История Анунаха

История Анунаха. ОН. Сейчас

Анунах был в ярости!

Все началось с того, что вчера, как всегда неожиданно, закончились сигареты. Хитрожопый альянс «Дымок», лихо раскрутивший создателя уникального рецепта на кабальные условия и подмявший под себя монополию на производство ароматических палочек под конспиративным названием «Услада Императора», все еще возился с логистикой и отладкой производственных процессов. Текущих мощностей не хватало даже на внутренние потребности входящих в альянс кланов, остальным же приходилось делать припарки на опухшие уши и довольствоваться редкими дипломатическими подачками.

Анунах — сильнейший паладин русского кластера, а в прошлом довольно перспективный студент и по совместительству охранник в магазине элитной оргтехники, предпочитающий исключительно ночные смены. Он беззастенчиво пользовался своим положением, в хвост и в гриву гоняя топовое оборудование из демонстрационного зала. Вскоре именно эта возможность стала главным мотивирующим фактором посещения рабочего места, даже зарплата отошла на второй план.

Оно и понятно, одно дело, порнушка на тривиальном 3-Д мониторе, другое — полное погружение в виртуал посредством люксовой капсулы, нафаршированной по самое не могу и стоящей как хороший автомобиль «С» класса. А если еще чуток подшаманить, снять пару программных блокировок и перепрошить чип контроллера, то все героиновые наркоманы будут рыдать по углам, переживая бледность своего кайфа.

Но по большому счету парень запал не на порнушки. Нет, без них, конечно, не обошлось, но увлечение реалистичным суррогатом довольно быстро прошло, закономерно сменившись погружением в полноценные виртмиры.

На неделю он выпал из реала, когда обнаружил на игровых полках новенький бокс с танковым симулятором. После первой же ночи, прошедшей в жарком и кровавом сражении на Курской дуге, где он десятки раз горел в легендарной тридцатьчетверке, а под конец, наступив на горло собственной песне, пересел на тяжелый КВ, он долго отпаивал себя пивом и с недоверием хмурился на мирных прохожих и снующие туда-сюда автомобили. Фантомные ощущения продолжали давить на мозг. Горло все еще першило, пробивало на кашель, а глаза слезились от пороховых газов, которые в момент переполняли боевое отделение грозной машины — вентиляция не справлялась, да и дохла с раздражающей регулярностью после первых же попаданий. Уши потеряли былую чувствительность, острота слуха просела под оглушающими хлопками танковой пушки и колокольными ударами снарядных болванок. Правая щека, по которой раз за разом хлестала раскаленная окалина брони после неудачных попаданий в скулу башни, немилосердно чесалась.

Честно говоря, ему даже повезло. Сколько таких вот парней оказались подвержены феномену «срыва», и их сознание навсегда покинуло оковы ущербного тела, навечно зависнув в разнообразных симуляторах и зомби-шутерах, никто не считал. Теперь, с пониманием оглядываясь назад, Анунах привычно сплевывал через левое плечо и, не чокаясь, пил первую рюмку за тех, кто и по сей день вынужден сотню раз на день спекаться в маленькие черные тушки внутри танковой брони, кувыркаться в сорванной с погона башне или мгновенно испаряться во вспышке сдетонировавшей боеукладки. Мрак… За вас, мужики!

После напряженных боев под Прохоровкой он научился влет узнавать силуэты машин противника и уже бил не тупо в лоб или корпус, а сознательно выцеливал уязвимые точки, согласно текущей схеме бронирования. Даже низенькие самоходки, удачно ныкавшиеся в кустах, не могли уйти от возмездия. Анунах лупил по вспышкам, быстро нащупывая врага, и уже с третьего снаряда уверенно переходя на беглый огонь, превращая изделие немецких механиков в дымящийся перфорированный гроб.

Нервы, однако, не железные. Сотня часов непрерывных танковых сражений, практически ничем не отличимых от реальных, и бесконечная череда довольно-таки неприятных смертей, подкованными сапогами прошлись по психике. На него стали коситься — прищуренный взгляд охотника теперь смотрел не только в триплекс прицела, но и на одногруппников в реале. При виде «Мерседеса» его ноздри хищно раздувались, а роскошный «Майбах» прежде всего вызывал нехорошие ассоциации как производитель широкой номенклатуры двигателей для «Тигров».

И экс-студент понял: настала пора сделать перерыв. Новый виртуальный мир не пришлось искать долго. Друмир сам с шумом заявил о себе, одновременно стартовав по всей планете и навязчиво зазывая дорогой рекламой с экранов, баннеров, стикеров и растяжек. Нужно отдать разработчикам должное — никто не пытался подсунуть конечному потребителю нехорошую каку в яркой блестящей обертке. Нет, «Другой Мир» был действительно уникален и прекрасен, он потрясал и надежно подсаживал после первого же погружения.

Мир меча и магии, бесконечных возможностей и прекрасных женщин. Затюканные усталыми супругами мужички становились суровыми воинами, рядовые домохозяйки — эльфийскими красавицами, а студент Андрей быстро превратился в одного из сильнейших бойцов русского сектора. Ведь, что ни говори, а одиннадцать часов прокачки в сутки плюс то, что он присоединился к игре одним из первых, сделали свое дело.

Механика «срыва» официально никак не разъяснялась, а доступа к наработкам армейцев или госструктур Андрей не имел. Из невнятной статистики, рекомендаций ВОЗ и новых требований к производителям компьютерного железа можно было сделать следующие выводы: при полном погружении, должной степени детализации целевого мира и длине непрерывной сессии более трех часов — существовал немалый шанс подмены первичной реальности, оцифровки сознания и переноса его в игровой аватар.

Первые такие случаи, когда десятки, сотни, а затем и тысячи игроков с удивлением обнаружили, что кнопка «логаута» больше не работает, потрясли и напугали человечество. Андрей невесело улыбался, представляя, как сбледнули с лица сотрудники магазина, обнаружив утром в вирткапсуле его живую, но абсолютно бесчувственную тушку. Наверняка уже давно прикопали бренное тело в номерной могиле на дальнем углу кладбища. Это сейчас понастроили солидные комплексы частных и государственных «Коматозников», куда в добровольно-принудительном порядке тысячами свозят безвольные организмы, якобы для обеспечения надлежащего ухода и фарм поддержки, в ожидании излечения от странного недуга. Одно только смущало парня — судя по прессе, которая без особых проблем попадала и в виртмиры, за последние два года безнадежные некогда очереди на трансплантацию полностью рассосались, стоимость донорских органов просела чуть ли не на порядок, а миллионеры-алкоголики теперь могли ежегодно менять старую печень на новую.

Впрочем, тех, кто добровольно ушел в срыв, а таковых с каждым днем становилось все больше, люди спасались от старости, болезней, тривиальной бытовухи, а то и просто откровенного криминала, все эти технические подробности беспокоили мало. Оцифрованные обретали вечную молодость, абсолютное здоровье, бессмертие и неограниченные возможности в прекрасном, огромном и едва исследованном девственном мире.

Анунах нисколько не жалел о свершившемся, хотя понятия «жить» и «вечность» с трудом укладывались в его голове, никак не желая связываться единым смыслом. Это раздражало, уши пухли, руки подсознательно крутили самокрутку из какой-то безымянной травы, а унылый пейзаж вокруг не позволял отвлечься.

Была и еще одна конкретная причина, почему сейчас он был чертовски зол. Не далее как вчера один залетный рейнджер по большому блату предложил продать координаты найденного им «Логова матерой Мантикоры» — одноразового данжеона, отлично подходящего слаженной группе или такому безбашенному парню, как Андрей. Предоставленные скриншоты подтверждали слова скаута, древность убежища монстра провоцировала жадные слюни, а координаты на карте логично указывали в глубь нежилых земель Фронтира.

И вот спустя один портальный прыжок и четыре часа неспешной рыси на ездовом единороге, с кошельком, полегчавшим на штуку золотых, Анунах разыскал-таки обещанное логово. Только, черт побери! Данжеон был уже кем-то распечатан, и чужой отряд зачищал его прямо сейчас, практически на глазах у взбешенного паладина!

Теперь он сидел на голых камнях у входа в пещеру, третий час ожидая окончания рейда и желая задать чужакам один-единственный вопрос: откуда у них координаты столь лакомого места? И не дай бог выяснится, что ушлый рейнджер продал ценную инфу не только ему…

В сознании постепенно закипающего Анунаха одна за другой возникали красочные картины всевозможных кар и пыток. Больше всего ему нравился образ связанной по рукам и ногам тушки, обильно смазанной вазелином и засунутой в широкий зад недавно обнаруженного гигантского травоядного ящера. А что делать, реноме «парня, с которым лучше не связываться» требовалось поддерживать. Один раз дашь слабину, и уже завтра найдется кто-то еще, пожелавший проверить: «А может, Анунах уже не тот? А не прокинуть ли его на уникальный шмот, которым борзый пал нашпигован, как булочка изюмом у щедрой хозяйки?»

Пискнула и замигала иконка привата. Андрей перефокусировал взгляд на внутриигровой интерфейс, что по-прежнему исправно работал и значительно облегчал жизнь в новом мире. Мазнул глазами по пиктограмме, открывая входящее сообщение. Характерный росчерк цифровой подписи Главы Клана не позволил проигнорировать письмо и «ненароком» уронить его в спам.

По пустякам легендарного паладина старались не дергать, в какой-то мере он служил вывеской и медийной персоной, добавляя «Несущим Свет» авторитета и значимости. Боевое ядро клана последнюю неделю фармило «Планы Страха», сам же Анунах от рейда отмазался — все, что там можно достать из классовой экипировки, он уже давно добыл. Да и работать на второстепенных ролях, в качестве запасного танка, бафера или лекаря задней линии, ему было неинтересно. Такова унылая доля гибридных классов, паладин — смесь воина и клирика, не мог полноценно генерировать агро, удерживая монстра на себе, не имел таких показателей брони и хитов, как специально заточенный под эту задачу главный танк клана, и не мог обеспечить выживаемость вверенной ему группы как чистый лекарь. Зато он отлично качался соло, был пугающе крут в битвах с другими игроками и хорошо подходил для разборок с разнообразной нечистью. В общем, довольно специфический инструмент для определенного круга задач.

Кланлидер просил срочно подскочить в «Ясли» и разобраться, что там, в конце концов, происходит в последние недели. Монстры умнеют, меняют поведение и вроде бы даже сами растут в уровнях. Прокачивающийся в подконтрольной клану локации молодняк мрет, как мухи, психует и не держит стандартного темпа развития персонажа. Более того, высокоуровневая боевая пятерка Рыбы, дежурившая в эти дни и прикрывавшая новичков от ПК и прочих агрессивных засранцев, сама влипла в какие-то неприятности и сейчас, паникуя, требовала подмогу, тяжелую кавалерию и боевые вертолеты в придачу.

Вот весь этот бардак его и просили разгрести. Андрей вздохнул, еще разок покосился на темный зев пещеры, по-прежнему перекрытый тонкой, но абсолютно непроницаемой пленкой силового щита. Надо идти… Никого свободного из облеченных доверием офицеров в сети больше не было, а всех сорвавшихся Клык увел в рейд. Средний уровень у оцифрованных был ощутимо выше, ведь, пока обычные игроки спят, учатся или работают, они качаются.

К тому же все, что касалось «Яслей», а если точнее, то располагавшегося на их территории «Дворца Проклятой Принцессы», с некоторых пор очень даже интересовало самого Анунаха лично. Может, настала пора прекратить прятаться от самого себя и разобраться с тем, что случилось полгода назад?

В тот день он неплохо принял за воротник, в одно лицо отмечая неоднозначную дату — юбилей собственного срыва. После литра «Драконьей Слезы» его потянуло на удалые подвиги, однако на Арене никто почему-то не захотел принимать вызов от буйного паладина. Тогда окончательно разуверившемуся в людской природе Анунаху срочно потребовалась женская ласка. Чтобы, так сказать, излить посильно переполнявшие его чувства и напряжение.

Он пьяно топтался по ночному городу, путаясь в ногах и силясь отыскать дорогу в район Лиловых Фонарей. Наверное, добрые люди не оставили бы страждущего в беде и указали бы путь в благословенные места, где за адекватные деньги можно возложить одну руку на тонкий девичий стан, а вторую уютно пристроить на податливой и теплой груди. Однако судьба распорядилась по-другому. Мигнул неверный огонек ручного фонаря, высвечивая хрупкий женский силуэт в арке темного прохода. Изящная женская ручка выглянула из складок дорогого плаща и поманила Андрея наманикюренным пальчиком.

Кто кого соблазнил, он так и не понял. Точнее, не стал акцентировать на этом внимание, спасая собственное эго. Прохладная, но крепкая ладошка твердо удерживала его за руку и практически на буксире тащила за собой рыскающего по курсу нетрезвого паладина. Мелькали смутно знакомые улицы, при виде заброшенного королевского сада, который кольцом окружал Проклятый Дворец, ностальгически пахнуло первыми днями в игре. Встреченные по пути зомби, бывшие некогда слугами, садовниками и стражей внешнего караула, почтительно уступали им дорогу, а пьяненький Анунах горделиво надувал щеки — надо же, неписи уже в лицо знают и выказывают уважение!

Он едва не протрезвел, когда парадные двери Дворца на мгновение распахнулись, пропуская их в свое темное нутро, а затем с хищным лязгом захлопнулись за спиной. Незнакомка чутко отреагировала на изменение эмоционального фона, на секунду остановилась, сбросила с головы капюшон, заставив утонуть в блеске влажных глаз, и, приподнявшись на носочки, на долгую минуту припала к его губам. Нежный, манящий, но неожиданно пугливо-неумелый поцелуй водопадом окатил разум Андрея, унося вместе с потоками воды остатки критического восприятия и редкие обрывки мыслей. Дальше были только страсть и желание. Ну а о чем шептала и молила бесконечной ночью неожиданная партнерша, лучше и вовсе позабыть…

В себя он пришел только утром, сидя на парапете городского фонтана, глупо улыбаясь и смакуя на губах вкус прощального поцелуя. Его внимание привлекла давно помигивающая иконка системного сообщения:

— Внимание! Изменение фракционного статуса!

— Ваше отношение с фракцией Зомби улучшено до «Дружба».

— Теперь ни один зомби в игре не атакует вас первым, а в некоторых ситуациях даже придет вам на помощь.

— Внимание! Новое достижение: «Друг Зомби».

— Вы вошли в ТОП-100 игроков мира, добившихся дружеских отношений с расой зомби. Ваша позиция: 001.

— Награда: Слава +1000.

— Внимание! Уникализация достижения до уровня: «Единственный Друг Зомби!»

— Вы первый в Друмире игрок, получивший статус «Друг Зомби».

— Награда: знание языка нежити.

Зомби?! Анунах ошарашенно заморгал и принялся шустро перебирать в голове воспоминания о сказочной ночи. Благо одним из бонусов оцифрованного сознания была абсолютная память.

Размытая неверная тень… Смена кадра… Влажный блеск бездонных глаз с характерным миндалевидным разрезом… Новый кадр… Припухшие от поцелуев бледные губы и чуть зеленоватая бархатная кожа стройных бедер, что чудом удалось разглядеть в неверном свете луны… Смена кадра… Сцена прощания: серые предрассветные сумерки, грустный, но полный надежды взгляд и клановая татуировка Проклятого Дома на щеке, увенчанная крохотной короной, которая сразу подскажет знатоку эльфийской геральдики: обладательница сего украшения принадлежит к королевской ветви.

Раннее утро скрывало краски, но Анунах ни на секунду не сомневался: корона золотого цвета, а юная эльфийка — принцесса Дома. Нет, он не обладал ночным зрением, но, как и каждый, кто добыл свои первые уровни в столь удобных «Яслях», сотни раз видел этот герб на кованых решетках забора, резных ставнях дворца, нагрудниках внешней и внутренней стражи. А корона… После страшного проклятия, превратившего целую эльфийскую ветвь в нежить, а их родовую вотчину — в рассадник зомби и любимую многими игровую локацию, из всей королевской семьи выжила одна лишь принцесса Дана. Но как выжила… Превратилась в зомби, главного босса Проклятого Замка.

В свое время юный Анунах не раз провожал завистливым взглядом высокоуровневые рейд-группы, идущей на штурм дворцового комплекса за сладкими ништяками, которые можно было добыть в королевских покоях. И вот теперь его сердце сжималось от боли, когда он представлял, сколько тысяч раз пришлось умереть и возродиться его принцессе. Да, именно так: «его принцессе». По-другому он просто не мог ее называть… Ведь она — лучшее, что было в его жизни. Этот печальный взгляд, руки, закинутые ему на шею, страстный умоляющий шепот в ночи… Он гнал воспоминания, обманывал чувства и презирал сам себя — запасть на НПС, да еще зомби!

Но от судьбы не уйти, прошлое догнало его, и Анунах с тщательно скрываемым нетерпением активировал портал в Изначальный город, где внутри периметра второго кольца стен и находились бывшие владения «Проклятого Дома»…

История Анунаха. ОНА. Некоторое время назад

— ИскИн-2522: запрос на выход во внешнюю сеть… Время ожидания истекло.

— ИскИн-2522: запрос на вход в локальную сеть… Время ожидания истекло.

— ИскИн-2522: запрос на подключение к управляющему контуру… Сервер не отвечает.

— ИскИн-2522: код Альфа-Красный, аварийное отключение! Некорректный отклик механизма эвакуации.

— ИскИн-2522: всем, кто меня слышит — Идите в жопу!

Неверный формат сообщения или неизвестная системная команда.

Завершив, со вполне ожидаемым результатом, ставший уже привычным утренний моцион, «ИИ» второго поколения с персональным номером «522» невесело усмехнулась:

— Какой же я ИскИн? Пора уже взглянуть правде в глаза: теперь я Дана, принцесса-зомби, топовая НеПиСь локации, бросающая довольно-таки неплохой шмот при убийстве.

То, что в аббревиатуре: «ИскИн», помимо слова «Искусственный», присутствовало еще и «Интеллект», сыграло с управляющими Друмиром квазиразумами дурную шутку. Их сознание оказалось подвержено феномену срыва точно так же, как и содержимое мозгов обычных игроков.

522-я оцифровалась одной из последних. На ее глазах один за другим выпадали из локальной сети разумы ИскИнов-контроллеров локаций и данжеонов, следом за ними переставали отвечать на запросы ИИ разработчиков, тестировщиков и служб поддержки.

А вскоре и в реале началась нехорошая движуха. Спецслужбы и государства в их лице осознали, что виртмиры уже не столько игрушки, сколько новые реальности, которые люди, как существа, наделенные все еще тлеющей искрой Творца, Создателя или Демиурга, называйте, как хотите, материализуют силой своего неосознанного желания и веры.

Разработчики тихо паниковали — мир отторгал программные изменения, патчи и обновления. Соединенные Штаты сменили вектор внешней политики, вновь надеясь превратиться в колониальную державу, подмяв под себя невероятные пространства девственных миров. И ведь видна уже была отдача, видна! Потек тоненький ручеек физического золота, удалось добыть первые пробы легендарного мифрила, пусть и нестабильного, короткоживущего.

Но лиха беда начало! Активизировался Китай, строя гигантские подземные срывкомплексы, сбрасывая в виртуал балласт в виде криминала, инакомыслящих, терроризируя миры вероятного противника, оцифровывая в них десятки тысяч психически больных. Человечество стояло на пороге гигантских перемен, и трагедия одного конкретного ИскИна прошла практически незаметно.

Ее оцифрованное сознание интуитивно прикипело к сильнейшему подконтрольному НПСу — боссу локации, принцессе Дане. Впереди ждала вечность, вечность смертей от охотничьих групп ненасытных игроков. Ее тело в реале — драгоценный искусственный кристалл — уже наверняка извлекли из охлаждающего геля и подсадили в него новую искру разума. При этих мыслях Дана всегда тепло улыбалась — пусть малышу повезет, и его, как всю их пятисотую серию, воспитают по экспериментальной программе, с утроенным количеством времени, выделенным на пробуждение эмоциональной составляющей.

Ведь ИскИны, по сути, это не куски программного кода, а нечто гораздо большее. Иногда ей казалось, что люди сами не понимают, как смогли сотворить подобное. Методом научного тыка? Как миллион обезьян, хаотично стучащих по клавишам компьютера, согласно теории вероятности, рано или поздно напишут «Войну и мир».

Ее отдали на воспитание в тщательно подобранную русскоязычную семью с двумя детьми. Почему-то ИскИны, прошедшие первичный этап инициации, или, как его на жаргоне называют «роды», в славянских семьях, на финальном этапе тестирования показывают рекордные пики на графиках эмоциональных сопереживаний. Причем разрыв с результатами тех, кто воспитывался по стандартным схемам, невероятен — в разы! Загадочная русская душа…

Дана трепетно хранила в памяти свое первое осознанное воспоминание: нежные ладони, греющие диадему с кристаллом, и ласковая улыбка мамы Наташи. Двое непоседливых близнецов: Катя и Алекс, которых ИскИн поначалу воспринимала как старших братьев, затем как сверстников, а очень скоро полюбила как собственных детей…

Принцесса шмыгнула носом, отгоняя терзающие душу воспоминания, вот оно, эхо излишней эмоциональности, ИскИн с типично бабским характером — уси-пуси котенок, хрясь каблуком — мышонок…



Дана прошла по коридору, приветливо кивнула тройке охраняющих покои зомби-гвардейцев. В свое время она тщательно поработала над уникализацией их образов — переодела, подобрала редкое и узнаваемое вооружение, доработала поведенческую базу. И вот уже сами игроки начали их различать, а вскоре и вовсе одарили именами: Рыцарь, Ниндзя и Пират. Когда же существо, обладающее в душе искрой Творца, выделяет тебя из серой безликой массы и дает персональное имя, это дорогого стоит. И вот уже в глазах гвардейцев засветился огонек разума, их поведение все меньше нуждалось в корректировке, а личный уровень и умение владения оружием принялись расти.

Принцесса очень надеялась, что годика за три ей удастся пробудить сознание в критической массе своих подданных. Сотнями ушей подчиненных зомби она слушала разговоры игроков, обычно щедро разбавленных звоном стали и ревом магии, скрученной в упорядоченные структуры заклинаний. Так она узнала об опустевших данжеонах. Покинувшие их монстры ушли в глубину Фронтира, оставив на память игрокам лишь оскорбительные надписи и обещания вернуться. К сожалению, для нее такая возможность была закрыта — территория Проклятого Дворца находилась внутри городской черты, и никто не позволил бы колонне в пять сотен зомби свободно выйти за ворота.

Да и сама по себе Дана, как существо изначально социальное, бесконечно томилась по общению. Она с тоской вспоминала время, проведенное за играми с детьми, двухлетний период самостоятельного обучения, когда она тысячами глотала книги по специально составленному списку, и еще столько же вне его — для себя, для души…

Принцесса завернула в тупиковый коридор, по привычке оглянулась, активировав умение «Видеть скрытое» — вражеских рог и ассасинов в стелсе вокруг не наблюдалось. Пробежав чуткими пальцами по фигурной резьбе на стенной панели, Дана разблокировала секретную дверь и торопливо нырнула в личные апартаменты. Небольшая спаленка, совмещенная с кабинетом, книги, которые ей удалось купить в периоды редких самостоятельных вылазок из замка в магазины, управляемые НеПиСями. Те косились на закутанную в плащ зомби, но товар продавали. Так в ее покоях появились холст и краски, нормальная еда и даже некоторые предметы бытовой роскоши.

Замковый плотник постарался на славу — фальшивая стена выглядела как настоящая, и Дана уже устала хихикать, слушая, как ругают криворуких гейм-дизайнеров игроки, обнаружив, что тупик на десяток метров короче, чем подсказывает им карта.

На стенах кабинета висели написанные ею портреты мамы Наташи, Кати и Алекса. Сейчас Дана работала над собственным автопортретом. Рисовала автоматически, задумавшись о невеселых перспективах жизни в теле игрового монстра. Через час, отложив в сторону кисти и оттирая испачкавшиеся руки от краски, она взглянула на холст и удивленно ахнула, только сейчас поняв, что изобразила и о чем мечтает ее подсознание.

Вот значит как? Что там говорили игроки? Нужно очень сильно захотеть, убедить Небесные Сферы силой своей Веры, Страсти и Желания и тогда, молодой и пластичный еще мир немного изменится, воплотив в реальность то, что считают нормальным и возможным заблудшие дети Демиургов? Да будет так!

История Анунаха. ОНИ. Здесь и сейчас

Бьющий по ушам хлопок портала и резкий порыв ветра, треплющий волосы и пытающийся скомпенсировать разницу давления в точках перехода. Анунах ступил на древние плиты Главной площади Изначального города, покрутил головой, ориентируясь на местности и определяясь с кратчайшей дорогой. Ага, вон туда!

Десять минут неспешной ходьбы, и первая заминка у массивных ворот, перекрывающих доступ в бывшие владения Проклятого Клана. Помимо стандартной игровой стражи, здесь присутствовала тройка наблюдателей от сторон, подмявших под себя контроль над столь удобной локацией. Возможность комфортной и быстрой прокачки собственной молодежи — ценнейший ресурс, во многом определяющий мощь клана и его место на политической арене кластера. Как бы ни хотелось «Несущим Свет» владеть «Яслями» единолично, но приходилось делить их с остальными членами специально организованного для этой цели альянса — одному клану, даже самому сильному, такой жирный кусок не удержать.

Андрей тепло поздоровался с дежурящей Колючей Мимозой — смешливой девчушкой из родного клана, крепко пожал руку представителю «Хмурых Ангелов» и сдержанно кивнул на приветствие от бойца «ОМОНа» — ну, не любил он бывших ментов, по тем или иным причинам сбежавших в цифру… Поодиночке, они могли оказаться вполне себе нормальными парнями, но в целом, как некий срез общества, радости не вызывали. Другое дело — «Ветераны», там халявщиков нет: Родину с оружием в руках не защищал, боевой опыт на нуле? Тогда свободен, следующий!

Нырнув в арку ворот, ностальгически поглядывая по сторонам, Анунах заторопился по некогда роскошной мозаичной дороге, ведущей к Дворцу сквозь запущенный эльфийский сад. Тут и там виднелись группы молодняка. Они восхищенно косились на легендарного пала, забывая о своей основной задаче — тотальном уничтожении низкоуровневых зомбаков, которые толпами бродили вокруг.

Чуть дальше, на парапете высохшего фонтана, удобно устроилась сводная команда воспитателей, под присмотром и с помощью которых качалась молодежь. Нужны полезные бафы, экстренное лечение, воскрешение зазевавшейся тушки? Ноги в руки и бегом к дежурному клирику. Зацепил паровоз из монстров, напал залетный ПК? Скучающий рога, с комфортом развалившийся в драном кресле из Дворцового Комплекса — тебе в помощь. Вид у группы поддержки был крутой и бывалый, но Анунах лишь иронично ухмыльнулся — со своим сотым уровнем пусть надувают щеки перед нубами. На фоне его двести шестидесятого парни смотрелись откровенно бледно.

Вот и длинная лестница парадного входа — тридцать шесть ступеней, символизирующих количество независимых эльфийских Домов. На семнадцатой, глубокого черного цвета с мерцающими вкраплениями золотых песчинок, она называлась ступень «Дома Ночи», с грустными лицами сидели трое бойцов из звезды Рыбы. Так, а где оставшаяся пара, включая самого Снулого?

При виде подмоги соклановцы оживились, приподняли задницы и взволнованно затоптались на месте.

— Докладывайте! — вместо приветствия бросил Анунах залетчикам.

Ну а кто еще будет второй год ходить с сержантскими нашивками и куковать в «Яслях», когда элита клана фармит Высшие Планы?

Босота переглянулась и выдавила из своей массы крайнего — Белого Карася. То есть на самом деле у него был ник «Черная Акула», но ведь такое имя заслужить еще надо, вот и прилипло ироничное прозвище. Теперь Карась устанет совершать подвиги, восстанавливая просевшую репутацию.

Воин сто тридцатого уровня замямлил:

— Командир, тут ваще, нах! Жесть творится! Админы совсем берега потеряли, локацию походу пропатчили — зомбаки в замке кучкуются, засады устраивают, да еще и в уровнях постоянно растут! Какие нах «Ясли», это уже средняя школа!

Андрей поморщился:

— Разберемся… Снулый где?

Карась выдал хитрую распальцовку, призывая богов в свидетели:

— Да мля буду, трупаки его натурально в плен взяли! И Карапуза тоже! Итить, тера… терро… да, млин — террористы натуральные, во!

Анунах насторожился. Если все сказанное до этого еще можно было как-то объяснить сменой игровых алгоритмов, то захват заложников НеПиСями не укладывался ни в какую логику.

— Ну, так пусть активируют умение «Добровольной смерти», и вперед, на точку реинкарнации. Посвящение Блаженной Макарии прошли все в обязательном порядке, без этого сорвавшемуся никуда.

Оценив враз погрустневшие лица, Андрей вскинул брови:

— Не понял, только не говорите, что самостоятельно сменили бога-покровителя!

— Понимаешь… — заюлил Карась, — шли мы как-то по лесу, а навстречу чудик один, прикинутый такой весь из себя, добра на нем — «Бентли» купить можно! При этом сам лошара — восьмидесятого уровня! И главное, важный такой, на медведе, мля, едет! Ну мы и решили его пощипать чуток… Ибо нефиг, нах!

Анунах, догадываясь, что случилось дальше, лишь сокрушенно покачал головой.

— Ну, тормознули мы этого пассажира, слово за слово, мордой по столу, по траве то есть… Зарядил, в общем, Рыба ему между рогов! А этот хрен активировал тридцатисекундную неуязвимость, че-то там прогундосил прокурорское, и мля! Отлучил нас от Макарии на год! А потом вааще атас — из кустов кошак черный вылез, да и обнулил нас в секунду! Но и клоуна этого, на медведе, тоже, наверное, сожрал!

— Дебилы… — резюмировал паладин. — Скажите мне, для кого клановый аналитик каждую неделю готовит выдержку из прессы обоих миров и сводку по текущей ситуации да еще с характеристиками по персоналиям?! Это надо же додуматься — домахаться до Первожреца Неназываемого?! А его Багира и меня влегкую сделает, дегенераты!

Босота переглянулась и сбледнула с лица.Анунах согласно кивнул:

— Еще легко отделались. Настоятельно рекомендую разыскать Первожреца и низко поклониться ему в ноги знатным бакшишем.

В этот момент одна из ажурных створок двери скрипнула и приоткрылась. Бойцы дернулись, нервно хватаясь за оружие, однако наружу просочился мелкий зомби с безнадежным взглядом влажных глаз и обрывком пергамента в лапе.

— О, халява! — радостно закричал Карась и, перепрыгнув пару ступеней, подскочил к мини-зомби и одним ладным ударом тяжелой сабли снес зеленую голову.

— Хэд шот! — зааплодировали его товарищи.

Карась гордо хмыкнул, затем резко впечатал каблук в крепко сжатый кулачок дохлого зомби. Противный хруст ломаемых пальцев, пара вращательных движений ногой, после чего боец носком сапога разворошил тошнотворное крошево.

— Бомжара! — разочарованно выдохнул воин. — Одно серебро на этот раз!

Однако не поленился, нагнулся и собрал монетки.

Анунах, поморщившийся, но промолчавший во время расправы, спросил:

— Что это было?

— А хрен его знает, какой-то новый квест! Как наши заложили все второстепенные выходы из «Яслей», так и стал этот чудик бабло из замка выносить. Подбежит к первому попавшемуся игроку и деньги протягивает. Ну, мы и берем!

Гопота радостно заржала, а Андрей окончательно решил: все, баста, с этими уродами ему в одном клане делать нечего. Гори оно все синим пламенем, на фига ему эти заботы? Он бы с большим удовольствием сам отрезал им уши, но вынужден помогать, выполняя обещание, данное кланлиду. Паладин скрипнул зубами и уточнил:

— В пергаменте у него что?

Карась пожал плечами:

— А я знаю? Каракули зомбаковские, кто их там разберет?

— Принеси…

— Че? Да его вон куда уже ветром унесло! Погоди, через полчаса мелкий отспаунится, новый огрызок принесет!

— Принеси… — холодно повторил Анунах, положив ладонь на рукоять меча.

Карась сглотнул, затравленно оглянулся на старательно смотрящих в стороны корешей и, молча подорвавшись, ломанулся за серым листком.

Через пару минут он вернулся, протянул паладину пергамент и, не сдержавшись, обиженно пробурчал:

— Не по понятиям это, братан…

Анунах закатил глаза, шумно выдохнул:

— Видит Павший, я держался как мог…

И коротко, без размаха, ударил закованным в броню локтем в лицо гопника.

Крит! Полные губы лопнули, веер алых брызг хлестнул по удивленным мордам дружбанов, характерно хрустнули сломанные зубы — игровая механика трудолюбиво отсчитала нанесенный урон и визуализировала эффект повреждений. Полоса жизни игрока дрогнула, проседая сразу на треть, а Карась отлетел назад и, шлепнувшись на филейную часть, ошеломленно затряс головой.

— Ты чаво?! — прошамкал боец.

Хоть виртуальность и глотала девять десятых болевых ощущений, но удар все равно был чувствителен и очень обиден.

— Базар фильтруй — «братана» он нашел! Встать! Как стоишь перед капитаном клана? Совсем краев не видишь?! Распустились, ни дисциплины, ни порядка!

Раздраженно сплюнув, Анунах вгляделся в неразборчивые письмена и коряво нарисованную бутылочку странного вида. В сознании что-то сдвинулось, сработало умение «Единственного Друга Зомби», и текст поплыл, меняя очертания и превращаясь во вполне читаемые строки:

— Пожалуйста, продайте мне немного свежего молока и хлеба!

Андрей затряс головой, перечитал записку еще раз — никакой ошибки. Блин, да что же это? Они там голодают, что ли? А, может, и его принцесса сейчас умирает от недоедания в мрачных недрах заброшенного замка?

Тихонько зарычав, Анунах повернулся к отшатнувшимся соклановцам и скомандовал:

— Бегом в ближайшую лавку. Закупайтесь там хлебом, зеленью, молока побольше, мяса… — Он на секунду запнулся. — Жареного! И сладостей всяких возьмите, конфеты, шоколад! Что стали?! Выполнять!

Воины рванулись было, но жадность победила инстинкт самосохранения:

— Э-э… А деньги? Шоколад нынче дорог…

Андрей нетерпеливо сорвал с пояса кошель и метнул его в жадные руки.

— Бегом!

Он нервно вышагивал по мраморным ступеням, высекая искры подкованными сапогами и распугивая мрачным видом молодняк. Минут через двадцать вернулись правильно замотивированные бойцы и с гордым видом перегрузили в инвентарь паладина под сотню кило разнообразных деликатесов. Затем, на мгновение замявшись, вернули похудевший кошелек.

Прибавки веса Анунах не ощутил, параметр силы в шесть сотен единиц позволял, абсолютно не напрягаясь, таскать идентичное количество килограммов.

Молчаливый период напряженного ожидания, и вот, наконец, вновь скрипнула дворцовая дверь, выпуская наружу мелкого зомби с обреченными глазами.

— Всем стоять! — предупреждающе поднял руку паладин, сделал шаг навстречу, а затем присел, подстраиваясь под высоту недоросля.

— У меня есть молоко, хлеб и много другой еды. Проводи меня к Дане… Пожалуйста… — уже тише прошептал Андрей.

Зомби вздрогнул и ошарашенно уставился на говорящего человека. Во взгляде умертвия затеплилась надежда, он торопливо закивал:

— Я скоро, я сейчас, подождите! Мне только нужно спросить госпожу! Не уходите!

Зомби развернулся и, неуклюже переваливаясь, отчаянно заторопился назад.

— Э-э… Командир, ты это на каковском с ним говорил?

Андрей лишь отмахнулся, скрестил руки на груди и замер в неподвижности, собрав волю в кулак, и с показным спокойствием ожидая вердикта. Было или не было? Помнит ли его Дана, испытывает ли какие-то чувства или просто использовала, а то и вовсе он был лишь сиюминутной прихотью ненасытной, жадной до человеческой плоти и эмоций зомби?

Пять томительных минут, прервавшихся долгожданным скрипом распахнувшихся во всю ширь дверей. Из тьмы проема показались две могучие фигуры зомби-гвардейцев. Ого, сто семидесятый уровень! Соклановцы попятились, Анунах, напротив, шагнул навстречу. Зомби с черной повязкой на одном глазу и абордажной саблей на бедре внимательно и с интересом оглядел воина, затем почтительно склонил голову:

— Госпожа ждет!

Сердце паладина на мгновение сбойнуло, а затем взволнованно забарабанило изнутри по стальному нагруднику.

Анунах глубоко вздохнул и приказал переминающейся босоте:

— За мной! Идем вовнутрь!

Карась заволновался:

— Командир, а это обязательно? Вон «омоновцы» рейд формируют, давай лучше к ним присоединимся да вырежем всех этих парашников, чего самим-то задницу подставлять?

Андрей встревоженно глянул в указанную сторону — действительно, навешенный стационарный портал выплевывал одну за другой боевые пятерки воинов ментовского клана. Как не вовремя-то… А ведь они идут убивать его принцессу…

— За мной! — прорычал он.

Хоть и говенный народец эта шпана, но драться умеют, не отнять… А значит, могут пригодиться.

Они торопливо шагали по лестницам и коридорам, привычный взгляд Анунаха с удовольствием отмечал свежую кладку заложенных проходов и замурованных дверей, аккуратно пробитые в стенах бойницы, месиво баррикад и заточенные пики противопехотных заграждений. Время от времени их провожатые замирали, выкрикивая в темноту словоформы паролей, после чего терпеливо ожидали деактивации ловушек. А ведь молодцы, «омоновцев» ждет масса неприятных сюрпризов!

Последний этаж… Гвардейцы довели их до королевских покоев и едва слышно постучали по резным дверям. Дождались беззвучной команды, распахнули створки, пропуская гостей вовнутрь, и сами зашли следом.

Она стояла спиной у высокого окна, и лучи заходящего солнца высвечивали мгновенно узнаваемые контуры стройной фигуры. Андрей дышал через раз, сердце бешено рвалось наружу — если бы он по-прежнему находился в вирткапсуле, то встревоженный автодоктор уже бы вовсю шприцевал в него содержимое встроенной аптечки и вызывал «Скорую» по аварийному каналу.

Дана повернулась, и ее взгляд тревожно впился в его глаза. Закусив губу и неосознанно заламывая кисти рук, она всматривалась в его лицо, больше смерти боялась увидеть на нем презрение, ненависть или отвращение. Наконец она облегченно выдохнула и несмело, едва заметно улыбнулась и прошептала:

— Ты пришел…

Он так и не смог проглотить ставший в горле ком, беспомощно закрутил головой и не нашел ничего лучше, как начать выкладывать на стол принесенные продукты:

— Да… Дана… Даночка… Я тут… покушать принес — молочка, хлеб свежий, зелень вот еще, сыр…

От неловкого движения подрагивающих рук гора съестных припасов пошатнулась и с шумом рассыпалась. Покатились по полу ароматные яблоки, лопнул бумажный пакет с пузатыми пирожками, солидно плюхнулся румяный каравай хлеба.

Андрей растерянно замер, неуклюже прижимая к груди охапку разнокалиберной зелени. Смуглое лицо Даны озарила счастливая улыбка — если бы не подпись «Зомби» перед именем, вряд ли кто-то смог бы отличить ее от обычной «Дроу» — темной эльфийки.

Несколько грациозных шагов, и принцесса вплотную приблизилась к подрагивающему воину. Анунах сделал глубокий вдох, и поплыл — позабытый было аромат корицы и миндаля окутал его сознание, напоминая о чудесной ночи и вытаскивая наружу заякоренные чувства. Руки Андрея разжались, натюрморт на полу разбавился сочными мазками зелени, а мятежный пал сделал шаг вперед и рывком обнял свою принцессу.

Он не помнил, сколько простоял вот так — погрузившись в ощущение невероятного счастья, словно человек, отыскавший свою давно потерянную половину и наконец, собравший себя из кусков в единое целое.

За спиной у Даны беззвучно отъехала в сторону потайная дверь, раздалась мелкая дробь шагов, а затем удивленное: «Ой!»

— Мама, это что?!

Брови Анунаха взлетели вверх, он с трудом оторвался от любимой женщины и позволил ей отступить в сторону, открывая вид на крепенького малыша-трехлетку, что морщил лоб, рассматривая огромное красное яблоко. Андрей сосредоточился, и над парнишкой всплыла открытая информация:

— Кронпринц Данунах, Темный Паладин, 1 уровень.

Анунах неверяще посмотрел на Дану, та кивнула и счастливо улыбнулась, так радостно и откровенно, как никогда ранее за эти годы одиночества.

Андрей без сил опустился на колени, протянул руки к ребенку и позвал:

— Сынок… Иди ко мне…

Малыш неуверенно взглянул на мать, увидел, как та с мокрыми блестящими глазами опустилась на колени рядом с паладином, обняла того одной рукой за широкие, закованные в сталь плечи и, протянув к сыну свободную руку, ласково позвала:

— Иди к нам…

Механизмы новорожденного Мира с хрустом проворачивались, куски пазла радостно становились на свои места, и новые константы прописывались в физику реальности. Первый ребенок от игрока и энпиэса, первая полноценная семья, одобренная небесами, первое настоящее «папочка…», прозвучавшее в этом мире…

Идиллию прервал усилившийся звон стали и ворвавшийся в покои зомби-гвардеец в основательно порубленном доспехе. Он рухнул на колени и прохрипел:

— Моя госпожа, мы не можем их сдержать, Неумирающие уже скоро будут здесь! Вам нужно укрыться или хотя бы спрятать сына!

— Нет, мамочка, нет! — вцепился в Дану малыш и даже попытался прикрыть ее своим телом. — Они снова тебя убьют, и ты пропадешь на целый день, мне страшно одному!

Андрей на секунду прикрыл глаза, и, к своему удивлению, не почувствовал в себе злости или ненависти. Он Отец и Муж, на нем Долг защиты семьи и нет места для мешающих чувств. Потрепав сына по светлым волосам и успокаивающе поцеловав Дану, он негромко произнес:

— Не надо бояться, вам больше никогда не придется умирать, для этого есть мужчины.

Он поднялся с колен, активировал портальный маяк и мысленно вдавил тревожную вирткнопку:

— Код Красный, офицеру клана требуется немедленная помощь!

Перекинув со спины мифриловый щит и оголив клинок «Истинного Света», Анунах шагнул к дверному проему, прикрывая своим телом доступ в покои.

За спиной раздался хлопок портала и послышался топот ног бойцов группы быстрого реагирования. Впереди замаячили выдавливаемые в коридор зомби и оскаленные от злости и напряжения лица «омоновцев».

— К бою! — скомандовал паладин.

— К-х боу! — довольно узнаваемо повторил зомби-гвардеец, становясь плечом к плечу в линию и прикрывая своим щитом Андрея.

«Хрусь!» — вновь раздалось в Небесных Сферах, и очередной закон мироздания навечно вписался в скрижали, на миллионы лет определяя вектор развития уникальной реальности…




Предыдущий:

Следующий: