18. Россия в кон. XIX века — нач. XX

1. Социально-экономическое развитие

Переход к монополистическому капитализму

В конце XIX в. Россия переживает бурный подъем промышленного производства. За 1890-е гг. добыча угля вырастает в 3 раза, нефти — в 2,5, в 3 раза увеличивается выпуск продукции черной металлургии и машиностроения. Почти в два раза вырастает сеть железных дорог. К концу XIX в. окончательно оформляется система российского капитализма.

Одной из ее характерных черт было появление в России крупных, современно оборудованных предприятий, на которых работали тысячи рабочих. По степени концентрации производства Россия к началу XX в. вышла на первое место в Европе. Во многом это объяснялось тем, что русская промышленность в пореформенный период сделала гигантский скачок в своем развитии: крупные предприятия вырастали здесь зачастую на голом месте, в то время как европейское промышленное производство укрупнялось постепенно, в условиях острой конкурентной борьбы. В то же время русские предприниматели могли воспользоваться техническими достижениями передовых европейских стран, их инженерными кадрами. Наконец, процесс концентрации производства всемерно поощрялся правительством, заинтересованным в создании именно крупных предприятий, способных выполнять грандиозные государственные — прежде всего военные — заказы. Владельцы таких предприятий получали от правительства огромные кредиты и субсидии, пользовались разнообразными налоговыми льготами.

Высокая концентрация производства неизбежно вела к образованию монополий. Владельцы крупных предприятий той или иной промышленной отрасли начинали договариваться между собой о регулировании объемов производства и цен на производственную продукцию. Подобная договоренность позволяла предпринимателям наладить контроль над рынком и, диктуя потребителю свои условия, получать максимальную прибыль. Первые монополистические объединения в России возникли еще в 1880-1890-х гг.: «Союз вагоностроительных заводов», «Союз бакинских керосинозаводчиков» и др. В начале XX в. объединение заметно усиливается. Монополии появляются почти во всех значительных отраслях производства: «Продуголь» — в угольной промышленности, «Продамет» — в черной металлургии, «Медь» — в цветной и т.д.

Поначалу монополии в России складывались в форме синдикатовобъединений, в которых каждое отдельное предприятие сохраняло производственную автономию, теряя при этом право самостоятельно сбывать свою продукцию. Затем, уже в XX в. стали возникать трестыобъединения, в которых отдельных предприятий как таковых уже не существовало. Все они подчинялись единому руководству и сливались в единую производственную систему, каждая часть которой была неразрывно связана с целым.

Концентрация банковского капитала шла в России параллельно концентрации промышленного производства. В начале XX в. пять крупнейших банков контролировали основную массу финансовых средств. Эти средства они охотно вкладывают в промышленность, подчиняя ее в значительной степени своему контролю. В результате происходило сращивание банковского и промышленного капитала. Крупные банкиры -А.И.Путилов, А.И.Вышнеградский, Я.И.Утин и другие входят в правление многих промышленных предприятий; ведущие предприниматели в свою очередь оказываются неразрывно связанными с банковскими делами. Так складывалась финансовая олигархия, прибирающая к своим рукам огромные финансовые средства и основные промышленные мощности. В начале XX в. все заметней становится влияние этой новой силы на ход русской истории.

Все это вместе взятое — образование монополий, концентрация банковского капитала, складывание финансовой олигархии — свидетельствовало о том, что уже в конце XIX в. капитализм в России вступил в принципиально новую стадию своего развития — стадию монополистического капитализма, или, как она, по Ленину, называлась в советской историографии, стадию империализма.

Новая сила — финансовая олигархия — оказалась тесно связана с государственной властью. Государство, которое в России всегда стремилось держать под своим контролем наиболее важные отрасли промышленности, не отказалось от этого и в новых условиях. Всемерно содействуя отдельным предпринимателям в процессе концентрации производства, правительство затем стало оказывать такую же поддержку синдикатам и трестам. В начале XX в. создаются особые государственно-капиталистические органы — «Совещание по судостроению», «Съезд по делам прямых сообщений» и др., с помощью которых правительство, действуя в тесном контакте с руководителями монополий, регулировало производство. Через эти органы распределялись госзаказы, предоставлялись льготы, субсидии и т.п. Все большее значение в регулировании производства приобретает в это время и Государственный банк, оказывавший мощную финансовую поддержку тем монополистическим объединениям, в чьей деятельности было заинтересовано правительство.

Другая характерная особенность русского империализма выражалась в том, что отечественное производство в значительной степени базировалось на иностранных капиталах. Россия с ее неисчерпаемыми запасами сырья и дешевой рабочей силой чрезвычайно привлекала западноевропейскую буржуазию. Инвестиции — капиталовложения — в русскую промышленность, особенно в тяжелую, приносили огромные прибыли, не сравнимые с прибылями от капиталовложений в свое — французское, английское, бельгийское — производство. К тому же, начиная с 1890-х гг. иностранные инвестиции всячески поощрялись русским правительством, заинтересованным в притоке финансовых средств. В результате в начале XX в. в таких определяющих отраслях производства, как горнодобывающая, металлообрабатывающая и машиностроительная, иностранные инвестиции превышали российские. Однако, нужно иметь в виду, что этот процесс отнюдь не ставил Россию в полную зависимость от западноевропейского капитала. Дело в том, что иностранные инвесторы, как правило, не создавали здесь своих, новых предприятий, а вкладывали средства в те, которые уже действовали, т.е. способствовали укреплению и развитию русского промышленного производства.

И все же эта особенность сыграла свою заметную роль в развитии событий в России в начале XX в. Прибыль, которую получала иностранная буржуазия от вывоза капитала в Россию, в основном уходила за границу. За счет этой прибыли решались многие внутриполитические проблемы западноевропейских государств и прежде всего разряжались социальные конфликты. Именно в начале XX в. здесь заметно сокращается рабочий день, повышается заработная плата, создается система пенсионного обеспечения и т.д. За счет всех этих уступок постепенно создается довольно значительный слой квалифицированной, высокооплачиваемой «рабочей аристократии», которая придает рабочему движению в Европе все более мирный, реформистский характер. Для русской буржуазии подобный путь социальных уступок был заказан — у нее просто не было для этого достаточных средств. Она тоже пыталась вывозить капитал в менее развитые страны, однако не выдерживала в этой сфере борьбы со своими более мощными иностранными конкурентами. Русским капиталам удалось закрепиться лишь в очень немногих регионах — Средней Азии, Северном Иране, Северном Китае — и прибыли с них были сравнительно невелики.

Столь же невелики были и возможности русской буржуазии в решении социальных конфликтов мирным путем. Российский рабочий класс и в начале XX в. оставался самым угнетенным, самым нищим в Европе. Процент «рабочей аристократии» был здесь незначителен — подавляющее большинство рабочих находилось в одинаково плохих условиях. В результате пролетариат в России в полной мере сохранил свою социальную монолитность и был открыт для революционной агитации. Это, в свою очередь, лишало буржуазию свободы маневра и делало ее еще более осторожной в борьбе за изменение государственного строя в России: революционно настроенный рабочий класс был для нее страшнее самодержавия.

Особо следует отметить такую, оказавшуюся фатальной, особенность империализма в России, как страшный, все увеличивающийся разрыв между промышленностью и сельским хозяйством. Здесь также развивались капиталистические отношения. С одной стороны, все большая часть помещиков начинает употреблять вольнонаемный труд, заводит сельскохозяйственную технику, совершенствует приемы землепользования — и тем самым добивается в своих имениях повышения урожайности, поставляя все больше зерна на внутренний и внешний рынок. С другой — в процессе разложения общины в крестьянской среде постепенно выделяется слой зажиточного крестьянства, являвшегося носителем новых капиталистических отношений: в начале XX в. одна шестая часть крестьянства распоряжалась половиной всех надельных земель. Эти крестьяне тоже переходят к вольнонаемному труду, ведут товарное хозяйство.

Однако темпы развития капиталистических отношений в сельском хозяйстве не шли ни в какое сравнение с бурным ростом промышленного производства. Пережитки крепостного права сильно тормозили его развитие. Крестьян все больше душили малоземелье и обремененность непомерными платежами. В 1891-92 гг. истощенное крестьянство европейской части России пережило страшный голод. Но и в «сытые» годы значительная часть крестьян недоедала: продолжительные голодовки стали обычным явлением в русской деревне. Развитие капиталистических отношений в подобных условиях для большинства земледельцев приобретало особенно мучительный изнуряющий характер. В то же время значительная часть помещиков, без зазрения совести используя бедственное положение крестьян, вело свое хозяйство по старинке, за счет отработок или, попросту, сдавало земли в аренду, забирая себе большую часть полученных доходов. Подобное положение не только сковывало рост новых отношений в сельском хозяйстве, но и со все большей силой разжигало ненависть крестьян к помещикам. Обстановка в русской деревне становилась взрывоопасной.

Вместе с тем, в начале XX в. положение резко ухудшилось и в сфере промышленного производства.

Кризис промышленного производства

Промышленный подъем 1890-х гг., вызвавший столь заметное оживление производства, несколько ослабил накал рабочего движения. В условиях, когда каждый день приносил огромные прибыли, предпринимателям зачастую выгоднее было «откупиться» от рабочих, частично удовлетворив их требования, чем затягивать ту или иную стачку. Именно в это время рабочие добиваются наибольших успехов в своей экономической борьбе: за сокращение рабочего дня, повышение заработной платы и т.п.

Однако, вступив в стадию империализма, русская промышленность неизбежно оказывалась подверженной общемировым колебаниям — подъемам, спадам, депрессиям. В 1900-1903 гг. Россия вместе с другими развитыми странами переживает жестокий кризис, вызванный перепроизводством. Он начался с резкого падения цен на основные виды продукции и привел к не менее резкому сокращению производства. Всего за годы кризиса закрылось около трех тысяч крупных и средних предприятий. Те же промышленники, которые победили в этой жестокой борьбе за выживание, начинают решительное наступление на права рабочих, заметно повышая уровень эксплуатации. Именно в годы кризиса, потеряв многие из своих недавних завоеваний, пролетариат революционизируется; в его среде заметно усиливается влияние эсеров и социал-демократов; стачки все чаще приобретают политический характер.

2. Внутренняя и внешняя политика самодержавия в 1894-1904 гг.

Николай II, вступивший на престол в 1894 г., пытался следовать реакционному курсу своего отца. Однако, не говоря уже о том, что он не унаследовал от Александра III сильной воли и твердого характера, социально-экономический и политический кризис, поразивший Россию в начале XX в., значительно усложнил проблемы, стоявшие перед царским правительством. Их уже невозможно было решать сугубо реакционными мерами. В результате новый царь поневоле вел двойственную политику: в ряде случаев Николаю II приходилось лавировать, идти на уступки «духу времени».

Защита «устоев»

Стремление управлять страной по отцовским заветам ярче всего проявилось в защите самодержавного строя. Заявив в самом начале своего царствования, что любые надежды на введение конституции в России суть «бессмысленные мечтания», Николай II повел решительную борьбу с противниками самодержавия. При этом, борясь против профессиональных революционеров, подавляя массовые выступления рабочих и крестьян, царское правительство преследовало и либералов, пытавшихся сформировать сильную легальную оппозицию господствовавшему режиму. Николай II всеми силами поддерживал поместное дворянство, в котором видел единственную надежную опору самодержавию. Наиболее ярко эта поддержка проявилась во все расширявшейся деятельности Дворянского банка: к началу XX в. сумма ссуд, выданных им помещикам на льготных условиях, превысила 1 млрд. руб. Ту же цель преследовали и другие меры финансового характера: значительное понижение процентов по ссудам должникам-помещикам, устройство дворянских касс взаимопомощи.

Самодержавие и буржуазия

Что касалось буржуазии, то и здесь новый царь действовал схоже с Александром III. С любыми притязаниями этого класса на государственную власть самодержавие боролось бескомпромиссно; в сфере же экономической — без труда находило с ним общий язык. Государственные кредиты и налоговые льготы, покровительственная таможенная политика и стремление к захвату новых источников сырья и рынков сбыта — во всех этих отношениях правление Николая II вполне отвечало интересам российского буржуа. Преемственность курса подчеркивалась и тем, что министром финансов при Николае долгое время оставался С.Ю.Витте, занявший этот пост еще при его отце. Этот яркий государственный деятель, тесно связанный с торговыми и промышленными кругами, предпринял ряд серьезных мер, способствовавших развитию капиталистических отношений в России. Главной из них явилась денежная реформа: в 1897 году была введена в обращение золотая валюта, стабилизировавшая курс рубля и обеспечившая устойчивые прибыли предпринимателям, Витте был одним из главных организаторов строительства Транссибирской железной дороги, способствовавшей активизации русской политики на Дальнем Востоке. По его инициативе Россия начала экономическое проникновение в Северный Китай.

Крестьянский вопрос

С именем Витте связан и новый подход к крестьянскому вопросу. По мнению Витте и его сторонников, русская деревня нуждалась в крепком предприимчивом хозяине. Для этого было необходимо сравнять крестьян в правах с представителями других слоев населения, и, прежде всего, необходимо было разрушить общину: позволить крестьянам выходить из нее по собственному желанию, закрепляя за собой свои наделы в частную собственность. Однако подобная точка зрения имела в правящих сферах серьезных противников, группировавшихся вокруг министра внутренних дел В.К.Плеве. По их мнению, подобные преобразования были вредны. Эта группировка выражала интересы помещиков старого, крепостнического закала, которым было выгодно косное, полунищее существование российской деревни; в лице же крестьян-собственников подобные помещики боялись встретить опасных конкурентов. Плеве и его сторонники предполагали решать крестьянский вопрос традиционными методами: сохранить сословную обособленность крестьян, искусственно поддерживая общину, и в то же время всячески усиливать административный и полицейский надзор за деревней. К 1903 г. группировка Плеве одержала победу.

«Зубатовщина»

В конце XIX — начале XX вв. в центре внимания царского правительства вновь оказался рабочий вопрос. Наиболее дальновидным представителям власти было ясно, что рабочее движение превращается в страшную революционную силу. В это время определенную поддержку в верхах получил начальник московского охранного отделения С.В.Зубатов. С его точки зрения, забастовки, направленные на повышение заработной платы, сокращение рабочего дня и пр., вполне закономерны: они порождены естественным стремлением рабочих улучшить свое тяжелое положение. Главную задачу Зубатов видел в том, чтобы удержать рабочее движение в рамках этой сугубо экономической борьбы, лишить его политической направленности, нейтрализовать то влияние, которое имели на пролетариат революционеры-интеллигенты. А для этого, считал Зубатов, представителям власти необходимо было взять рабочее движение под свой контроль.

В 1901-1903 гг. в Москве стали возникать общества «взаимного воспомоществования рабочих«; открывались чайные — своеобразные рабочие клубы; в Историческом музее для рабочих читались лекции о легальных организациях западноевропейского пролетариата — кассах взаимопомощи, кооперативах, профсоюзах и пр. Самое же главное — зубатовские «общества» стали вмешиваться в конфликты между рабочими и предпринимателями.

Все это принесло зубатовцам временную популярность среди московских рабочих. Но последнее слово осталось за предпринимателями. Их постоянные жалобы на вмешательство охранки в фабрично-заводские дела были поддержаны министром финансов Витте, В конце концов деятельность зубатовцев была официально ограничена чисто идеологической сферой — лекциями да чайными… После того, как рабочие убедились, что легальные организации бессильны изменить их положение к лучшему, они отвернулись от зубатовцев.

Русско-японская война

Тяжелое внутриполитическое положение в России в 1904-1905 гг. еще больше осложнилось войной с Японией. В конце XIX в. весь этот регион и, прежде всего, слабый, дряхлый Китай стал центром притяжения экономических и политических притязаний великих европейских держав, США, Японии.

Россия активно включилась в этот процесс. В 1896 г. она добилась права на строительство в Северном Китае — МанчжурииКитайско-восточной железной дороги (КВЖД), в 1898 г. получила в аренду незамерзающий Порт-Артур с правом превращения его в военно-морскую базу. Все это неизбежно обостряло противоречия России с державами-соперницами, особенно с Японией — молодым, хищным империалистическим государством, стремившимся укрепить свои позиции именно в Северном Китае. Ожесточенная борьба за преобладание в Корее и Манчжурии привела к тому, что в ночь на 26 января 1904 г. Япония без объявления войны атаковала русскую эскадру в Порт-Артуре.

Война оказалась серьезным испытанием для России, Англия и США, считавшие Россию своим наиболее опасным противником на Дальнем Востоке, открыто оказывали Японии щедрую военную и экономическую помощь. Япония в техническом отношении оказалась великолепно подготовленной к войне. Серьезное преимущество Япония имела и в отношении командного состава, действовавшего весьма продуманно, решительно и энергично. Русское командование, напротив, отличала пассивность и отсутствие инициативы; подобные черты, в частности, отличали А.Н.Куропаткина, поставленного во главе манчжурской армии. К этому следует добавить, что смысл и цели войны были совершенно непонятны ни солдатам, ни офицерам.

Вскоре после начала войны одна из японских армий осадила Порт-Артур, а три остальные стали активно действовать против русской манчжурской армии, пытавшейся снять эту осаду. Терпя поражение за поражением — особенно тяжелым было сражение под Лаояном, — русская армия отступала на север. Порт-Артур, между тем, оказывал героическое сопротивление: все попытки захватить крепость штурмом окончились неудачей. Однако, в ноябре 1904 г. японцам удалось овладеть горой Высокой, господствовавшей над крепостью. После этого начальник Квантунского укрепительного района генерал А.М.Стессель сдал Порт-Артур. В феврале 1905 г. очередное серьезное поражение — под Мукденом — потерпела и манчжурская армия.

Столь же безрадостно для России развивались и военные действия на море. В самом начале войны на броненосце «Петропавловск«, подорвавшемся на японской мине, погиб командующий Тихоокеанской эскадрой, талантливый флотоводец, адмирал С.О.Макаров. Эскадра оказалась запертой на рейде в Порт-Артуре; ее попытка прорваться во Владивосток окончилась неудачей. Осенью 1904 г. из Балтийского моря на выручку Порт-Артуру была отправлена сперва 2-ая Тихоокеанская эскадра, а затем и 3-я. На Дальний Восток они прибыли лишь через 5 месяцев после сдачи крепости… 2-я эскадра была разгромлена в Цусимском проливе, а 3-я, окруженная японским флотом, сдалась без боя.

В 1905 г. начались мирные переговоры в США, в городе Портсмуте. С русской стороны их виртуозно вел С.Ю.Витте, добившийся в этой тяжелой ситуации неплохих результатов. По Портсмутскому миру 1905 г. Россия отделалась минимальными территориальными потерями — южной частью острова Сахалин. Кроме того, она уступила японцам Порт-Артур. Витте удалось добиться от японской стороны отказа от требований уплаты военной контрибуции. Но, несмотря на относительно благополучные результаты мирных переговоров, война с Японией сыграла серьезную роль в дестабилизации внутриполитического положения в стране. И обществом, и народом она воспринималась как национальный позор.

3. Общественное движение накануне первой русской революции

Кризис промышленности, безысходное положение русской деревни, правительственная реакция, затянувшаяся на два десятилетия, — все это привело к резкому обострению социальных и политических противоречий в России.

Выступления рабочих

Все более активным становится рабочее движение. Маевки, бывшие раньше редким явлением, становятся общим правилом в крупных промышленных центрах. Самая грандиозная из них произошла в 1900 г. в Харькове: около 10 тысяч рабочих приняли участие в демонстрации под красными знаменами с лозунгами политической свободы и 8-часового рабочего дня.

В 1901 г. забастовка на Обуховском сталелитейном заводе в Петербурге переросла в настоящий уличный бой рабочих с полицией. Против забастовщиков были брошены две роты пехотинцев — только такими средствами удалось сломить Обуховскую оборону.

1902 г. был ознаменован мощной стачкой в Ростове-на-Дону, охватившей более 20 тысяч рабочих различных предприятий. Стачка продолжалась более месяца и завершилась лишь после того, как предприниматели пошли на серьезные уступки. Стачка проходила под серьезным воздействием социал-демократов, которым удалось придать ей политический характер.

Своей высшей точки рабочее движение в предреволюционный период достигло в 1903 г., когда состоялась всеобщая стачка на Юге России. Эта стачка охватила крупные промышленные центры Украины и Закавказья — Киев, Харьков, Одессу, Николаев, Баку, Тифлис и другие. В ней приняло участие около 200 тысяч рабочих. Их выступления, как правило, проходили под руководством социал-демократов и были хорошо организованы. Большинство стачек носило политический характер. Подавить это грандиозное движение удалось только с помощью армии.

Таким образом, становясь, все более массовым и организованным, рабочее движение в то же время меняет свой характер: под влиянием социал-демократов. Его участники наряду с экономическими все чаще выдвигают политические требования. А это означало, что рабочее движение постепенно превращалось в мощную революционную силу, направленную непосредственно против самодержавно-бюрократического строя.

Крестьянские волнения

В пореформенной России крестьянские волнения не затихали ни на год. Они выражались в самых различных формах: от отказов уплачивать налоги до убийств помещиков и поджогов усадеб. Однако в XIX в. эти волнения не причиняли правительству особых хлопот.

В начале XX в. положение заметно изменилось. Наряду с общим ростом крестьянского движения весной 1902 г. в Полтавской и Харьковской губерниях произошло нечто из ряда вон выходящее: волнения охватили здесь более 150 тысяч крестьян, которые за несколько недель разгромили несколько десятков помещичьих имений. При этом запахивалась помещичья земля, отбирались зерно, скот, инвентарь. Против полтавских и харьковских крестьян было брошено 10 тысяч солдат. Участники волнения были подвергнуты жестокой порке: их заставили выплачивать помещикам убытки. Однако, несмотря на это, подобное движение распространилось на другие украинские губернии, центральный район, Поволжье.

Крестьянские волнения и в начале XX в. по-прежнему были стихийными, неорганизованными; их участники не выдвигали политических требований. Земледельцы не выступали против власти, они хотели лишь получить минимум прожиточных средств. Характерно, насколько массовым было это движение, как единодушно, не сговариваясь, действовали многие тысячи крестьян разных губерний. Все это ясно свидетельствовало о том, что доведенное до отчаяния крестьянство также становилось серьезной революционной силой.

Либеральное движение

В обстановке острого экономического кризиса, на фоне массовых народных выступлений происходит быстрая консолидация различных направлений общественного и революционного движений. Еще в 1899 г. создается кружок «Беседа«, объединивший руководителей земского либерального движения — братьев Павла и Петра Долгоруковых. Д.Н.Шилова, М.А.Стаховича, Н.А.Хомякова и других. Они действовали в тесном контакте с интеллигенцией — публицистами и учеными, юристами, экономистами, историками, такими, как: П.Н.Милюков, В.Д.Набоков, П.Б.Струве. Именно Струве стал редактором созданного общими усилиями нелегального журнала «Освобождение«, который с 1902 г. начал выходить за границей, в Германии. Этот журнал пропагандировал введение в России конституции и политических свобод. В 1904 г. либеральные земцы и интеллигенция объединяются в одну организацию — «Союз освобождения«. Выступая, как и раньше, за преобразование государственного строя России, члены «Союза» выдвигали в своей программе и некоторые умеренные социально-экономические требования, прежде всего в крестьянском вопросе: отчуждение части помещичьих земель за выкуп, ликвидацию отрезков и т.п. Общим для всех либеральных деятелей было неприятие революционных средств; они надеялись добиться преобразования России мирным путем.

Образование партии эсеров

Начало XX в. — время образования революционных партий. В 1901 г. в Берлине состоялась встреча представителей региональных организации революционно-народнического направления, на которой решено было создать единую «Партию социалистов-революционеров».

Программа, разрабатывавшаяся такими теоретиками эсеровской партии, как В.М.Чернов, М.Р.Гоц, М.А.Натансон и другие, имела много общего с установками революционных народников. Прежде всего, это касалось идеи об особом, некапиталистическом пути России к социализму — через крестьянскую общину. Аграрная часть эсеровской программы предусматривала социализацию земли. Эсеры предполагали, уничтожив частную собственность на землю, передать ее в пользование общинам, которые, следуя вековым традициям, будут осуществлять уравнительное распределение земли.

Что касается политической части программы, то здесь эсеры выступали за свержение самодержавия и созыв на основе всеобщих равных выборов Учредительного собрания, которое должно было определить характер государственного строя послереволюционной России. У эсеров была твердая уверенность, что большинство населения выскажется при этом за демократическую республику.

Вслед за народовольцами эсеры считали индивидуальный террор одним из главных средств революционной борьбы. В 1902 г. в эсеровской партии создается террористическая Боевая организация во главе с Г.Гершуни, формально подчинявшаяся ЦК, а по сути пользовавшаяся почти полной самостоятельностью. В 1903 г. боевики совершили ряд терактов, убив министров внутренних дел Д.С.Сипягина и В.К.Плеве, московского генерал-губернатора вел. кн. Сергея Александровича. В том же 1903 г., после ареста Гершуни, БО возглавил Е.Ф.Азеф, который, как выяснилось позднее, был агентом охранного отделения.

В начале XX в. свою партию удалось создать и социал-демократам. Важную роль в этом деле сыграла нелегальная газета «Искра» (первый номер вышел в декабре 1900 г.), с помощью которой им удалось преодолеть идейную разобщенность и наладить связи между отдельными организациями.

В 1903 г. прошел II съезд РСДРП. На нем выделились две группировки.

«Мягкие» искровцы (будущие меньшевики), среди которых особенно выделялся Л.Мартов, считали, что в грядущей буржуазно-демократической революции ведущая роль будет принадлежать буржуазии; пролетариату же нужно действовать в тесном союзе с ней. Затем, в случае победы революции, должен был наступить достаточно длительный период быстрого капиталистического развития России, которое укрепит рабочий класс и позволит ему бороться за социалистические образование социал-демократической партии преобразования. В этой борьбе следовало, в частности, широко использовать те легальные возможности, которые предоставит новый буржуазно-парламентский строй.

С точки зрения «твердых» искровцев (будущих большевиков), возглавляемых В.И.Лениным, гегемоном революции предстоит стать именно пролетариату, опирающемуся на крестьянство. Буржуазия же, тесно связанная с самодержавием, революционной силой вообще не является. Добившись победы в буржуазно-демократической революции, пролетариат должен сделать все возможное, чтобы, как можно скорее, превратить ее в социалистическую: захватить власть и установить свою диктатуру, которая сверху проведет все необходимые перемены.

Программа РСДРП, принятая на съезде, состояла из двух частей. Программа-минимум определяла задачи партии на этапе буржуазно-демократической революции. Она предусматривала: в сфере политических преобразований — свержение самодержавия и установление демократической республики; в рабочем вопросе — 8-часовой рабочий день; в крестьянском — возвращение крестьянам отрезков и отмену выкупных платежей. Программа-максимум, которая определяла установление диктатуры пролетариата как главную, конечную цель партии, ставила РСДРП в совершенно особое положение, превращая ее в крайнюю, экстремистскую организацию, не склонную к уступкам и компромиссам. То, что программа-максимум была принята съездом, знаменовало серьезную победу Ленина и его сторонников.

Преобладание сторонников Ленина сказалось и при выборах в руководящий орган партии — Центральный Комитет, в котором они получили заметное большинство. Именно после этих выборов их стали называть большевиками, а их противников — меньшевиками. Таким образом, уже у самых истоков социал-демократии в ней образовались два течения. Позже, в 1905 г., идейные разногласия привели к организационному расколу: большевики и меньшевики образовали самостоятельные партии, судьба которых в русском революционном движении оказалась различной. Меньшевикам так и не удалось отыскать для себя прочную социальную опору; в подавляющем большинстве своем они оказались отвлеченными теоретиками, склонными больше к научной и теоретической, чем к практической деятельности. Большевики же под руководством Ленина быстро превратились в сравнительно немногочисленную, но чрезвычайно сплоченную, дисциплинированную и способную к самой активной деятельности партию, они успешно налаживали связи с пролетариатом крупных промышленных центров и умело манипулировали им, превращаясь во все более серьезную и опасную силу.

4. Революция 1905 — 1907 г.

Донельзя ухудшившееся положение народных масс, нежелание и неспособность царского правительства решать наболевшие вопросы — крестьянский, рабочий и пр., катастрофический ход русско-японской войны — все это привело к революционному взрыву. Начавшаяся в 1905 г. революция должна была внести в русскую жизнь изменения буржуазного характера: сменить самодержавный государственный строй на конституционный, ввести политические свободы, уничтожить сословную обособленность и неравноправие разных слоев населения и т.п. Однако вследствие особенностей социально-экономического развития России решающей силой, гегемоном этой революции стал пролетариат, а не буржуазия.

Кровавое воскресенье

Непосредственный толчок к началу революции дала провокационная деятельность петербургского священника Георгия Гапона. В 1904 г. с дозволения городских властей он организовал «Собрание русских фабрично-заводских рабочих Санкт-Петербурга». В разгар всеобщей петербургской стачки, начавшейся в первых числах января 1905 г., Гапон выдвинул план: устроить мирное шествие к Зимнему дворцу для подачи царю петиции о нуждах рабочих. При этом под влиянием социал-демократов в нее были внесены совершенно неприемлемые для царского правительства требования: 8-часовой рабочий день, передача помещичьей земли крестьянам, введение свободы слова, печати и пр. — вплоть до созыва Учредительного собрания и прекращения войны с Японией.

9 января тысячи рабочих с женами и детьми, неся хоругви, иконы и царские портреты, двинулись к Зимнему дворцу и были встречены войсками, открывшими по ним стрельбу. Затем пришедшие в смятение колонны рабочих атаковала кавалерия. В результате этого побоища более 1200 человек было убито и около 5 тысяч ранено.



Начало революции

Варварский расстрел мирного шествия вызвал взрыв возмущения среди российского пролетариата и в других слоях населения. В Петербурге рабочие начали строить баррикады уже 9 января. Известие о Кровавом воскресении привело к массовым забастовкам в центральном промышленном районе, Среднем Поволжье, на Украине, в Прибалтике и других регионах. Забастовкам сопутствовали уличные демонстрации и митинги; наряду с рабочими в них принимали участие ремесленники, студенты, служащие и пр. Демонстрации разгонялись полицией и войсками, которые нередко сталкивались при этом с ожесточенным сопротивлением.

Поначалу революционное движение носило, в основном, стихийный характер, но с каждым месяцем оно становилось все более организованным и целенаправленным. Забастовка, начавшаяся в мае в Иваново-Вознесенске, привела к организации Совета рабочих уполномоченных. Этот орган, не ограничиваясь руководством забастовкой, сумел взять под контроль многие стороны городской жизни: созданная им рабочая милиция следила за порядком, запрещала торговцам повышать цены, а фабрикантам — выселять рабочих из квартир и т.д.

В то же время революционное настроение охватывало все новые слои и группы населения. Весной 1905 г. по всей стране началось мощное крестьянское движение, сопровождавшееся разгромом помещичьих усадеб, запашкой помещичьей земли, дележом помещичьего хлеба и скота. В условиях продолжавшейся войны с Японией и постоянных забастовок в городах у самодержавия не хватало сил, чтобы подавить крестьянские выступления. К тому же и в армии, и во флоте началось брожение, самым ярким свидетельством чему стало восстание на броненосце «Потемкин» в июне 1905 г.

В этих условиях самодержавие вынуждено было маневрировать. Еще в феврале в рескрипте, данном на имя министра внутренних дел А.Г.Булыгина, царь объявил о своем намерении созвать Думу — представительный орган, который должен был принимать участие в разработке и обсуждении законопроектов. Однако царь намеревался при этом сохранить за собой всю полноту власти: Дума должна была стать всего лишь совещательным органом. Участники революционного движения в большинстве своем не удовлетворились обещаниями царя и склонялись к бойкоту «булыгинской» думы, которая, впрочем, так и не была созвана.

Высший подъем революции

В середине октября 1905 г. забастовочное движение в стране, все больше подчинявшееся влиянию революционеров — эсдеков и эсеровслилось в единую Всероссийскую политическую стачку. Забастовка охватила 120 городов России, сотни фабричных и станционных поселков. Прекратили работу промышленные предприятия, остановилось движение на железных дорогах, закрылись магазины, не работал телеграф, перестали выходить газеты. Сотни тысяч человек вышли на уличные демонстрации и митинги, требуя введения демократических свобод и созыва Учредительного собрания. Революционеры, руководившие стачкой, стремились превратить ее во всеобщее восстание.

Царское правительство теряло контроль над ситуацией. Сил для того, чтобы подавить революционное движение, у него не хватало. В этих условиях Николаю II пришлось пойти на уступки, носившие действительно принципиальный характер. 17 октября он подписал манифест, вводивший в стране свободу слова, печати, собраний, союзов и пр. Кроме того, Николай вновь обещал созвать Думу, но на этот раз уже законодательного характера — народным представителям царь, таким образом, уступал часть своей власти. Формально манифест превращал самодержавный государственный строй России в конституционно-монархический..

Манифест 17 октября, знаменуя собой серьезную победу революционного движения, в то же время внес в него раскол. Немалую роль в этом сыграли либеральные деятели. Если в первые месяцы революции они держались в тени, то после манифеста стали действовать значительно активней, призывая прекратить революционную борьбу и возложить надежды на Думу. Революционное движение постепенно стало терять свою поразительную широту и массовость.

В результате декабрьское вооруженное восстание в Москве — высшая точка в развитии революции 1905-1907 гг. — так и не послужило сигналом к единому всероссийскому восстанию пролетариата, Оно началось 7 декабря политической забастовкой московских рабочих, охватившей почти все крупные предприятия города. После ряда столкновений с полицией и войсками, рабочие стали строить баррикады по Садовому кольцу, блокировав к 11 декабря городские власти в центре Москвы. Московский Совет рабочих депутатов взял под контроль значительную часть города.

Однако ни Совет, ни местные комитеты революционных партий не смогли наладить четкого руководства уличными боями, не сумели вступить в контакт ни с московским гарнизоном, ни с окрестными крестьянами. В результате московским властям во главе с генерал-губернатором Ф.В.Дубасовым удалось, мобилизовав свои силы, перейти в наступление.

С 13 декабря центр вооруженной борьбы переместился в один из рабочих районов Москвы — на Пресню. 15 декабря в Москву из Петербурга прибыл гвардейский Семеновский полк, вооруженный артиллерией. После этого у восставших не осталось никаких надежд на победу. 19 декабря рабочие дружины покинули Пресню. Восстание в Москве было подавлено. Мощная волна первой русской революции миновала высшую точку своего подъема и начала постепенно спадать.

Образование буржуазных партий

Между тем в стране происходил процесс консолидации политических сил, находившихся до сих пор на заднем плане революционных событии.

Манифест 17 октября открыл российским либералам путь к легальной политической борьбе и образованию своих партий. Из них серьезное значение имели две: Конституционно-демократическая партия и «Союз 17 октября». Создание первой из этих партий подготовлено было «Союзом освобождения«, и соответственно кадеты объединили в своих рядах, прежде всего представителей интеллигенции — городской и земской. Лидером кадетов стал историк П.Н.Милюков. Кадеты пытались найти компромиссные решения наиболее острых вопросов русской жизни. Так, в аграрном вопросе предполагалось принудительное отчуждение части помещичьих земель за выкуп. В отношении рабочего вопроса предусматривалось введение 8-часового рабочего дня — но не везде, а только там, где оно в данное время возможно. Кадеты готовы были удовольствоваться конституционной монархией.

«Союз 17 октября» был более цельной и определенной по своему составу партией: в него вошли верхи крупной буржуазии и обуржуазившиеся помещики. Как следует из названия партии, те уступки, которые были обещаны манифестом 17 октября, вполне удовлетворяли ее членов, а более серьезные реформы — могли только испугать. Признанным лидером партии стал представитель старинной московской купеческой фамилии А.И.Гучков.

Заметным явлением в русской жизни с конца 1905 г. становится черносотенное движение. Главной организующей силой в этом движении стали дворяне-помещики старого крепостнического закала. Серьезную опору черная сотня обрела среди относительно зажиточного городского мещанства. Черносотенство отличалось на редкость простой и ясной идеологией: все беды великой и могучей России исходят от революционеров-интеллигентов и инородцев, желающих развалить ее во имя собственных темных интересов. В 1905-1906 гг. черносотенцы, пользовавшиеся негласной поддержкой правительства, убивали революционеров, участвовали в разгонах митингов и демонстраций, устраивали еврейские погромы и пр. Наиболее массовой черносотенной организацией стал «Союз русского народа».

Отступление революции

В 1906-1907 гг. продолжались забастовки, крестьянские выступления, волнения в армии и во флоте. Однако в целом революционное движение в это время напоминало арьергардные бои отступающей армии. Царское правительство медленно, но верно восстанавливало контроль над страной.

Центральным событием 1906 г. стали сначала выборы в Государственную думу, а затем — деятельность этого нового для России органа. В соответствии с царским указом, выборы проводились, как и в земстве, по куриям, причем 1 голос помещика приравнивался к 3 голосам буржуа, 15 голосам крестьян и 45 — рабочих. Но при таком вопиющем неравенстве большинство в Думе должно было остаться за представителями крестьянства — оно избирало более 40 процентов всех депутатов. Царское правительство шло на это вполне сознательно: с одной стороны, оно пыталось таким образом успокоить крестьян, отвлечь их от революции, с другой — тешило себя надеждой на крестьянскую веру в «доброго царя».

Таким образом, беспартийные крестьянские депутаты, объединившиеся во фракцию трудовиков, составили в I Думе относительное большинство. Из политических партий больше всего мест получили кадеты (34 процента).

Вскоре после начала работ 1-й Думы27 апреля 1906 г. — выяснилось, что надежды правительства на крестьянских депутатов совершенно не оправданы: беспартийные трудовики оказались левее кадетов. Они предлагали создать «общенародный земельный фонд» из казенных, удельных и частновладельческих земель, с последующим распределением их по трудовой норме между земледельческим населением. Таким образом, программа трудовиков предполагала полное, безвозмездное уничтожение помещичьего землевладения в пользу крестьянства. Царским манифестом от 9 июля 1906 г., обвинившим Думу в «разжигании смуты «, она была распущена.

II Дума собралась в феврале 1907 г. Поскольку она избиралась на основании старого положения, в ней по-прежнему было значительное число крестьянских депутатов. В политическом отношении II Дума оказалась более пестрой, нежели 1-я: в ней появились уже эсеры и эсдеки с одной стороны, и черносотенцы с другой. В целом, большинство было за левыми силами, что сразу же сказалось в обсуждении аграрного вопроса. Значительное число депутатов склонялось к решению, предложенному трудовиками. Однако в это время правительство было уже твердо уверено в своей победе над революцией. Оно разогнало II Думу, пойдя на грубую провокацию: обвинив фракцию социал-демократов в подготовке государственного переворота. Между тем на этот раз своеобразный государственный переворот совершило само правительство: своей властью оно изменило положение о выборах таким образом, чтобы новая, III Дума стала послушным, легко управляемым сверху органом.

Так закончилась первая русская революция. Россия вступила в принципиально новую полосу своей истории.

5. Третьеиюньская монархия

Послереволюционный период русской истории связан, прежде всего, с именем П.А.Столыпина, который еще в 1906 г. был назначен министром внутренних дел, а затем и председателем Совета министров. Свою деятельность он начал с беспощадной борьбы против революционного движения. Однако Столыпин хорошо понимал, что это движение порождено объективными причинами, устранить которые можно только путем реформ.

С одной стороны, он стремился обеспечить максимум полномочий правящей бюрократии, с другой — считал необходимым сохранить выборную Думу. Поддерживая всеми силами поместное дворянство, он в то же время пытался расширить социальную опору государственного строя за счет крупной буржуазии и зажиточного крестьянства. Подобная политика, проявлявшаяся в постоянном лавировании власти между различными политическими силами и социальными слоями, получила название бонапартизма (сходную политику проводил в 1850-1860-х гг. во Франции Наполеон III Бонапарт).

Государственная Дума

Именно Столыпин отладил тот своеобразный режим, который получил название третьеиюньской монархии. Он решительно противостоял нажиму черносотенцев, которые призывали вообще разогнать Думу и восстановить самодержавие. С его точки зрения, подобная мера могла лишь революционизировать страну. В то же время Столыпину нужна была послушная Дума, которая не мешала бы ему действовать в избранном направлении.

Такая Дума и была создана, благодаря новому положению о выборах, принятому 3 июня 1907 г. Теперь 1 голос помещика приравнивался к 4 голосам крупной буржуазии, 68 — городской мелкой буржуазии, 260 — крестьян и 543 — рабочих.

Выборы, проведенные по этому положению, резко изменили и партийный состав Думы. Главное отличие III Думы от I заключалось в том, что силы, оппозиционные правительству, не составляли в ней абсолютного большинства. В III Думе существовало определенное равновесие между правыми — черносотенцами (144 депутата), центром — октябристами (148) и левыми фракциями, из которых наиболее значительной была фракция кадетов (54). Черносотенцы, безоговорочно поддерживавшие карательные меры Столыпина, не одобряли его преобразовательных планов. Либералы пытались противостоять реакции, но склонны были со вниманием отнестись к столыпинским реформам. Однако, ни одна из этих группировок не могла в одиночку обеспечить при голосовании утверждение того или иного законопроекта. Все решала позиция центра — октябристов. Эту партию вполне удовлетворяла политика, проводимая новым главой правительства.

В результате с первых же заседаний III Думы, начавшихся осенью 1907 г., в ней заработал нехитрый, но очень действенный механизм, получивший название октябристского маятника. Когда в Думе принималось решение по законопроекту реакционного характера, октябристы голосовали вместе с черносотенцами, образовывая право-октябристское большинство. Когда же на повестке дня стоял законопроект, связанный с преобразованиями, октябристы меняли своих временных союзников, образовывая лево-октябристское большинство. Таким образом, не имея в Думе постоянного большинства, Столыпин тем не менее сумел развязать себе руки и проводить ту политику, которую считал необходимой.

Столыпинская реакция

Борьбу с революционным движением Столыпин вел еще более беспощадно, чем его предшественники. Самыми изощренными методами действовали органы политического сыска (не случайно в 1906 г. разгорелся скандал, связанный с разоблачением Евно Азефа, главы Боевой организации эсеров, оказавшегося платным агентом охранки). Массовый характер приобрела ссылка в Сибирь и в северные губернии на каторжные работы; десятки тысяч человек отбывали тюремное заключение. При этом в тюрьмах и на каторге для политических заключенных был установлен небывалый по жестокости режим: постоянные избиения, заключение в карцер, где сознательно создавались самые невыносимые условия, натравливание уголовников — эти и подобные методы стали обычными в практике тюремной и тюремно-каторжной администрации. Наконец, обыденным, «бытовым», по выражению писателя В.Г.Короленко, явлением стала при Столыпине смертная казнь: за три года (1907-1909) по приговорам военных судов было казнено более 3,5 тысяч человек.

Столыпинские реформы

И все же главным в политике Столыпина были не карательные меры, а реформы. Столыпин –планировал провести целый ряд преобразований: реформировать местное управление, ввести всеобщее начальное образование, наладить государственное страхование рабочих и пр. Но по мере того, как революция уходила в прошлое и в верхах ослабевал страх перед нею, Столыпин сталкивался со все более упорным сопротивлением царя и окружавших его черносотенцев. В результате единственной реформой, которую ему удалось более или менее последовательно провести в жизнь, была аграрная.

Столыпин стремился создать в русской деревне мощный слой зажиточного крестьянства, которое, по его мнению, должно было бы стать новой надежной опорой государственной власти. При этом он решительно отвергал любые попытки удовлетворить крестьянские нужды за счет помещиков. При таком подходе укрепить зажиточных хозяев можно было только за счет других слоев крестьянского населения. По этому пути и пошел Столыпин, положив в основу своей реформы разрушение общины.

Указ, положивший начало этому процессу, был принят правительством еще в 1906 г. В соответствии с ним выход из общины для всех желающих был максимально облегчен. Выходя из общины, каждый крестьянин мог требовать укрепления в личную собственность причитающейся ему части общинной земли. Более того — по желанию такого «укрепленца» эта земля, как правило, разделенная на разрозненные полоски, должна была быть сведена к одному месту.

К 1916 г. из общины выделилось 2,5 миллиона крестьян (22% всех крестьянских хозайств), причем более половины из них продали свою землю. Эта земля, как правило, скупалась все теми же «крепкими хозяевами», которые таким образом еще более улучшали свое положение.

На укрепление слоя зажиточных крестьян была направлена и деятельность Крестьянского банка. Этот банк был учрежден еще в 1882 г., однако, при Столыпине его деятельность значительно активизировалась. Он служил посредником между помещиками, желавшими продать свои земли, и крестьянами, желавшими их купить.

Если первые два направления аграрной политики Столыпина — разрушение общины и деятельность Крестьянского банка — должны были способствовать укреплению сельской буржуазии, то проблемы, связанные с сельской беднотой, Столыпин надеялся решить с помощью массового переселения. За счет этого процесса он рассчитывал, с одной стороны, ослабить земельный голод в центральных губерниях, с другой — переместить наиболее ожесточенную часть населения на окраины России, подальше от помещичьих имений.

Основная масса переселенцев отправлялась в Сибирь. Однако сам по себе процесс переселения и землеустройства был плохо организован.

Из трех с лишним миллионов переселенцев более пятисот тысяч (около 16%) предпочли вернуться в родные края. Откровенное пренебрежение власти к «слабым и голодным», проявленное в этом важном деле, еще больше ожесточили бедноту.

Не удалось Столыпину выполнить и свою главную задачу: расширить социальную опору власти за счет зажиточных хозяев. По мере того, как сельская буржуазия росла и крепла, росли и крепли ее аппетиты: удовлетворить их нищей общинной землей было невозможно. Кулаки мечтали прибрать к рукам землю своих главных конкурентов — помещиков и готовы были использовать с этой целью любые, в том числе и революционные, события, что и произошло в 1917 г. Найти компромиссное решение этой проблемы, которое, сохранив для государственной власти поддержку помещиков, привлекло бы к ней симпатии сельской буржуазии, Столыпину не удалось. Очевидно, это вообще была неразрешимая задача.

Новый революционный подъем

В 1911 г. Столыпин был убит в Киеве при загадочных обстоятельствах провокатором Д.Богровым. Но еще при жизни главы правительства становилось все яснее, что его политика, на время успокоившая Россию, не может предотвратить нового революционного взрыва.

Уже в 1910 г. после длительного спада началось заметное оживление забастовочного движения, которое еще больше усилилось в 1911 г. Те же процессы происходили в студенческом движении, в среде демократической интеллигенции. Мощным толчком, многократно усилившим революционные настроения в России, стали события на Ленских золотых приисках: здесь в 1912 г. вспыхнула мощная забастовка, завершившаяся мирным шествием рабочих «к начальству» со своими требованиями. Шествие было беспощадно расстреляно воинской командой. Ленский расстрел вызвал мощную волну стачек протеста, в которых участвовало более 300 тысяч человек. В том же 1912 г. начались волнения в армии и на флоте, наиболее серьезными из которых было восстание в Троицких лагерях под Ташкентом. Усиливалось национальное движение на окраинах — в Закавказье, Прибалтике, Царстве Польском. Страна была охвачена общенациональным кризисом, чреватым новой революцией. В таком безнадежно больном состоянии Россия в августе 1914 г. вступила в первую мировую войну.

6. Россия в первой мировой войне

После того, как попытка Столыпина выйти из кризиса путем компромиссных мер завершилась неудачей, новая революция в России стала неизбежной. Между тем все больше усложнялось и внешнеполитическое положение России.

В начале XX в. завершается консолидация двух блоков великих европейских держав, противостоящих друг другу.

Германия в тесном союзе с Австро-Венгрией и Италией ведет активную внешнюю политику на Балканах, Ближнем Востоке, в Северной Африке, успешно борется за господство на мировом рынке. В этих условиях Англия, долгое время придерживавшаяся политики нейтралитета, начинает сближаться с державами Антанты. В 1904 г. она заключает соглашение с Францией, в 1907 г. — с Россией. После конфликта, вызванного убийством в июне 1914 г. в г. Сараеве наследника австро-венгерского престола эрцгерцога Франца-Фердинанда и началась мировая война.

Начиная эту войну, все ее участники были уверены в том, что она не затянется. Державы Антанты рассчитывали быстро сломить врага, зажав его в тиски двумя фронтами: Западным и Восточным. В свою очередь, державы Тройственного союза, сознавая эту опасность, стремились разгромить противника поодиночке быстрыми, мощными ударами. Однако после первых месяцев войны стало ясно, что она принимает затяжной характер. Победа в этой войне, как в никакой другой, требовала крепкого тыла: мощной, реорганизованной на военный лад промышленности, хорошо налаженных транспортных средств и, главное, крепкого внутреннего мира и согласованной работы разных слоев населения в интересах фронта. В подобной войне у России, разъедаемой острейшими внутренними противоречиями, практически не было шансов на победу.

Правда, вступление России в войну поначалу привело к некоторой стабилизации внутриполитического положения. В IV Государственной думе за военные кредиты — т.е. за поддержку решения правительства вступить в войну — проголосовали все фракции за исключением большевистской (вскоре после этого депутаты-большевики были арестованы по обвинению в государственной измене, отданы под суд и сосланы в Сибирь на поселение). Лидеры буржуазной оппозиции выступили с лозунгом «внутреннего мира«, призывая россиян забыть на время войны о внутренних противоречиях и оказать максимальную поддержку власти во имя победы. При этом П.Н.Милюков, лидер кадетской фракции, сформулировал основную для русской буржуазии задачу России в этой войне: захват черноморских проливов.

Подобные настроения еще больше подогревались относительно успешным для России началом военных действий. Немецкие войска уже в первых числах августа нанесли мощный, хорошо подготовленный удар через Бельгию по Северной Франции, ставя своей задачей захватить Париж. Однако, к полной неожиданности для германского командования, русская армия уже в середине августа начала активные военные действия в Восточной Пруссии. 20 августа 1-ая армия под командованием генерала П.К.Ренненкампфа нанесла немцам серьезное поражение под Гумбиненом. В то же время с юга в Восточную Пруссию вторглась П-я армия под командованием генерала А.В.Самсонова, двигавшаяся на соединение с 1-ой. Все это заставило немецкое командование начать срочную переброску войск с Западного фронта на восток. Положение союзников России заметно облегчилось, и в битве на реке Марне им удалось отстоять Париж. Успехи же русских войск сменились неудачами. Армия Самсонова была окружена под Танненбергом и, не получив поддержки от Ренненкампфа, потерпела поражение. К середине сентября немцам удалось вытеснить из Восточной Пруссии и 1-ую армию.

Более внушительными и стабильными оказались достижения русских войск в Галиции. Нанеся ряд серьезных поражений австро-венграм, они заняли здесь Львов и блокировали сильную крепость Перемышль.

Боевые действия в 1915 г. Внутриполитическое положение в России

В 1915 г. положение России стало гораздо более сложным. Немецкое командование, кардинально изменив план ведения войны, на протяжении всей зимы 1914-1915 гг. перебрасывало войска на восток с целью разгрома России. В мае 1915 г. немецким и австрийским войскам удалось прорвать фронт в Галиции и вернуть Львов. В июле немцы начали активные действия в Польше и вынудили русскую армию оставить Варшаву. В августе немецкая армия перешла в наступление в Литве и заняла Вильно. Не получив никакой поддержки от союзников, русская армия была вынуждена оставить неприятелю обширные территории: Галицию, Польшу, Литву, часть Латвии и. Белоруссии. Техническая отсталость, плохая организация, слабость командования — в результате летней кампании 1915 г. все эти недостатки стали очевидны.

Соответственно изменилось положение и внутри страны. Оказав в начале войны поддержку царскому правительству, лидеры оппозиции рассчитывали на активное сотрудничество с ним. Отчасти эти надежды оправдались: вскоре после начала войны правительство разрешило создать на базе земств и городских дум Главный комитет по снабжению армии (распространенное название — «Земгор»). В 1915 г. были созданы военно-промышленные комитеты (ВПК) в разных сферах промышленного производства, которые должны были помочь власти реорганизовать его в интересах обороны государства. В эти комитеты вошли крупные предприниматели и банкиры, представители технической интеллигенции.

Однако, привлекая «общественность» к решению задач военного времени, правительство не собиралось делиться с ней властью. И Земгор и ВПК действовали под строгим надзором чиновников. Резко отрицательно относилась власть и ко всем попыткам Думы принять более активное участие в управлении страной.

Между тем поражения 1915 г. ясно показали, что царская власть не в силах довести войну до победного конца. Война же, проигранная неизбежно должна была привести к революционному взрыву. В этих условиях буржуазная оппозиция активизируется. Лозунг «внутреннего мира» сменяется лозунгом «патриотической тревоги«. В IV Думе кадеты, октябристы и представители ряда других оппозиционных фракций создают т.н. «Прогрессивный блок«. Своим главным требованием «Прогрессивный блок» выдвинул создание «правительства общественного доверия», которое пошло бы на активное сотрудничество с Думой.

1916 г. Германия и Автро-Венгрия начали активными военными действиями на Западе: немецкая армия вела ожесточенные атаки во Франции, под крепостью Верденом, австрийские войска поставили на грань полного разгрома Италию, изменившую Тройственному союзу и выступившую на стороне Антанты. Стремясь оказать поддержку союзникам и исправить положение на Восточном фронте, русское командование готовило здесь общее наступление. Однако организовать его удалось лишь в Галиции, где русская армия под командованием генерала А.А.Брусилова в июне 1916 г. совершила грандиозный прорыв: фронт противника был прорван на протяжении 350 км, на глубину до 120 км. В ходе двухнедельных боев австрийские и германские войска потеряли до 1,5 млн. человек.

Брусиловский прорыв, грозивший обернуться катастрофой для Австро-Венгрии, заставил ее начать массовую переброску войск на восток из Италии, а ее союзнику Германии — из Франции. В результате Италия была спасена от разгрома, а англо-французские войска получили благоприятную возможность для начала грандиозного наступления на реке Сомме. Что же касалось непосредственно Восточного фронта — здесь брусиловский прорыв желанных стратегических результатов не принес, оставшись лишь одним из самых ярких эпизодов первой мировой войны. У русской армии уже не было сил для общего наступления по всему фронту.

Общественно-кризис 1916 г.

С 1916 г. все более заметным фактором внутриполитической жизни России становится хозяйственная разруха. Катастрофически не хватало топлива и металла, промышленные предприятия все чаще срывали военные заказы. Железнодорожный транспорт не справлялся с эвакуацией населения, доставкой топлива, сырья, продовольствия. В крупных городах начались перебои с хлебом, мясом, сахаром и пр. На улицах появились длинные очереди.

Разруха ухудшала и без того тяжелое положение народных масс, подталкивая их ко все более активным формам протеста. В 1916 г. более чем в два раза по сравнению с 1915 г. возросло число участников забастовок. В деревне постоянные реквизиции хлеба, скота, лошадей вызывали массовые крестьянские волнения.

Особенно опасным для власти было антивоенное движение в армии и на флоте. Постоянно росло влияние большевиков — и в тылу, и на фронте. Еще осенью 1914 г. ЦК РСДРП под влиянием Ленина выдвинул лозунг «революционного пораженчества«: объявив войну несправедливой и грабительской со стороны всех ее участников, большевики призвали рабочих воюющих держав стремиться к поражению своих правительств.

Если в начале войны подобные лозунги не пользовались сколько-нибудь широкой поддержкой, то именно в 1916 г. они становятся более популярными. На отдельных участках Восточного фронта солдаты устанавливали перемирие с противником, отказывались подчиняться офицерам, идти в наступление и т.п.

7. Февральская революция 1917 г. Двоевластие

В начале 1917 г. это всеобщее недовольство властью приводит к революционному взрыву в столице России — Петрограде. К концу февраля более 80% петроградских рабочих было охвачено забастовкой. Невский проспект оказался заполненным демонстрациями, проходившими под красными флагами и лозунгами «Долой царя«. Все попытки командующего Петроградским военным округом генерала Хабалова навести порядок, не дали результата. 27 февраля солдаты запасных полков, расквартированных в Петрограде, стали переходить на сторону революции, 28 февраля Хабалов, полностью потерявший контроль над положением в столице, приказал последним защитникам старого строя сложить оружие.

Февральская революция в значительной степени носила стихийный характер. Однако в ходе ее возникли новые органы власти, которым предстояло переустраивать Россию. Утром 27 февраля члены Думы приняли решение о создании временного комитета во главе с председателем Думы М.В.Родзянко. Однако новорожденный Комитет не имел серьезной опоры в массах и вынужден был искать поддержку у другого органа, созданного революцией: Петроградского Совета рабочих депутатов. Первое заседание Петросовета состоялось вечером того же 27 февраля в том же Таврическом дворце — по соседству с залом, где заседала Дума. Выборы в Совет дали в нем заметное преимущество эсеро-меньшевистской интеллигенции. Председателем Петросовета был избран Н.С.Чхеидзе. Большевики оказались на вторых ролях.

Подобный состав Петросовета предопределил взаимоотношения этого органа, призванного выражать интересы пролетариата, с буржуазным Временным комитетом, а затем и Временным правительством. В соответствии со своими теоретическими установками эсеро-меньшевистские лидеры Петросовета считали, что после буржуазной революции власть должна перейти к буржуазии, что пролетариат просто не сумеет управлять огромной страной, особенно в условиях войны и хозяйственной разрухи. Исходя из этих соображений, большинство Совета не поддержало предложения большевиков о создании Временного революционного правительства самим Советом. На заседании 2 марта было принято решение о передаче власти буржуазии. Совет же, как предполагалось, должен контролировать действия буржуазного правительства с позиций защиты интересов рабочих. Однако, испытывая постоянный нажим со стороны народных масс, эсеро-меныпевистское руководство этого органа время от времени вынуждено было принимать куда более радикальные решения, чем ему хотелось бы. А это, в свою очередь, лишало свободы маневра буржуазных лидеров. Так, еще 28 февраля под давлением солдатских депутатов Совет принял знаменитый Приказ №1, вводивший в армии комитеты из выборных солдат и матросов, которые должны были контролировать деятельность офицеров, распоряжаться наличным оружием и т.п.

2 марта царь, осознавший свою неспособность справиться с революцией, отрекся от престола в пользу своего брата Михаила. Однако и Михаил не рискнул взять власть в свои руки: сколько-нибудь серьезных сил, способных выступить на защиту старого порядка вещей в те дни просто не существовало. 3 марта Михаил в свою очередь отрекся от престола. Самодержавно-монархический строй в России рухнул окончательно.

Формально власть перешла в руки Временного правительства — преемника Думского комитета, — главную роль, в котором играли ведущие деятели буржуазной оппозиции: Милюков, Гучков и пр. Однако на деле в стране сложилось внутренне противоречивая система управления — двоевластие, — при которой буржуазному временному правительству приходилось согласовывать свои действия с Петроградским советом рабочих и солдатских депутатов. Эти органы, выражавшие интересы столь различных слоев населения, конечно же, не могли мирно ужиться друг с другом: столкновение между ними было неизбежным.




Предыдущий:

Следующий: