История Кандалакши

История Кандалакши/

«Счастлив путник, когда , наконец, увидит он обгорелые (после недавнего английского разгрома)пни и кочки людного, строптивого селения Кандалакши…».

С.В. Максимов 1856 г.

История Кандалакши хранит немало тайн. Установлено, что люди жили здесь ещё 7 тысячелетий назад. Чем занимались они и какими знаниями обладали? Кто и для каких целей выложил на берегу залива загадочный Кандалакшский лабиринт?

Вопросов тут больше чем ответов. До сих пор точно неизвестно: откуда пошло само название населённого пункта? Существует несколько версий. По одной из них явствует, что Кандалакшу основали два брата: Канта и Лахти. От слияния этих имён и получилось название населённого пункта. Вторая версия указывает на то, что слово «лакша» в переводе с карельского языка означает «залив», тогда получается: Кандалакша – это место где река Канда впадает в залив. Кстати, возможно, что первоначально селение располагалось в устье реки Канда, но впоследствии в силу каких-то веских причин его жители перебрались в другое место – в устье реки Нивы, сохранив при этом название своего села. Во всяком случае, на старинных картах река Канда значится как Кандалакша.

Но есть ещё она версия, которая прямо указывает на то, что название нашего города уходит своими корнями вглубь тысячелетий. Дело в том, что в древности Белое море и Кандалакшский залив называли Гандвиком. На карте XVI века, приложенной к истории Олая Магнуса, Белое море обозначено — Grandvicus sinus. Однако к концу XVII века когда норманны полностью утратили здесь своё влияние восторжествовало русское название Белого моря, а имя «Гандвиг» ассоциировалось только с Кандалакшской губой. Обратимся теперь к разбору самого названия. В то время, как вторая часть имени «Гандвик» означает залив, первая довольно трудно поддается точному определению. Представим себе, что название «Гандвик» усваивается местными жителями. Vik (залив) будет по-фински: lahti. Что касается первой части названия Гандвика, то первая буква — звонкая согласная «g» в речи карелов и финнов обычно звучит как глухая «k» и из Gandvik могло получиться Kandlahti или Kandlaks. Во всяком случае, в описании Лапландии Салингена от 1591 года уже упоминается Candelax; на английской карте 1599 года — Candalax. Известный финский путешественник и этнограф Кастрен постоянно пишет Candalax. Приверженцы этой версии убеждены, что отсюда получились современные названия Кандалакшской губы и Кандалакшского берега и, наконец, города Кандалакша.

Сложно сказать — какая из версий более правильная. Об этом мы, наверное, не узнаем уже никогда: история нашего края – это история постоянной, беспощадной борьбы людей с суровым климатом, история войн, которые сегодня мы назвали бы локальными. На алтарь победы были положены тысячи человеческих жизней и навсегда оказались утраченными свидетельства тех далёких событий.

Впервые Кандалакша упоминается в документах, датированных 1517 годом. Однако предприимчивые новгородцы проникали сюда уже в первой половине XI века. Походы на Север были чрезвычайно трудным и опасным делом. В 1032 году новгородец Улеб со своими людьми достиг Белого моря, но вернуться домой суждено было не всем…. «Мало их прииде»,- отметил летописец. Но, невзирая на трудности, новгородцы снова и снова снаряжали экспедиции в далёкие «полунощные страны».

Дело в том, что Северные земли были богаты пушным зверем, а на пушнину был большой спрос. Среди жителей Новгорода ходили легенды, будто в «полунощных странах» пушные зверьки падают с неба из туч, и поэтому их там водится несметное количество.

Помимо пушнины новгородцев интересовало сало морских зверей, моржовый клык, ценные породы рыб.

Александр Невский и его преемники посылали сюда ватаги промышленников для отлова кречетов, которые очень высоко ценились на соколиных охотах.

В XIII веке Кольский полуостров под названием «Тре» официально вошёл в состав владений Новгородской республики на правах особой волости, то есть даннической территории. Он находился в ведении должностных лиц, подчинённых посаднику, а не князю.

Местное население было редким и весьма миролюбивым. Вот что писал о нём один из переселенцев: «Лопаря обидеть легко, потому что он добр. Пришёл к нему в вежу – всем потчует: вчерашней рыбы не подаст, а живую тащит, сегодняшнюю. А и выпьет – драться не лезет, не то что наш помор, а ты его поцелуй, ты его сам зазови в гости, ты с ним крестом поменяйся… так он за тебя душу всю заложит и выкупать не станет. Вот они каковы человеки есть – добрый народ». Такое отношение саамов к пришлым людям в немалой степени способствовало заселению русскими крестьянами Беломорского побережья. Смешанные браки не были редкостью: саамы были рады породниться с русскими, так как те стояли на более высоком уровне развития, и можно было рассчитывать на их помощь в трудное время. А лопки в свою очередь были прекрасными жёнами: когда муж уходил на промысел, они в одиночку свободно управлялись с хозяйством, что ценилось особо! По всей вероятности так и было основано в устье бурной и богатой рыбой реки Нива поморское село Кандалакша.

Река делила село на две части: левобережную и правобережную. В 1526 году на правобережной стороне была построена церковь Рождества Иоанна Предтечи , в которой приняли христианство первые саамы, жившие близ Кандалакши. Позднее — в 1553 – 1554 гг. при церкви возник монастырь. Иван IV пожаловал ему «для монастырского строенья и для лопского крещенья» 7 и 1/4 лука. На содержание монастыря шло государевых денег 23 рубля 20 алтын с гривной в год. В монастыре жили 28 монахов, 3 дьячка, 31 трудник и 70 наёмных солеваров.

Но хозяйственное освоение Кольского полуострова проходило в обстановке почти не прекращающихся враждебных действий со стороны соседей – Швеции и Дании. Особенно агрессивна была Швеция. Шведский король Иоанн III приказал своим военачальникам беспощадно истреблять всё русское население на Севере, независимо от пола и возраста.

23 мая 1589 года ночью шведские войска подошли к Кандалакше. Окружив селение, они начали безжалостно истреблять всех жителей от мала до велика. Налётчики действовали с необычайной жестокостью. Было убито 450 человек. Некоторые пытались переплыть реку Ниву и скрыться в лесу, но утонули. Монастырь и крестьянские дворы были разграблены и сожжены. Главарь отряда Свен Педерсон докладывал королю: «…И сожгли 14 солеварен… с большими амбарами, до крыши наполненными хорошей белой солью.… Везде разорили рыболовные снасти для лова сёмги по всему посещённому нами берегу Белого моря…». Уничтожение Кандалакши – пожалуй, наиболее трагическая страница во всей истории Кольского края.

Уцелевшие жители вновь отстроили монастырь и восстановили свои жилища. Но в 1615 году шведы снова напали на село, однако на этот раз поморы и монахи, дружно обороняясь, вынудили захватчиков ретироваться.

Монастырь просуществовал тут ещё более 100 лет, но постепенно всё монастырское хозяйство пришло в упадок. И 14 апреля 1742 года по распоряжению архиепископа Архангельского и Холмогорского Кандалакшский монастырь «по скудности и неумению братии и служителей» вести хозяйство был передан Соловецкому монастырю. Все его угодья, промысловые заведения и прочее имущество передали новому владельцу, а в 1763 году Кандалакшский мужской монастырь был окончательно упразднён.

Село меж тем расстраивалось. По описи 1782 года в Кандалакше уже насчитывалось 58 домов, в которых проживало 142 человека мужского и 155 человек женского пола, составляющих 63 крестьянских «двора».

Сёмужьим промыслом занимались жители 23 дворов (добывалось около 800 пудов сёмги в год), зверобойным – 28 дворов, 37 человек из 24 дворов принимали участие в мурманских рыбных промыслах. Собственные мореходные суда имели 2 человека.

Часть крестьян держала скот. В селе насчитывалось 8 лошадей, 60 коров, 1 бык, 98 овец и 100 оленей. Некоторые жители имели 2 – 3 и даже 4 коровы; в 21 дворе не было никакого скота. Все олени принадлежали семи владельцам.

В XV – XVIII веках одним из важнейших занятий жителей Кандалакши было солеварение, но затем оно полностью исчезло вследствие конкуренции на рынке дешёвой камской соли – «пермянки».

С середины XVIII века в районе Кандалакшской губы стал развиваться сельдяной промысел. Особенно доходным был весенний (егорьевский) подлёдный лов. В летнее время сельдь ловили большими неводами с лодок. Ежегодно кандалакшане продавали более тысячи бочек солёной сельди.

Зимою почти в каждом доме изготовляли бочки для засола рыбы, пряли пряжу и вязали сети, ткали холсты. Владельцы оленей и лошадей занимались извозом. В мае и июне женщины и дети собирали птичьи яйца и гагачий пух.

В 1853 году началась Крымская война. В июне 1854 года в Белом море появилась англо-французская эскадра, состоящая из 7 кораблей. 20 июля английский паровой фрегат «Эвридика» с экипажем в 250 человек под командованием капитана Э. Оммани подошёл к Кандалакше. Большинство жителей в это время находились на покосах. У крестьян было до 70 собственных винтовок, но совсем не было пороха и свинца. Им пришлось покинуть селение и укрыться в лесу.

Англичане, простояв на якоре более суток и убедившись, что для высадки десанта нет никакой опасности, послали на берег 6 гребных судов. 150 матросов вступили в селение и стали забирать всё, что жители не успели унести с собой. Всё это больше походило на вторжение варваров. Они захватили 1 винтовку, лодейную пушку весом в 20,5 килограмма, 15 пудов сёмги, шестимесячного бычка. Из церкви Иоанна Предтечи забрали медный крест с изображением распятия, из питейного дома – более 3 вёдер водки.

С наступлением холодов «пираты» убрались восвояси. Но весной 1855 года англо-французская эскадра снова вошла в Белом море. Неприятель имел на 7 кораблях 119 пушек и 1200 человек экипажа. Англо-французы объявили все порты, рейды и гавани Белого моря находящимися в строгой блокаде. Эскадра начала энергично разорять и грабить поморское население.

Самой крупной операцией противника на Кольском полуострове в кампанию 1855 года была попытка англичан захватить Кандалакшу. На тот момент в селении насчитывалось 66 домов и около300 жителей. Отряд самообороны, состоящий из 65 крестьян, возглавлял лесничий Бабадин.

В ночь на 6 июля английский пароход с 8 орудиями крупного калибра бросил якорь в устье реки Нивы. Утром 150 матросов и солдат под прикрытием артиллерийского огня с парохода, на шлюпках двинулись на правобережную сторону села, но их встретили выстрелами 52 крестьянина, которыми командовал унтер-офицер Недоросков. Нападавшие отступили.

Тогда они послали 2 баркаса с 70 человеками на левобережную сторону. Жившие там 13 крестьян, пока были боеприпасы, стреляли по врагу, а затем отошли в лес. Англичане ворвались в кладбищенскую церковь и зажгли её, после чего спешно вернулись на баркасы.

Видя безрезультатность своих действий, английские моряки снялись с якоря и поставили пароход ближе к центральной части селения. Корабельная артиллерия направила огонь на жилые постройки правобережной стороны. Некоторые из них загорелись. Часть людей, по распоряжению Бабадина, ушла на тушение пожаров.

Интервенты сочли момент удобным для высадки десанта. Однако когда гребные суда со 150 матросами приблизилась к берегу, по ним вновь была открыта ружейная стрельба. Один из баркасов наскочил на большой подводный валун (Чёртов камень) и стал хорошей мишенью для стрелков. Потеряв несколько человек, противник отступил.

Англичане отвели пароход на расстояние 400 метров от берега и подвергли Кандалакшу яростному обстрелу из пушек. В 14 часов, когда большую часть села охватило пламя, пароход снялся с якоря и ушёл в сторону села Керети.

В результате девятичасовой бомбардировки в Кандалакше сгорели 46 крестьянских дворов, 29 амбаров, одна церковь, общественный хлебный склад, разрушена колокольня и несколько хозяйственных построек. Интервенты нанесли большой материальный урон, но убитых и раненых среди жителей Кандалакши не было. Из рапорта Кемского земского суда от 16 июля 1885 года: «…В оставшихся почти без повреждения 20 крестьянских ветхих небольших домах с дворами из погоревших жителей некоторые уже поместились вместе с домохозяевами, а большая часть крестьян не имеет никакого пристанища, живя с семействами, малолетними и грудными детьми на открытом воздухе».

В 1861 году в России было отменено крепостное право. Однако это осталось незамеченным населением Кольского Севера: здесь не было помещичьих имений, все сельские жители относились к категории государственных крестьян и находились в ведении министерства государственных имуществ. Все сельскохозяйственные и промысловые угодья находились в распоряжении сельского общества, которое пользовалось ими на уравнительных началах. Государство налагало на общинников определённые повинности. При 2 – 3 душах в семье на хозяйство приходилось около 10 рублей разных налогов.

Как и прежде основным источником дохода кандалакшан являлся сельдяной промысел. Его вели «всем миром», улов продавался на месте, а деньги делились на всех участников согласно «паёв». Расчёт вёлся так: один работник-ловец – 1 пай, карбас – 1 пай, а невод, в зависимости от длины, приравнивался к 1 – 3 паям. Понятно, что при таком раскладе основная часть добычи отходила собственникам орудий лова.

В 1870 году в Ковдской волости (Кандалакша, Княжая губа и Ковда) весь доход от рыбного промысла составил 22 тысячи рублей, из которых один крестьянин получил 10 тысяч рублей, другой – 2 тысячи рублей, трое – по 500 рублей, десять – от 100 до 500 рублей, а все остальные (211 домохозяйств) – немногим более 6 тысяч рублей….

Работа на рыбных промыслах была занятием опасным, мужчины часто погибали, оттого в поморских сёлах было сравнительно много вдов и сирот. В Кандалакше из числа общинников 14 человек питались милостыней (3 мужчин, 5 женщин и 6 детей).

В конце XIX века в окрестностях Кандалакши начинает интенсивно развиваться лесопильное производство. Медленно растущая северная сосна давала превосходную древесину – мелкослойную, плотную, смолистую. Благодаря этому она пользовалась большим спросом у фабрикантов, изготовлявших мебель и музыкальные инструменты. В 1890 году лесопромышленник Н.О. Шарвин, возглавлявший фирму «Н. Русанов сын» построил первый в Заполярье лесопильный завод, который расположился на острове Берёзовом, там, где река Ковда впадает в Кандалакшский залив. Рабочая сила (до 2 тысяч человек) нанималась в разных уездах Олонецкой и Архангельской губерний, так как местное население очень неохотно шло работать на предприятие. Помимо завода, был оборудован порт, построены жилые бараки, здание таможенной заставы, склады. Почти вся продукция завода шла за границу. Чуть позже – в 1899 году такой же завод построили на острове Оленьем. Его хозяином была шведская фирма «Г. Ослунд». В 1901 году англичанин К. Стюарт построил третий лесопильный завод на острове Овечьем. К этому времени Ковдский порт благодаря перевозке пиломатериалов занял среди беломорских портов второе место после Архангельска.

По технической оснащённости эти лесопильные заводы не уступали аналогичным предприятиям Скандинавских стран, а по числу рабочих были вдвое крупнее их. Общая стоимость годовой продукции заводов составляла по тем временам огромную сумму – около 1,5 млн. рублей. В 1913 году из Ковдского порта было вывезено пиломатериалов за границу на 1 274 945 рублей.

В конце XIX века в России на самом высоком уровне рассматривается вопрос о соединении железной дорогой незамерзающего Баренцева моря с центральными районами страны.

Нижегородский губернатор генерал-лейтенант Баранов указывал, что в связи с необходимостью устройства военного порта на Мурмане следует соединить незамерзающие гавани Мурманского берега с Кандалакшей, чтобы впоследствии Кандалакша была соединена железной дорогой с линией Вологда – Архангельск.

Строительство дороги началось в 1915 году. Первым начали строить участок Петрозаводск – Сорокская бухта, затем Кандалакша – Мурманск, и, наконец, Сорокская бухта – Кандалакша.

Оборудование для строительства дороги поставляли фирмы США, Англии, Франции, Норвегии. Кроме русских рабочих, на строительстве дороги использовались военнопленные – немцы, австрийцы, мадьяры, чехи, словаки и другие.

3 ноября 1916 года у станции Пояконда произошла стыковка пути карельской части дороги с Кандалакшской. С этого дня по всей дороге от Петрозаводска до Мурмана открылось сквозное движение. А 15 ноября 1916 года Мурманская железная дорога была сдана во временную эксплуатацию.

Проведение железной дороги от Петрозаводска до Мурманского побережья протяжённостью более 1000 километров заняло в общей сложности 20 месяцев рабочего времени. Были достигнуты невиданные в мировой практике темпы прокладки рельсового пути – в среднем по 52,5 километра в месяц (на Кольском полуострове – по 26 километров в месяц).

Пропускная способность дороги была весьма скромной – около 40 тысяч пудов груза в сутки, причём только в одном направлении. Скорость движения поездов равнялась 8 – 10 километрам в час.

Со строительством железной дороги в Кандалакше началось срочное возведение причала. Ведь для строительства «чугунки» требовались многие тысячи тонн грузов, а подвозить их иначе, как морем, не было иной возможности.Первым портовым сооружением стала построенная летом 1915 года деревянная пристань. Затем к ней подвели железнодорожную ветку, а неподалёку построили первое здание депо для сборки и ремонта паровозов, и пошли в Кандалакшу грузовые пароходы. Именно они доставили из Америки первую партию паровозов – 11 штук, которые поставлялись в разобранном виде. Это были локомотивы фирмы «Партер», их собирали на месте российские и американские специалисты. 1915 год по праву считается годом рождения Кандалакшского морского торгового порта.

После Октябрьского переворота началось интенсивное промышленное развитие Кольского Севера. Новая власть энергично принялась за освоение и укрепление своих северных рубежей.

В 1925 году приступил к работе Кандалакшский рыбоконсервный завод, положивший начало консервному производству на Кольском полуострове. К 1929 году завод выпускал 10 тыс. банок рыбных консервов в день.

Железная дорога, как важнейшая транспортная артерия находилась под неусыпным вниманием. Она расширялась и модернизировалась. Уже в 1925 году в Кандалакше построили каменное здание паровозного депо с поворотным кругом, а спустя всего 9 лет, 4 ноября 1934 года был торжественно открыт первый на Севере электрифицированный участок железной дороги: Кандалакша – Апатиты – Кировск.

В 1936 году вступил в строй действующих Кандалакшский механический завод, преобразованный из ремонтно-механических мастерских. В 1937 году на нём уже работало 515 человек. Незадолго до войны завод передали в состав судостроительной промышленности.

Знаменитый план ГОЭЛРО предусматривал строительство на реке Ниве трёх гидроэлектростанций. Электричество нужно было быстроразвивающемуся краю, как воздух. Основные земляные работы на строительстве Нива ГЭС — 2 начались летом 1931 года. В посёлке строителей проживало 12 тыс. работников, чернорабочие и землекопы составляли из них почти половину.

30 июня 1934 года Нива ГЭС – 2 вступила в строй. Первый агрегат первой в Заполярье гидростанции дал ток. В это же время развернулись проектно-изыскательские работы на Нива ГЭС – 3. Мощная подземная гидростанция должна была обеспечить электроэнергией Кандалакшский алюминиевый завод, строительство которого велось параллельно.

С началом крупного индустриального строительства на Кольском полуострове Кандалакша стала востребована как значительный пункт перевалки грузов, доставляемых морем. Рядом с деревянной пристанью построили перегрузочный комплекс, которому в 1935 году официально был присвоен статус морского порта.

В 1938 году рабочий посёлок Кандалакша получает статус города. Её вводят в состав только что образованной Мурманской области. На тот момент в городе проживает свыше 20 тыс. человек (без населённых пунктов района).

Но мирная жизнь вскоре закончилась: грянула Великая Отечественная война. Фашисты, опьянённые лёгкими победами в Западной Европе, рассчитывали на быстрое окончание военной компании. Операция по захвату Кандалакши получила кодовое кодовое название «Зильберфукс» (Черно-бурая лиса). Гитлеровцы прекрасно понимали, что взятие города отрежет от Большой земли незамерзающий порт Мурманск и усложнит доставку военных грузов от союзников.

Тяжёлые бои на подступах к Кандалакше и к станциям Кировской железной дороги шли всё лето 1941 года. Ценой огромных усилий наступающие немецко-фашистские части были остановлены на 87-м километре алакурттинской дороги. Операция «Зильберфукс» закончилась провалом. Но война продолжалась! Не достигнув желаемого, гитлеровцы яростно бомбили город и железнодорожную станцию. Но переломить ситуацию они уже не могли. Железная дорога работала надёжно, обеспечивая бесперебойное движение поездов с военными грузами. 34 работника Кандалакшского отделения железной дороги – машинисты, кочегары, стрелочницы – погибли при проводке эшелонов, были жертвы и среди мирного населения.

В октябре 1944 года после успешной операции группировка фашистов была разгромлена. Советские войска вступили на территорию Финляндии и Норвегии. Война на Севере (в основном) была завершена. Немцы потеряли здесь 100 тыс. солдат, матросов и офицеров, 865 боевых кораблей и более 2 тыс. самолётов.

Жизнь понемногу налаживалась. Люди, выжившие в страшной мировой бойне, возвращались к мирному труду. Нужно было завершить начатое.

Возобновилось строительство Нива ГЭС – 3, и в декабре 1949 года подземная гидроэлектростанция дала первый ток. На следующий год её пустили на полную мощность. Далее заполярные гидростроители в короткий срок ввели в строй третью гидростанцию на реке Ниве – Нива ГЭС – 1, которая начала выдавать промышленный ток в декабре 1952 года. С пуском Нива ГЭС – 1 завершилось освоение энергетических мощностей реки Нивы.

В 1949 году продолжилось прерванное войной строительство Кандалакшского алюминиевого завода, который уже 28 января 1951 года выдал свой первый алюминий. Прошло ещё четыре года и имя завода зазвучало в числе лучших в своей отрасли.

В 1958 году началась реконструкция порта, строительство новых причалов, складских помещений, мастерских. В порт были доставлены первые портальные краны взамен действующих ранее железнодорожных, малой грузоподъёмности.

Постепенно возрождались и другие предприятия города. Страна вступала в новый исторический этап….

Предыдущий:

Следующий: