев не только спекулятивных хлебных запасов, но и весьма умеренных излишков в середняцких хозяйствах. Аресты в административном порядке и тюремные заключения по приговорам судов довершают картину произвола и насилия, чинимых в деревнях зимой и весной 1928 года.

Так началась сталинская силовая коллективизация по всей стране и в Казахстане. Вопрос о путях развития сельского хозяйства СССР обсуждался на XV съезде партии (2—19 декабря 1927 г.). Съезд взял курс на коллективизацию сельского хозяйства. Казахстан волею сталинского руководства был отнесен к той региональной группе, где коллективизацию необходимо было завершить весной 1932 года. В республике началась форсированная кампания во что бы то ни стало «перепрыгнуть» эту планку. Если в 1928 году- в Казахстане было коллективизировано 2% всех хозяйств, то уже на 1 апреля 1930 г. — 50%, а к октябрю 1931 г. — около 65% дворов.

 

27 августа 1928 г. правительство Казахстана приняло Декрет «О конфискации байских хозяйств». Было выделено 696 наиболее крупных баев, у них изъято 145 тыс. голов скота (в переводе на крупные). К сожалению, масштабы раскулачивания в Казахстане пока не поддаются точной оценке, т. к. выявленных архивных и иных материалов явно недостаточно. Однако ясно, что пагубная идея сверхфорсированной коллективизации обернулась трагедией всему крестьянству, особенно в Казахстане.

 Сильнейший удар по казахскому хозяйству нанесла политика насильственного перевода скотоводов-кочевников и полукочевников на оседлость, хотя кочевое хозяйство еще не исчерпало свой экономический потенциал и оставалось во многом целесообразной системой в условиях Казахстана. Тем не менее, силовая политика по оседанию, а вслед за оседанием — по вовлечению их в колхозы была проведена в кратчайшие сроки. К февралю 1932 г. в Казахстане 87% хозяйств колхозников и 51,8% единоличников полностью лишились своего скота. На 1 января 1933 г. край, считавшийся крупной базой животноводства на востоке страны, насчитывал всего 4,5 млн. голов скота против 40,5 млн. голов накануне коллективизации. Утратив скот, обитатели степи лишились традиционного для них мясо-молочного рациона питания.

 

Хлеб в ауле, в силу неурожая, также отсутствовал, а тот, что был, — выгребли по хлебозаготовкам. Покинуть зону бедствия без лошадей, верблюдов голодному кочевнику, преодолевая огромные расстояния в несколько сот, а то и тысяч километров, было невозможно. Для бесскотного казахского шаруа огромная степь из кормилицы превратилась в могилу.

 

Куда же девался скот? Собранный в огромнейших концентрациях на колхозно-товарных фермах и не имея возможности прокормиться, скот попросту погибал.

Самым же страшным последствием преступной авантюры Сталина и Голощекина стал голод, разразившийся в Казахстане в 1931—1932 гг., о котором они знали по письмам с мест. О голоде Сталину писала группа политических ссыльных из Павлодара, лично Рыскулов, занимавший в то время должность зам. председателя Совнаркома РСФСР; о тяжелой ситуации в республике Голощекину написали видные общественные деятели Казахстана; Г. Мусрепов, М. Гатаулин, М. Давлетгалиев, Е. Алтынбеков, К. Куанышев («Письмо пяти»), Кроме того, известна официальная правительственная записка за подписью Председателя СНК Казахстана. У. Исаева (май 1932 г.), в которой давалась более или менее правдивая информация о голоде и массовых откочевках казахов за пределы республики. Однако своевременной реакции на трагедию народа не последовало.

 

По подсчетам историков-демографов, от голода погибло 2,3 млн. казахского населения (42%) и около 1 млн. человек откочевало за пределы Казахстана, в том числе в зарубежные страны; Китай, Афганистан, Иран, Монголию, Турцию.

 

И тем не менее, под влиянием общественного мнения работа по исправлению допущенных перегибов-началась. Были возвращены насильственно обобществленные скот и имущество. Вместо коммун были организованы сельхозартели. Государство оказывало техническую и финансовую помощь коллективным хозяйствам. В результате этих мер за годы второй пятилетки колхозы и совхозы значительно окрепли. К началу Великой Отечественной войны в республике было создано около 200 совхозов, число колхозов составило 6,9 тысячи.

 

Интенсивно шло освоение Голодной степи. Только в 1938 —1940 гг. было распахано и введено в оборот свыше 145 тыс. га новых орошаемых земель. На полях работало свыше 41 тыс. тракторов, 11,8 тыс. комбайнов, около 14 тыс. грузовых автомобилей. Сельскохозяйственная техника была сосредоточена в совхозах и МТС. Сложились стабильные кадры механизаторов. В республике трудились 4,6 тыс. агрономов, зоотехников и других специалистов.

 

В это же время в основном был завершен переход казахов от кочевого образа жизни к оседлому. Но тоталитарная система обрекла общество на долгие годы отсталости, лишила возможности выйти на дорогу общечеловеческой цивилизации.

76

Культура Казахстана в 20-х — первой половине 30-х годов

     Развитие системы образования. Одно из безусловных достижений советского режима — развитие системы народного образования и осуществление сплошной грамотности. Уже в 1918г. принимаются «Декларация о единой трудовой школе» и «Положение о единой трудовой школе», в которых провозглашались основные принципы советской образовательной системы — бесплатность, совместное обучение мальчиков и девочек, исключение из преподавания богословских дисциплин, отмена всех видов наказания, школьное самоуправление. Все школы делились на две ступени -первую, для детей 8-13 лет и вторую, для детей 13-17 лет. Началась активная работа по преобразованию медресе, мектебов и русско-казахских школ в советские. К концу гражданской войны в Казахстане действовало 2410 школ с 144 тыс. учащихся, из которых 31 тыс. — казахи. Однако большая часть школ работала в неприспособленных помещениях, 99% казахских школ вообще не имело своих зданий. Единых учебных программ не было, практически не было учебников. Для казахских детей и детей батраков и сирот устраивались школы-коммуны и школы-интернаты. В 1923 г. было уже 2025 школ со 128 000 учащихся, а в 1925 г. — 2 713 школ со 160 924 учащимися. В то же время количественный рост школ в тяжелейшей экономической ситуации привел к падению качественного состояния системы образования. Так, в 1927 г. только 1,5% казахских аульных школ и 28% русских школ имели свои помещения. Если в 1911 г. на одного ученика русско-казахской школы тратилось в среднем 17 рублей, то в 1927 г. на одного ученика русской школы 1 ступени — 16 рублей, а казахской школы — 7 руб. 70 коп. На одного ученика гимназии в 1913 г. тратилось 180 рублей, в 1927 г. на одного ученика школы II ступени — всего 22 руб. 70 копеек. Тем не менее, власти предпринимали огромные усилия по ликвидации неграмотности. В 1930 г. был декларирован переход к всеобщему обязательному начальному обучению, а в 1931 г. было введено всеобщее обязательное семилетнее образование. Расширялась сеть интернатов в которых к 1934 г. обучалось более 24 тыс. учеников. В 1925 г. в казахстанских школах был установлен единый образец аттестатов, свидетельств, 5-бальная система оценки, единая продолжительность учебного года и каникул, упорядочена структура школ.     Одним из важнейших компонентов системы образования в 20-30-е годы была ликвидация неграмотности среди взрослого населения. В 1921 г. правительством Казахстана была образована Центральная Чрезвычайная комиссия по ликвидации неграмотности (Казграмчека), руководившая всей работой по организации пунктов, где взрослое население овладевало азбучной грамотой.     С 1921 по 1927 год в этих пунктах было обучено около 200 тыс. человек, в 1929 г. — 150 тыс., а в 1930 г. — около 500 тыс. человек.     Несмотря на то, что к 1935 г. обучением в Казахстане было охвачено 91% детей школьного возроста, лишь треть из них училась в семилетних и средних школах, казахских средних школ вообще не существовало.     В 20-х- 30-х гг. проводилась большая работа по методическому обеспечению школ. В 1921 г. в Семипалатинске отпечатали учебники «Есеп куралы», «оку куралы» и «Tiл куралы» А.Байтурсын и М. Дулатулы. При Госиздате была образована редакционная коллегия для создания новых учебных пособий, к написанию которых были привлечены А. Бокейхан («География»), М. Жумабай («История Казахстана», «Педагогика»), Ж. Аймауыт-улы («Дидактика»), Б. Омаров («Алгебра») и другие известные представители национальной интеллигенции. В 1927-28 учебном годах для казахских школ было издано уже более 30 наименований учебников общим тиражом 575 тыс. экземпляров.     В годы Советской власти в Казахстане начала развиваться система высших учебных заведений. В 1926 г. в Ташкентском высшем педагогическом институте был образован казахский факультет. В 1928 г. факультет был переведен в Алма-Ату и преобразован в Казахский государственный университет. Два года спустя он был переименован в Казахский педагогический институт, а в 1935 г. получил имя Абая Кунанбаева. В 1929 г. в Алма-Ате был открыт зооветеринарный институт, а в 1930 — сельскохозяйственный. В 1934г. в столице состоялось открытие двух новых вузов — Горно-металлургического института и Казахского государственного университета им. С.Кирова (ныне КазГУ им. Аль-Фараби). В 1931г. в Алма-Ате открывается первый в республике медицинский институт. Открываются педагогические и учительские институты в Уральске, Семипалатинске, Актюбинске, Петропавловске, Чимкенте и Кустанае. В 30-е годы начинает развиваться система заочного обучения.     Наука. В годы гражданской войны и послевоенное время начинается постепенное возрождение науки Казахстана. Этот процесс осложнялся отсутствием сложившейся структуры научно-исследовательских организаций, нехваткой средств и подготовленных научных кадров. В рассматриваемый период развивались преимущественно прикладные научные проблемы, разработка которых была вызвана насущными потребностями. В 1918 г. в Ташкенте был создан Туркестанский восточный институт, а в 1919г. — историко-статистический отдел при штабе Казвоенкомата, делившийся на историческую, этнографическую и естественно-географическую секции. В 1920 г. отдел был преобразован в Ученую Комиссию и передан в ведение Наркомпроса, причем к существовавшим трем секциям была добавлена археологическая. В том же году группа сотрудников комиссии, считая, что ученые не могут плодотворно работать будучи должностными лицами, основали Общество изучения Казахского края, как преемника Оренбургского отдела РГО и Оренбургской ученой архивной комиссии. В 20-х годах увидели свет научные труды членов Общества А. Чулошникова, Ф. Рязанова, А. Диваева, М. Тынышпаева, М. Дулатулы. В 1924 г. в Общество входили 84 ученых.     В 20-х годах в Казахстане появляются первые научно-исследовательские учреждения. Химико-биологическая лаборатория (1922 г.). Краевая станция защиты растений (1924 г.), Санитарно-бактериологический институт (1925 г.), Институт удобрений и агропочвоведения (1926 г.).     В 30-х годах начинает налаживаться академическая структура науки, в 1932 г. была образована Казахстанская база АН СССР, преобразованная в 1938 г. в Казахский филиал АН. Возникает сеть научно-исследовательских институтов — Институт национальной культуры (1933 г.). Научно-педагогический институт (1933 г.). Всего в 1932 г. в республике работало 12 НИИ, 15 опытных станций, 186 опорных пунктов, лабораторий, гидрометеостанций.     Росли научные кадры Казахстана. Если в 20-х годах в республике работали ученые из центральных регионов, академики А.Ферсман, А. Самойлович, И. Губкин, профессора С. Руденко, А. Григорьев, то в 30-х годах ученое звание профессора получает выдающийся казахский историк С. Асфендиаров. Тем не менее численность ученых-казахов была невелика. Так, из 42 преподавателей КазГУ в 1936 г. было всего 8 казахов. Такая же ситуация была и в других вузах и научно-исследовательских институтах.     Литература. В начале XX в. казахская литература была уже на достаточно высоком уровне. Огромной популярностью пользовались произведения классиков казахской литературы — А. Бай-турсына, Ш. Кудайбердыулы, М. Жумабая, Ж. Аймауытулы, придерживавшихся в своих произведениях общечеловеческих ценностей, принципов гуманизма. В то же время появляется плеяда молодых литераторов, представителей т.н. «пролетарской» литературы — С. Сейфуллин, Б. Майлин, И. Жансугуров, С. Муканов, появляются первые работы М. Ауэзова, С. Муканова, Г. Мусрепова, М. Хаким-жановой.     Первая половина 20-х годов характеризовалась господством в литературе классического направления, созданного Абаем, однако власти, прекрасно понимая, что литература обладает огромным пропагандистским потенциалом, прилагают огромные усилия по созданию казахского «социалистического реализма». Эти мысли высказывались на V краевой партконференции в 1925 г., собрании казахских студентов вузов Москвы в 1924 г. и собрании казахских студентов Ташкента в 1929 г. В середине 20-х годов разгорелась дискуссия о месте и роли литературы в жизни общества и о наличии казахской «пролетарской» литературы. В ходе этой дискуссии такие поэты и писатели, как М. Жумабай, Ж. Аймауытулы, А. Байтурсын, М. Дулатулы, К. Каменгеров были обвинены в национализме. Литературная деятельность этих авторов в 20-е годы послужила позже поводом для обвинения их в антисоветском заговоре и репрессий. Одновременно шла работа по установлению политического контроля над творчеством самих «пролетарских» писателей и поэтов. С этой целью в 1926 г. создается Казахская ассоциация пролетарских писателей (Каз-АПП), имевшая свой печатный орган «Кус жолы». Этот альманах стал основным орудием критики «буржуазных» и «националистических» литераторов. Таким образом, к началу 30-х годов в Казахстане устанавливается жесткий контроль над литературой, целый ряд жанров, тем и направлений становится запретным и дальнейшее развитие казахской литературы происходит не благодаря, а вопреки политике властей.     Музыкальное и театральное искусство. Музыкальное и песенное искусство казахов, как самое распространенное и популярное у народа, с первых дней Советской власти стало объектом пристального внимания со стороны партии большевиков. Уже в 1919 г. в г. Верном был проведен слет акынов Семиреченской области. Сразу же после гражданской войны началась работа по сбору и систематизации творческого наследия народа. В 1921 г. был образован Главный политико-просветительный комитет, музыкальный отдел которого записывал народную музыку, организовывал музыкальные коллективы и т.п.     В 1925 г. известный ученый-этнограф и музыкант А. Затаевич опубликовал труд «1000 песен казахского народа» — плод многолетней работы по сбору и систематизации музыкальных произведений казахов. В 1931 г. он опубликовал «500 казахских песен и кюев». В целях популяризации народной музыки и песенного искусства в крупных городах стали производиться концерты казахских исполнителей. В 1925 г. в Париже в составе делегации советских артистов выступил А. Кошаубаев, вызвав восторженные отклики французской прессы. Большую известность получили акыны и музыканты Ж. Жабаев, К.Дзербаев, И. Байзаков, Т. Амренов, Н. Байганин, О.Шипин.     С начала 30-х гг. в Казахстане начинает бурно развиваться музыкально-драматическое искусство. В 1933 г. на основе Постановления Казкрайкома ВКП (б) началась организация казахских театральных и музыкальных студий в Москве, Ленинграде и Алма-Ате. 13 января 1934 г. на базе музыкальной студии при Казахском драматическом театре был открыт Казахский государственный музыкальный театр, первыми постановками которого стали «Айман-Шолпан» М. Ауэзова и «Шуга» Б. Майлина. Крупными событиями стали оперы Е.Брусиловского «Кыз Жибек», «Ер Таргын» и «Жалбыр». Известными певцами становятся артисты Музыкального театра К. Байсеитова, К. Жандарбеков, прославилась танцовщица Ш. Жиенкулова.     Развиваются и традиционные драматические жанры. До середины 20-х годов в Казахстане существовали лишь любительские театральные труппы, наиболее известными из которых были Семипалатинская и театр Оренбурского казахского института народного образования. На базе последнего в январе 1926 г. в Кызыл-Орде был открыт первый профессиональный казахский театр, где работали М. Ауэзов, Ж. Шанин, С. Кожамкулов, К. Куанышбаев, К.Жандарбеков, 3. Атабаева и другие талантливые драматурги, режиссеры и артисты.

77

Национально-территориальное размежевание Средней Азии и воссоединение казахских земель.

Тяжелым наследием колониальной политики в Казахстане было то, что край оказался разделенным между отдельными административно-территориальными частями, образование Казахской АССР со всей остротой поставило проблему объединения казахских земель. Это касалось Акмолинской, Семипалатинской, Уральской, Семиреченской и Сырдарьинской областей.

В 1921 году произошло размежевание на западе Казахстана, севере и Западной Сибири. Большая подготовительная работа велась по решению национально-территориального размежевания Средней Азии и присоединению казахских земель. 27 октября 1924 года на сессии ЦИК СССР было принято решение об образовании Узбекской ССР, в ее составе Таджикской АССР, Туркменской ССР, Кара-киргизской автономной области в составе РСФСР, Казахской АССР, в ее составе Каракалпакской автономной области. В результате национально-территориального размежевания к Казахстану отошли: Казалинский, Акмечетинский, Туркестанский, Чимкентский и большая часть Аулие-Атинского уездов, часть Ташкентского и Мирзачульского уездов Сырдарьинской области; шесть кочевых волостей Джизакского уезда Самаркандской области. В Семиреченской области: Алма-Атинский, Джаркентский, Лепсинский, Капальский уезды. Георгиевская, Чунекая, Кара-Кунусская волости Пишпекского уезда. В итоге территория КазАССР увеличилась почти на 700 тысяч кв. км, то есть на одну треть и составила 2,7 млн. кв. км, население возросло на 1468 тысяч человек, общая его численность достигла 5230 тысяч человек. По переписи населения 1926 года казахи составляли 61,3 % всего населения Казахстана. В 1925 году столица республики была перенесена Акмечеть, переименованную в Кзыл-Орду.

78

Политические репрессии 30-х – начала 50-х годов XX века в Казахстане.

Последняя треть 30-х гг. ознаменовалась новой волной политических репрессий, принявших массовый характер. Укрепление культа личности Сталина и нетерпение всяческого инакомыслия, попытки все трудности развития страны объявить результатом деятельности «врагов народа» привели к физическому устранению почти всех сколько-нибудь влиятельных лидеров, могущих составить оппозицию правящему режиму, т.е. всех руководящих партийных и советских работников. В 1937-1938 гг. в «национал-фашизме» и шпионаже были обвинены Т. Рыскулов, Н. Нурмаков, С. Ходжанов, У. Кулумбетов, О. Исаев, О. Жандосов, А. Досов, А. Асылбеков, Ж. Садвакасов, С. Сафарбеков, Т. Жургенов и многие другие. Репрессированы были и виднейшие деятели культуры и науки – А. Бокейхан, А. Байтурсын, М. Дулатулы, Ж. и Х. Досмухаммедовы, М. Тынышбайулы, М. Жумабай, С. Сейфуллин, И. Жансугуров, Б. Майлин, С. Асфендияров, Ж. Шанин, К. Кеменгеров и многие другие.

Территория Казахстана превратилась в огромный лагерь. Многие промышленные предприятия обеспечивались рабочей силой только за счёт осужденных, их подневольного труда. Через лагеря Казахстана прошли сотни тысяч заключённых. В конце 30-х гг. начинается процесс переселения в республику целых народов: корейцев и поляков. Особенно большой размах процесс насильственного переселения принял уже позже, в годы войны.



К концу 30-х гг., благодаря открытым репрессиям тоталитарная система СССР стабилизировалась. Появилась послушная интеллигенция, целая армия верных режиму чиновников–управленцев; главным методом управления стал террор, коллегиальные принципы превратились в ширму, за которой скрывалась новая имперская система, в которой Казахстану вновь отводилась роль колонии.

Победа Советского Союза в войне привела к росту в его элите державных, имперских настроений. Стала настойчиво подчеркиваться основная роль русского народа в победе, стала пересматриваться его роль в истории других народов, в том числе и казахов, как народа–просветителя и покровителя. В общественное сознание внедрялась концепция об особой мессианской роли России в истории нерусских народов, о благотворном характере Российского колониализма, история казахов отрывалась от истории других мусульманских народов и искусственно привязывалась к истории России.

Национально-освободительное движение стало трактоваться как реакционное, часть освободительных восстаний казахов в ущерб истине стали объявляться классовыми, антифеодальными. Те представители национальной интеллигенции, которые не хотели смириться с новыми идеологическими установками, жестоко за это поплатились. В конце 40-х – начале 50-х гг. был репрессирован историк Е. Бекмаханов, подверглись преследованиям М. Ауэзов, К. Сатпаев, Е. Исмаилов, Ж. Жумалиев, А. Жубанов и многие другие. В 1951 г. критике из центра подвергся национальный эпос, в том числе такие сокровищницы народной культуры как «Қобланды», «Ер Сайын», «Шара батыр», «Ер Едiге» и другие объявленные феодальными, воспевающими ханов и «эксплуататоров». Только смерть Сталина в 1953 г. остановила новую волну репрессий.

Вторая половина 40-х – начала 50-х гг. стала апогеем системы лагерей. Только Степной лагерь, располагавшийся в Ишимских степях, насчитывал с 1949 г. 200 тыс. заключенных. Крупными лагерями были карагандинские и джезказганские лагеря. Очень большой контингент составили бывшие солдаты и офицеры, попавшие в лагеря за пребывание в фашистском плену, а также участники антисоветских восстаний в Прибалтике, на Украине, в Белоруссии и на Кавказе. В 1948 г. были созданы «лагеря специального режима» для лиц, осужденных за «контрреволюционную» и «антисоветскую» деятельность. Именно в этих лагерях в конце 40-х – начале 50-х гг. вспыхнули восстания. В 1952 г. восстание подняли заключенные Кенгирского лагеря недалеко от Джезказгана. В этом же году восстание вспыхнуло в Экибастузе. Оба стихийных выступления были жестоко подавлены силами МВД, МГБ и регулярной армии.

79

Депортация народов СССР в Казахстан в годы массовых репрессий.

В период массовых политических репрессий необоснованные карательные меры применялись не только по отношению к отдельным лицам, к представителям социальных групп, классов, религий, но и к отдельным народам по принципу коллективной ответственности за национальную принадлежность. В отношении отдельных народов тоталитарный режим применяет такой вид политических репрессий, как депортация — массовое насильственное выселение. Депортированные народы испытали на себе совокупность репрессий, о которых говорится в Законе Республики Казахстан от 14 апреля 1993 года “О реабилитации жертв массовых политических репрессий”. В частности, это различные меры принуждения, применяемые государством по политическим мотивам в виде лишения свободы, выселения из мест проживания, направление в ссылку, высылка на спецпоселение, привлечение к принудительному труду в условиях ограничения свободы, лишение и ограничение прав и свобод, определение народов по национальному признаку опасными для государства.

Здесь уместно будет, например, привести такой документ, весьма характерный в плане рассматриваемого вопроса. Это донесение районного начальника НКВД, в котором дословно говорится следующее: “В связи с войной СССР с фашистской Германией, имеющиеся в нашем распоряжении материалы говорят о том, что антисоветски настроенные элементы распространяют разные провокационные слухи среди населения.

По району имеется антисоветски настроенных элементов: бывших участников бандитских восстаний — 93 человека, 936 корейцев, немцы”10.

Например, в постановлении СНК СССР и ЦК ВКП (б) от 21 августа 1937 года о переселении дальневосточных корейцев говорилось, что это осуществляется “в целях пресечения проникновения японского шпионажа в край”, то есть автоматически все корейцы Дальнего Востока по принципу национальной принадлежности признавались потенциально японскими шпионами и потому социально-опасными. А в Указе Президиума Верховного Совета СССР от 28 августа 1941 года “О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья” говорится, что из числа немцев “имеются тысячи диверсантов и шпионов, которые по сигналу из Германии должны произвести взрывы”, то есть действия против СССР.

Всего в СССР в годы массовых репрессий было депортировано более 3 млн. человек. Местами их спецпоселений стали районы Севера, Сибири, Урала, Средней Азии и Казахстана. Но территория Казахстана оказалась наиболее заселенной спецпоселенцами и в данном случае она была сравнима только с Сибирью. В докладе Президента Республики Казахстан Н. Назарбаева на IV сессии Ассамблеи народов Казахстана названа цифра 1 млн. 200 тыс. депортированных. Так, в Казахстан было насильственно переселено и размещено 38% немцев, 83% чеченцев и ингушей, 59% корейцев, 58% карачаевцев, 55% балкарцев, 76% греков, 62% курдов и др. Депортированных вселяли практически во все области Казахстана, при этом соблюдалась следующая установка НКВД: “Неблагонадежные народы”, согласно секретным распоряжениям, предписывалось “не селить в приграничные районы с целью исключения возможных контактов с агентами зарубежных разведок”; “селить в местах, удаленных от железной дороги, для предупреждения возможных побегов”; “селить компактными группами для организации контроля”. Спецпоселенцы должны были систематически отмечаться в комендатурах.

Неизмеримы страдания тех, кто пережил стресс насильственного переселения. На местах прежнего жительства ими было брошено все. Сотни тысяч представителей так называемых “неблагонадежных народов”, включая стариков, женщин и детей, везли в скотных и товарных вагонах. Заподозренных в малейшем несогласии с чем-либо, репрессировали на местах выселения, в поездах в пути следования, в местах прибытия. В Казахстане переселенцев размещали в клубах, брошенных мечетях, конюшнях, свинарниках, сараях, складах, а оставленные под открытым небом рыли для себя землянки. Среди спец-переселенцев свирепствовали эпидемические заболевания: брюшной и сыпной тиф, дизентерия, корь, широкое распространение получила цинга, завшивленность, наблюдались вспышки чумы и холеры.

Резкая смена климата, ужасные жилищно-бытовые условия, скудное питание, антисанитария несли новые и новые потери среди депортированных. Даже сами работники НКВД в своих докладных записках с мест писали: “Считаем такое явление совершенно недопустимым, граничащим с преступлением”. Есть также сообщения о том, что таких условий не выдерживали даже лошади, и работники НКВД просили прислать для работы более выносливых животных — волов.

В этих стрессовых условиях насильственного массового переселения народов с ярлыком “неблагонадежных”, под колоссальным прессингом репрессивной политики тоталитарного режима и его оголтелой пропаганды депортированные народы, прибывшие в Казахстан без средств существования, могли выжить только благодаря братской помощи казахского народа. Казахский народ, сам переживший величайшую трагедию голода в своей истории, все тяготы массовых политических репрессий, жертвуя последним, подвергая себя опасности, оказал неоценимую помощь этим народам в самый критический момент их жизни. Депортированные народы нашли в Казахстане не только место, где можно было пережить лихую годину, но и обрели вторую родину для себя и своих потомков. Они не только выжили, сохранились как этносы, но и заняли достойное место в сообществе многонационального Казахстана.

80-81

Казахстан в годы Великой Отечественной Войны. Казахстан – арсенал фронта.

22 июня 1941 г. с нападения фашистской Германии на Советский Союз началась Великая Отечественная война. Чтобы обеспечить победу, защитить свободу и независимость нашей Родины, потребовалось неимоверное напряжение всего экономического потенциала, людских ресурсов, страна понесла неисчислимые человеческие жертвы.

С первых дней война приняла поистине всенародный характер, поскольку поражение в ней привело бы к потере всяких надежд на достойную жизнь и счастливое будущее.

Весомый вклад в победу внес и наш Казахстан. На территории республики не велись боевые действия, однако события войны теснейшим образом были связаны и с нашим краем. Свой боевой и трудовой вклад в разгром врага внесли миллионы наших соотечественников.

Казахстанцы проявили свой героизм и мужество уже в первые часы войны, когда мощь фашистского удара приняла на себя Брестская крепость. В её обороне участвовали наши прославленные воины-земляки: К. Семенченко, ставший первым казахстанцем – Героем Советского Союза, Р. Хабибулин, А. Байжигитов, Г. Жуматов, В. Фурсов.

Ожесточенные военные действия, неудачи Красной армии в первые дни войны, просчеты командования потребовали призыва на фронт и в трудовую армию сотен тысяч людей. С оккупацией европейских регионов Советского Союза, Казахстан превратился в один из основных мобилизационных центров страны. Сотни тысяч людей осаждали военные комиссариаты с требованием отправить их на фронт. В годы войны в республике были сформированы 12 стрелковых, 4 кавалерийских дивизий, 7 бригад, 50 полков. Среди особо отличившихся на фронте были 8-ая, 20-ая, 73-я гвардейские и 387-я стрелковая дивизии.

Крупными мобилизационными центрами Северного Казахстана стали Петропавловск, Акмолинск, Кокчетав. Так, уже в первые годы войны призывные пункты Северо-Казахстанской области направили в ряды Красной Армии более 70 тысяч человек и около 34 тысяч рабочих — в трудовую армию. («Северо-Казахстанская область. Страницы истории родного края», г. Петропавловск, 1993 г., с 246).

Акмолинская область, благодаря своим транспортным связям, также сыграла важную роль в формировании воинских частей и соединений. Здесь по приказу Наркомата Обороны было укомплектовано и обучено 3 стрелковые дивизии (310-ая, 29-ая, 287-ая и 1 кавалерийская дивизия 106-ая). Всего за первые два года войны на фронт было призвано около 56 тысяч акмолинцев, а в трудовую армию отправлено 32415 человек. Общее количество мобилизованных за годы войны жителей области составило почти четверть её населения. (Энциклопедия «Акмола», г.Акмола , 1995.С.54-55).

Уже 22 июня 1941 г. в Кокчетаве начала работу Комиссия по формированию воинских подразделений. Масса заявлений поступила в райвоенкоматы с просьбами о зачислении в ряды казахского национального кавалерийского соединения. К примеру, с одного только колхоза им. Сталина поступило за один день, 29 ноября 1941 г., три таких заявления — от Мустафина Туякбая, Мухаменбетжанова Кабидена и Алиева Торгая. (ГААО.Ф13. Оп.1 Д 17. Л 7.)

На южной окраине города были разбиты лагеря для сбора новобранцев. Там они проходили короткий курс боевой подготовки, знакомились с новыми видами оружия и снаряжения. В конце лета 1941 г. в Кокчетаве создается Дом обороны, при котором организуются курсы по подготовке начальников санитарных постов. К началу 1942 г. всего здесь было подготовлено около 400 бойцов противовоздушной обороны и медсестер. (Материалы научно-теоретической конференции, посвященной 50-летию Победы «Вклад кокшетауцев в Победу в Великой Отечественной войне», г.Кокшетау, 1995. с., 14-15).

За годы Великой Отечественной войны на фронт было мобилизовано, по последним данным, 1196164 казахстанца, при населении республики в 6,5 млн. человек, то есть около 20% её жителей. На фронтах войны в общей сложности погибло 601939 человек, что составляет 12% общей численности населения.

Данные о призыве на фронт и людских потерях из областей региона Северного Казахстана выглядят следующим образом:

Кокчетавская область: призвано — 61011 человек, погибло – 24333 человека.

Северо-Казахстанская область: призвано — 91005 человек, погибло — 33950 человек.

Акмолинская область: призвано — 97801 человек, погибло – 33950 человек. («Казахстанская правда» 4.05.1995г. N2 45., с.4).

Эти потери вполне сравнимы с жертвами, которые понесли советские республики, подвергшиеся оккупации, где шли прямые боевые действия.

География подвигов казахстанцев на фронтах Великой Отечественной войны очень широка: они участвовали в сражениях под Москвой, Сталинградом, Ленинградом, на территории Прибалтики, Украины, Польши, Германии, Франции, Китая; участвовали в боевых действиях, в партизанском движении, движении Сопротивления. В Золотую книгу Победы вписаны имена дважды Героев Советского Союза — С. Луганского, Т. Бегельдинова, Л. Беды, И. Павлова. Казахстан прославили боевые заслуги А.Молдагуловой, М.Маметовой, Н.Абирова, К.Кайсенова, Т.Тохтарова. Одним из первых водрузил Знамя Победы на воротах поверженного рейхстага солдат из Казахстана Р.Кошкарбаев. По вновь уточненным данным, 520 казахстанцев стали Героями Советского Союза, 110 тысяч награждены орденами Славы. (Кан Г.В. «История Казахстана», Алма-Ата ,1998 г., с.68-70). Значительную часть воинов, получивших высшую награду страны, составляют североказахстанцы. Так, за годы Великой Отечественной войны звания Героя Советского Союза удостоены 36 представителей степного Приишимья, 11 человек награждены 3-мя орденами Славы («СевероКазахстанская область. Страницы истории родного края», г. Петропавловск, 1993 г., с 246); высшего звания страны — Героя Советского Союза удостоены также 38 акмолинцев, 7 человек стали кавалерами 3-х орденов Славы. (Энциклопедия «Акмола», г.Акмола, 1995.с. 54-55); звания Героев Советского Союза получили и 28 посланцев Синегорья — кокчетавцев.

Героизм, самоотверженность, мужество воинов североказахстанцев на всех сражениях Великой Отечественной войны отмечают в своих воспоминаниях многие выдающиеся советские полководцы — Г.Н. Жуков, И.С. Конев, К. Рокоссовский. Так, среди героев-панфиловцев, грудью защищавших Москву, был наш легендарный земляк, политрук 1-й роты автоматчиков, комиссар 2-го стрелкового батальона 8-ой гвардейской дивизии, Герой Советского Союза Малик Габдулин, впоследствии известный писатель, ученый, академик. Многие кокчетавцы мужественно сражались не только на фронтах, но и во вражеском тылу. Среди них был Жумагали Саин, уроженец Арыкбалыкского (ныне Айыртауского) района, комиссар партизанского отряда, впоследствии известный писатель, редактор газеты «Ќазаќ єдебиетi». В героическую историю вошли имена Николая Сафронова, повторившего подвиг А. Матросова, Н. Янко, А Скарнаева и Г. Асеева, повторивших подвиг Н. Гастелло. (Материалы научно-теоретической конференции, посвященной 50-летию Победы «Вклад кокшетаусцев в Победу в Великой Отечественной войне», г. Кокшетау, 1995., с. 15).

На фронтах наравне с мужчинами воевало около 330 тысяч женщин, среди которых были и наши землячки. Так, многими орденами и медалями были отмечены боевые заслуги бесстрашной летчицы Рахимы Ералиной, механика самолета трижды Героя Советского Союза И.Н. Кожедуба Мадины Искаковой. («Окжетпес», 1995 г., 8 мая).

Неоценимый вклад в победу внесли и труженики тыла республики. Казахстан стал прочным арсеналом фронта. С европейской части страны в край было перебазировано около 220 оборонных предприятий, размещенных в городах Чимкенте, Алма-Ате, Петропавловске, Караганде, Актюбинске, Семипалатинске, Акмолинске, Кокшетау. В течение короткого времени, благодаря самоотверженному труду рабочих, трудившихся по 12-14 часов в день, эти предприятия начали давать продукцию. В годы войны было построено ещё около 460 предприятий, ставших важной кузницей победы. Казахстан стал давать 85% всего произведенного в стране свинца, 35% меди, 60%молибдена. Мобилизация на фронт коснулась почти всего взрослого мужского населения, поэтому почти 80% всех работающих на предприятиях были женщины и дети. На их плечи легли все тяготы военных лет, ответственность за обеспечение фронта всем необходимым.

Самоотверженно трудились для победы на фронте жители и Северного Казахстана. Так, в годы войны в город Кокчетав был эвакуирован целый ряд предприятий. В сентябре 1941 г. прибыл эшелон с оборудованием Подольского завода швейных машин. Коллектив Кокчетавского механического завода в кратчайшие сроки наладил работу этого эвакуированного предприятия. Ещё через месяц в город были эвакуированы две фабрики из города Орджоникидзе — обувная и швейная. (Абуев К.К. «Кокшетау. Очерки истории». 1997 г., с.80).

Весомым вкладом Казахстана в победу стала также забота об эвакуированных и перемещённых гражданах. Республика стала родным домом для сотен тысяч жителей Украины, России, Белоруссии.

Особенно трогательной была забота об эвакуированных детях и детях-сиротах. Жители республики приютили и усыновили около 47 тысяч маленьких жертв войны. На территории Казахстана было открыто 52 детских дома, из них 6 в Кокчетавской области. (ГААО Ф.1 3 ОП.9 Д.178 Л.342).

Историческая правда требует сказать и о представителях тех народов, которые были насильственно депортированы в Казахстан, о ссыльных и трудармейцах. Как отметил Президент Республики Казахстан Н.А.Назарбаев, несмотря на тяжелейшие испытания, благодаря отзывчивости и радушию жителей Казахстана, традиционному гостеприимству казахского народа, они пустили здесь свои корни, обустроились и своим напряженным трудом внесли вклад в общую Победу.

Всего в годы войны в Казахстан было перемещено из прифронтовой зоны, упраздненных республик Кавказа, Поволжья, Дальнего Востока более 1 млн.100 тысяч граждан. Одним из основных регионов их размещения стал Северный Казахстан. Так, только на территорию Кокчетавской области было депортировано 6399 семей (28111 человек) чеченской и ингушской национальностей. («Казахстанская правда», №45 от 4.05.1995 г., с.4). Карагандинский регион принял более 105 тысяч представителей советских немцев. Области Северного Казахстана стали новой Родиной для десятков тысяч поляков, курдов, литовцев, крымских татар, корейцев, кабардинцев, черкесов.

Годы войны отмечены чрезвычайно плодотворными контактами союзных республик в сфере культуры, науки, образования. Ряды культурной элиты Казахстана пополнили крупнейшие ученые, литераторы, артисты, эвакуированные на восток страны. Так, в Алма-Ате были размещены 2 крупнейшие киностудии — «Мосфильм» и «Ленфильм», на них были сняты подлинные шедевры того времени: «Она защищает Родину», «Два бойца», «Жди меня». В нашей столице жили и работали С.Эйзенштейн, В.Пудовкин, Л.Орлова, C.Прокофьев, К. Паустовский, С.Маршак. Курорт Боровое на время превратился в своеобразный центр научной мысли. Здесь почти 4 года трудились академик Д.С.Вернадский, признанный самым выдающимся ученым XX века, академики А.Зелинский, И. Мандельштам.

Великая Отечественная война стала суровым испытанием для всех народов нашей страны. На алтарь Победы были положены громадные жертвы. Однако она стала настоящим торжеством человеческого разума, свободолюбия, показала образцы высочайшего героизма и самопожертвования. В настоящее время предпринимаются отдельные попытки переоценки характера войны, вклада той или иной страны в победу над фашизмом. В его разгроме основную роль сыграли народы Советского Союза. Никто не вправе перечеркнуть героизм и мужество советского солдата, его основной вклад в спасение мира от нацизма, уроки войны должны стать настоящим предостережением тем, кто строит планы мирового господства.

 

82

Культура и наука Казахстана в военные и послевоенные годы.

                Образование и наука. Интенсивная работа по ликвидации неграмотности, проводившаяся в 20-х-30-х гг., начала давать свои результаты.     По переписи 1939 г. среди населения Казахстана было 76,3% грамотных. В 1940 г. в республике работало 5 289 начальных, 1 770 семилетних и 698 средних школ с 1 138 187 учениками. Педагогические кадры готовились в КазГУ, 13 педагогических и учительских институтах и 23 педагогических училищах. В годы войны республика приняла 149 детских учреждений и 19 тыс. детей, эвакуированных из западных регионов СССР, увеличилось количество детских домов. Быстро развивалась система профессионально-технического и среднего специального образования. В 1940г. в Казахстане было организовано 35 профессиональных учебных заведений, в годы войны ежегодно обучалось в фабрично-заводских училищах более 26 тыс. человек. В конце 30-х годов в республике было 120 средних специальных учебных заведений, выпустивших более 5 тыс. специалистов.     Продолжалось развитие высшего образования. В 1936 г. были приняты постановления, упорядочившие порядок поступления в вузы, вводившие единое учебно-методическое руководство. В 1938 г. при КазГУ была открыта первая в Казахстане аспирантура.     В годы войны количество вузов республики увеличилось. В 1943 г. был открыт педагогический институт иностранных языков, в 1943 г. — Чимкентский технологический институт строительных материалов, в 1944 г. — Консерватория и Женский педагогический институт в Алма-Ате. В послевоенное время появились Карагандинский медицинский (1950), Семипалатинский зооветеринарный (1951). Карагандинский горный институт (1953). Научно-педагогические кадры этих вузов комплектовались как за счет эвакуированных, так и репрессированных ученых и педагогов.     Быстрый рост науки и научных учреждений Казахстана начинается в послевоенный период. 1 мая 1946 г. состоялось торжественное открытие Академии наук Казахстана. Ее первым президентом стал выдающийся ученый К. Сатпаев. И. Бардин, С. Вавилов, И. Мещанинов, В. Обручев были избраны почетными членами Академии. В ее состав вошло 14 академиков и 16 членов-корреспондентов.     Развивалась сеть научно-исследовательских институтов, появляются такие отрасли науки, как астрономия, астрофизика, ядерная физика. Многие исследования были посвящены наращиванию военной мощи СССР. Под непосредственным контролем шефа МГБ Л. Берия под Семипалатинском был построен испытательный полигон для ядерного оружия, первое испытание которого произошло в 1949 г. Эти взрывы проводились в районах с преимущественно казахским населением, ставшим заложником преступной политики властей. С 1949 по 1964 года на полигоне было проведено 113 взрывов в атмосфере, что привело к радиоактивному заражению территории Центрального и Восточного Казахстана; причем врачам запрещалось ставить настоящий диагноз людям, умершим от болезней, возникших в результате радиоактивного облучения. Медицинские обследования в регионе были запрещены, данные военных медиков глубоко засекречены.                           Литература. В предвоенные годы большое место в духовной культуре казахского народа занимало творчество народных акынов: Жамбыла Жабаева (1846-1945), Нурпеиса Байганина (1890-1954) и др. Развивается и письменная литература, признанными мастерами которой становятся Д. Абилев, А. Сарсенбаев, М. Ауэ-зов, Г. Мусрепов, С. Муканов, С. Шарипов, А.Абишев, Г. Мустафин. Несмотря на увеличение жанрового разнообразия, выбор тем был значительно ограничен. Обескровленная репрессиями 20-х-ЗО-х гг. литература теперь воспевала только прелести социалистического строя, новую жизнь народа, дружбу народов, новые общественные отношения.     В годы войны господствующей в литературе стала тема патриотизма и национализма. Огромную популярность приобрели произведения Жамбыла «Ленинградцы, дети мои», «Ленинград» А. Тажибаева, стихи Ж. Шанина, К. Аманжолова, А. Сарсенбаева. Многие писатели и поэты с оружием в руках участвовали в боевых действиях; А. Жумагалиев, Б. Булкишев, В. Чугунов пали смертью храбрых.     В послевоенное время началось усиление идеологического контроля за творчеством литераторов. Тем не менее, конец 40-х-начало 50-х гг. стали временном расцвета казахской советской литературы. В 1947 г. появляется второй том романа «Абай» М.Ауэзова, в 1948 г. роман — «Сырдарья» С. Муканова, «Миллионер» Г.Мустафина, в 1949 г. роман «Солдат из Казахстана» Г. Мусрепова. Роман «Абай» в 1949 г. был удостоен Государственной премии СССР и принес М. Ауэзову мировую славу. В начале 50-х годов появляется ряд новых произведений, в том числе романы Г. Мустафина «Караганда», Г.Мусрепова «Пробужденный край», произведения Д. Абилева, А.Тажибаева, Т. Жарокова, М. Алимбаева и многих других.     Музыка, театр, кино и живопись. 1936 г. стал годом, когда с казахским музыкальным искусством познакомилась советская общественность. В Москве прошла первая Декада казахского искусства. К. Байсеитова была удостоена звания народной артистки СССР. В годы войны продолжает развиваться оперное искусство. В 1942 г. была поставлена опера Е.Брусиловского «Гвардия, алга!», в 1944 — опера А. Жубанова и Л. Хамиди «Абай». В послевоенные годы появлются оперы Е. Брусиловского и М. Тулебаева «Аман-гельды», А. Жубанова и Л. Хамиди «Тулеген Тохтаров», М. Тулебаева «Биржан и Сара». В 1949 г. ее автору и исполнителям главных партий были присуждены Государственные премии СССР.     В 1940 г. появляется первый казахский балет «Коктем». В годы войны балет Казахского музыкального театра возглавила Г. Березова, на сцене выступили артисты ведущих театров. В июне 1942 г. в Алма-Ате состоялся дебют Г. Улановой.     В республике появляется ряд новых театров. В 1937 г. в Кызыл-Орде был организован Корейский музыкально-драматический театр, в 1944 г. — Театр для детей и юношества (ТЮЗ). В 1937 г. Казахский театр стал академическим, а целый ряд актеров получили звания народных и заслуженных артистов республики. Продолжали расти областные театры, возникают колхозно-совхозные полупрофессиональные театры. Известность получили актеры Ш. Айманов, С. Ко-жамкулов, О. Умурзаков, К. Кармысов, X. Букеева, начинают артистическую деятельность И. Ногайбаев, Н. Жантурин и многие другие.     В предвоенное время возникает казахское кино. В конце 1938г. была организована Алма-Атинская студия кинохроники и создана первая звуковая документальная лента «Джамбул ата», в том же году на Ленфильме был снят и первый игровой фильм казахстанских кинематографистов — «Амангельды». В 1941 г. в столицу Казахстана были эвакуированы киностудии Москвы и Ленинграда и на их основе создана Объединенная студия, снявшая огромное количество фильмов — «Небесный тихоход», «Два бойца», «Илья Муромец» и др. В 1945 г. появилась первая самостоятельная работа Алматинской студии, фильм «Песни Абая». После войны производство игрового кино сократилось, было снято всего два полнометражных фильма «Золотой рог» (1948) и «Джамбул» (1952).     Становление и развитие казахского изобразительного искусства связаны с именем А. Кастеева (1904-1973). Его творчество начинается в конце 20-х годов, им написано большое количество акварелей, объединенных в серию «Старый и новый быт». В предвоенный период получили известность казахстанские художники А. Исмаилов, X. и К. Ходжиковы, Б. Сарсенбаев, У. Тансыкбаев. В годы войны в Казахстане работали художники Украины, Белоруссии, Ленинграда и Москвы, внесшие большой вклад в развитие национального изобразительного искусства.

83

Казахстан в послевоенные годы. Переход к мирному строительству. Реформы Хрущева.

 Возвращение к мирной жизни требовало перестройки всей экономики, настроенной на производство в основном военной продукции, на мирный лад. Кроме того, в годы войны произошла некоторая либерализация местных рынков, повысилась доходность сельского хозяйства, был ослаблен идеологический диктат марксизма в пользу национализма и патриотизма. Однако власти после победы над Германией вернулись к довоенным формам экономики и политической жизни.     Общественно-политическая ситуация. Победа Советского Союза в войне привела к росту в его элите державных, имперских настроений. Стала настойчиво подчеркиваться основная роль русского народа в победе, стала пересматриваться его роль в истории других народов, в т.ч. и казахов, как народа-просветителя и покровителя. В связи с этим появился тезис о «буржуазном национализме» среди национальной интеллигенции.     Объектом жесточайшей критики со стороны властей стала «История Казахстана», изданная в 1943 г. Началось навязывание идеологических стандартов, подавление национального самосознания, господство шовинизма и даже национал-фашизма в культуре и науке. В общественное сознание внедрялась концепция об особой мессианской роли России в истории нерусских народов, о благотворном характере российского колониализма, история казахов отрывалась от истории других тюркских и мусульманских народов и искусственно привязывалась к истории России.     Национально-освободительное движение стало трактоваться как реакционное, часть освободительных восстаний казахов в ущерб истине стали объявляться классовыми, антифеодальными. Те представители национальной интеллигенции, которые не хотели смириться с новыми идеологическими установками, жестоко за это поплатились. В конце 40-х-начале 50-х гг. были репрессированы историки Е. Бекмаханов, подверглись преследованиям М. Ауэзов, К. Сатпаев, Е. Исмаилов, X. Жумалиев, А. Жубанов и многие другие. В 1951г. критике из центра подвергся национальный эпос, в том числе такие сокровищницы народной культуры, как «Кыбыланды», «Ер Сайын», «Шара батыр», «Ер Едiге» и др. объявленные феодальными, воспевающими ханов и «эксплуататоров». Только смерть Сталина в 1953 г. остановила новую волну репрессий.     Вторая половина 40-х-начала 50-х стала апогеем системы лагерей. Только Степной лагерь, располагавшийся в Ишимских степях, насчитывал с 1949 г. 200 тыс. заключенных. Крупными лагерями были Карагандинские и Джезказганские лагеря. Очень большой контингент составили бывшие солдаты и офицеры, попавшие в лагеря за пребывание в фашистском плену, а также участники антисоветских восстаний в Прибалтике, на Украине, в Белоруссии и на Кавказе. В 1948 г. были созданы «лагеря специального режима» для лиц, осужденных за «контрреволюционную» и «антисоветскую» деятельность. Именно в этих лагерях в конце 40-х-начале 50-х гг. вспыхнули восстания. В 1952 г. восстание подняли заключенные Кенгирского лагеря недалеко от Жезказгана. В этом же году восстание вспыхнуло в Экибастузе. Оба стихийных выступления были жестоко подавлены силами МВД, МГБ и регулярной армии.     Экономика Казахстана. В послевоенный период экономика Казахстана испытывала большие трудности. Крупной проблемой стало обеспечение промышленных предприятий рабочей силой после возвращения эвакуированного населения в западные регионы СССР. Заметно выросла текучесть кадров, снизилась трудовая дисциплина, резко упала производительность труда. В 1946 г. наблюдался даже некоторый спад производства, что вынудило власти вернуться к командно-административным методам управления экономикой, что дало свои результаты, в основном в промышленности. В 1946 г. был пущен в действие Усть-Каменогорский свинцово-цинковый комбинат, завершилось строительство угольного разреза в Экибастузе, вводились новые мощности на Актюбинском и Балхашском комбинатах, начали добычу нефти новые промыслы. Развивалась транспортная сеть, в 1950 г. завершилось строительство железной дороги Моинты — Чу. Весной 1949 г. начала действовать автоматическая телефонная станция в Алма-Аты, были телефонизированы все районные центры.     Положение в сельском хозяйстве было более тяжелым, чем в промышленности. Казахстан в порядке оказания помощи республикам, пострадавшим от оккупации, отправил безвозмездно 17,5 тыс. голов крупного рогатого скота, 22 тыс. лошадей, 350 тыс. овец, по льготным ценам было продано около 500 тыс. голов скота. В то же время на селе проводились меры по ужесточению колхозного режима. В 1946-49 гг. у крестьян были отобраны и отнесены к колхозным земли, присвоенные колхозниками во время ослабления государственного контроля за селом. В 1948 г. у колхозников был отобран личный скот. Объем обязательных поставок ежегодно возрастал, закупочные цены же оставались ниже уровня 1940 г., что покрывало только 15% себестоимости произведенного зерна. Денежная реформа 1947 г., носившая конфискационный характер, ударила прежде всего по сельскому населению. Денежная масса сократилась на треть, но система обмена денег разорила крестьян и крупных вкладчиков сберкасс. Хотя в 1947 г. карточная система была отменена, в стране надвигался новый голод.     В 1950 г. была предпринята новая сельскохозяйственная реформа, заключавшаяся в укрупнении колхозов. В результате число колхозов в Казахстане сократилось с 6 773 в 1945 г. до 2 047 в 1952 г.. Это привело к исчезновению ряда населенных пунктов, уменьшению личных наделов крестьян, урезанию натуроплаты и не привело к радикальному улучшению положения в сельском хозяйстве. Так, в итоге аграрной политики властей в СССР в конце 40-х-начале 50-х гг. вновь начинаются продовольственные затруднения. Тяжелой была социальная обстановка. Уровень заработной платы рабочих и служащих вырос в 1950 г. по сравнению с 1940 годам в 1,5 раза, в то же время розничные цены выросли в 3 раза, что привело к снижению покупательской способности. Колхозники же за свой труд получали в четыре раза меньше, чем горожане и не имели права свободного передвижения по стране.

Реформы:

Из центра на места

Одной из наиболее крупных реорганизаций была проведенная в 1957 году перестройка управления по территориальному принципу. По мнению Хрущева, руководство из центра было не в состоянии обеспечить быстрый рост промышленного производства. Был упразднен ряд общесоюзных и союзно-республиканских министерств — промышленности и строительства. Вместо них учреждались территориальные управления — Советы народного хозяйства (СНХ). 

Развитие сельского хозяйства

Знаменитое обещание «показать кузькину мать» произошло в 1957 году на заседании ООН в США. Хрущев решил, что поднятие сельскохозяйственной промышленности, в частности мясного хозяйства, возможно с решением проблемы кормопроизводства. Наиболее типичны для тех лет — «кукурузная эпопея», когда Хрущев усиленно стал внедрять кукурузу в сельское хозяйство. Продвигали ее вплоть до Архангельской области. Трудность ее выращивания и малые объемы урожая объяснялись некомпетентностью руководителей колхозов, а не климатическими условиями региона.

Десталинизация

XX съезд КПСС в феврале 1956 года и выступление на нем Хрущева с докладом о культе личности Сталина стали поворотным пунктом в истории, началом частичной десталинизации и демократизации жизни страны. В ходе реформ были приняты такие действия, как реабилитация жертв политических репрессий 1930-1950-х, восстановление национальной автономии ряда народов, сокращение государственного аппарата. Среди социальных программ основными стали жилищная, пенсионная. Впервые сотрудники колхозов получили официальные паспорта.

Права граждан

8 декабря 1961 года утверждены Основы гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик — общесоюзный законодательный акт, содержавший основополагающие нормы гражданского права. В нем говорилось об основаниях возникновения гражданских прав и обязанностей, о защите этих прав, защите чести и достоинства, о праве собственности, обязательственном праве, авторском праве и наследственном праве.

Школьная реформа

24 декабря 1958 года был принят закон, реформирующий среднюю школу. Закон вводил двухступенчатую систему — обязательное восьмилетнее образование с последующей отработкой на производстве в течение 3 лет. Поступление в вуз зависело теперь не от успеваемости учеников, а от трудовых характеристик.




Предыдущий:

Следующий: